Конец войны — это начало. Три факта о послевоенном восстановлении Украины

15 июня, 18:20
Цей матеріал також доступний українською

Все ждут, что с окончанием войны жизнь станет легче. Заработает бизнес, вернутся рабочие места, заработает инфраструктура. Так оно и будет, но, к сожалению, не сразу.

Послевоенное восстановление экономики — задача такая же трудная и болезненная для общества, как и ведение «горячей» войны. И конечный результат зависит не только от усилий самой Украины. Приведу кое-какие аргументы для иллюстрации.

Видео дня

1. Восстановление — это всегда долго

После Второй мировой войны вся экономика Германии лежала в руинах. Не хватало даже самого необходимого — еды и лекарств. Каждый день на вокзале в Лерте в Берлине умирало около 10 людей — от истощения, голода и болезней.

На довоенные показатели немецкая экономика вышла в 50-х годах, благодаря дотациям США и так называемому «немецкому экономическому чуду». Но чтобы полностью преодолеть последствия войны всей Европе, не только Германии, потребовалось около 20 лет.

Приведу другой пример, посвежее — война в Чечне. Первая длилась с 1994 по 1996 годы и окончилась провозглашением независимости Чеченской республики. Вторая война длилась с 1999 по 2000 гг, ее результатом стало вхождение территорий республики в состав РФ. Первая программа по восстановлению чеченской экономики действовала с 2002 по 2007 года. В ее рамках было выделено 41,5 млрд рублей. Вторая программа действовала с 2008 по 2012 года, в рамках которой было выделено 124 млрд рублей. Но, как мы знаем, Чечня и сейчас остается отсталым регионом на задворках российской империи.

Тут нужно сделать несколько оговорок: а) в середине прошлого века не было таких технологий, которые мы имеем сейчас, б) развитие экономики никогда не было сильной стороной и целью россии, поэтому ее «успехи» в Чечне нужно рассматривать с осторожностью.

Но все же история циклична, и она показывает, что послевоенное восстановление — это надолго. Не год и не два, как говорят некоторые наши политики. К этому нужно подготовиться хотя бы морально.

2. Темпы восстановления зависят от Запада

По последним подсчетам Минэкономики и Киевской школы экономики, убытки Украины от войны колеблются от $564 до 600 млрд. Сюда включено все — уничтоженные дороги и мосты, вокзалы и аэропорты, жилые дома и предприятия.

Для сравнения, украинский бюджет в 2021 году чуть превысил 40 миллиардов долларов. Объем российского бюджета составляет порядка 200−300 млрд долларов. То есть, даже если бы захотела, рф не способна профинансировать восстановление Украины. У нее просто не хватит денег.

Нужна победа Украины и огромные денежные вливания со стороны Запада и других заинтересованных сторон. Вопрос в том, в каких суммах, как долго и на каких условиях Запад будет финансировать послевоенное восстановление Украины. Если эта помощь будет оказываться такими же темпами, как поставки вооружений и введение нефтяного эмбарго — нам, опять же, придется надолго затягивать пояса.

Важное значение имеет и то, на какой ноте окончится война. Если текущая «горячая фаза» не окажется финальной, если конфликт действительно затянется до 2035 года, как прогнозировал советник президента Арестович, то многие крупные иностранные бизнесы просто не рискнут возвращаться в Украину, опасаясь рисков. Или вернутся, но лишь в отдельные регионы.

Пример тому — сеть ресторанов Макдональдс. В 2014 году она покинула не только оккупированный Донецк, но и Мариуполь. И в этот город Макдональдс так и не вернулся, несмотря на то, что 8 лет Мариуполь находился под контролем Украины и активно развивался, занимая лидирующие строчки в различных украинских рейтингах.

3. Всегда есть приоритеты

Советская власть на этапе послевоенного восстановления делала ставку на тяжелую промышленность и сельское хозяйство. Причем контроль над последним доходил до уровня коллективизации 30-х годов. В 1946—1947 годах в Украине вспыхнул голод, из-за засухи и принудительного изъятия урожая.

Германию, ту ее часть, что не попала под советское влияние, изначально хотели вовсе лишить промышленного комплекса и превратить в сельскохозяйственное государство. Этот план получил название «план Моргентау» благодаря фамилии одного из его создателей — министра финансов США Генри Моргентау.

Со временем в США поняли несостоятельность такой идеи, и план Моргентау заменили планом Маршалла, который предусматривал быстрое восстановление экономики Европы, уничтожение барьеров для торговли и ликвидацию коммунизма, в том числе — недопущение коммунистических сил в парламенты стран. Все это помогло создать ту Европу, которую мы знаем сейчас.

Какие же приоритеты выберет для себя Украина после этой войны? И какие приоритеты выберет для себя Запад? В насколько сильной Украине он заинтересован? Вот главные вопросы.

Сейчас очевидно одно — мнения в Европе разделились. Пока страны Балтии и Восточной Европы выступают за быстрое вступление Украины в ЕС, лидеры Германии и Франции говорят, что это — вопрос десятков лет. На Западе даже зазвучали откровенно пророссийские голоса, призывающие Украину отдать оккупированные территории России и вообще не ругаться с РФ, потому как ее не победить. И уже президент США Джо Байден сделал заявление о том, что «Америка не будет поставлять оружие, способное достичь территории России». А еще месяц назад госсекретарь Энтони Блинкен говорил, что Украина сама будет решать, переносить ли театр боевых действий со своей территории на российскую, а США поставят все необходимое для этого.

Все это говорит о том, что идет активный и невидимый нам дипломатический диалог. Закулисная борьба, если выражаться по-простому. Борьба тех, кто «за» Украину и «за» россию (или как минимум не против путинского режима). От того, какая из сторон возьмет верх в этой борьбе, сильно зависит и результат нынешней войны, и все послевоенное восстановление Украины. И не только Украины, кстати. Угроза со стороны РФ пробудила европейские страны, заставив их по-новому взглянуть на свое будущее. Итог этого — увеличение Европой расходов на оборону, заявления США об укреплении восточных флангов НАТО, намерение Финляндии и Швеции вступить в НАТО.

Какие украинские бизнесы будут в числе приоритетных при восстановлении

Ответ очевиден уже сейчас. До войны основными источниками дохода украинского бюджета, не считая ИТ-сегмент, была агросфера и тяжелая промышленность. В украинском зерне заинтересован и весь мир, поэтому очевидно, что эта сфера будет главной, тут Запад будет помогать максимально активно. Он и сейчас помогает, о чем говорят последние заявления Бориса Джонсона и других политиков, а также выдача Украине противокорабельных ракет, способных эффективно уничтожать российские суда в Черном море. Такие ракеты — залог того, что украинские порты будут разблокированы.

Приоритетным будет восстановления логистики и коммуникаций в пострадавших районах. Все это — основа для возобновления поставок и экспорта с Украины.

Энергетическая, финансовая и пищевая сферы также будут в числе первых на восстановление, поскольку от них зависит выживаемость государства. Тот факт, что наши банки вообще выстояли за время войны, — огромное достижение. Он показывает, что наша финансовая система окрепла с 2014 года и потрясений, какие были тогда, включая банкопад, уже не будет. Во многом благодаря этому, оставшийся в Украине бизнес смог выжить.

Учитывая масштабы разрушений, много вливаний ожидается в строительный бизнес и связанный с ним документооборот (изготовление техпаспортов БТИ, получение необходимых разрешений на строительные/восстановительные работы, подтверждение прав собственности на разрушенные объекты и так далее).

А вот способность государства поддержать внутреннюю торговлю и спрос/предложение, а также малый/средний бизнес и население в целом вызывает сомнения. Уже сейчас с этим заметны проблемы — выплаты задерживаются, денег не хватает, о чем, в том числе заявляла и министр социальной политики Марина Лазебная. Станет ли лучше, когда замолкнут пушки, пока неясно.

К сожалению, война, которая так объединила украинское общество, все же не помогла преодолеть и другую нашу проблему — коррупцию и хищение средств.

За два первых месяца войны мы с командой выявили несколько фактов вывода денег из крупных благотворительных фондов Украины. Суммарно мошенники, прикрываясь помощью военным и беженцам, смогли вывести $1,5 млн. Эти люди будут наказаны, уже открыты соответствующие уголовные дела и готовятся суды. Хочется верить, что таких случаев после войны в нашей стране больше не будет. Но это, как всегда, покажет только время.

Тут важно понимать и другое. Преодоление коррупции всегда было одним из условий Украине для получения помощи от Запада. Оно же будет ключевым и сейчас. Если украинские власти и олигархи после войны не смогут преодолеть коррупцию, если мы вернемся к тому состоянию дел, что было до 2022 года, то и темпы помощи от Запада будут соответственные.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X