Как служба в армии или как уход за тяжелобольным? Главное в работе на государство Украина

30 июля 2021, 11:41

К чему нужно быть готовым, если вы решили пойти в госсектор.

Осенью 2016 года я работал на престижной должности в частной бельгийской компании, жил с семьей в красивом доме под Брюсселем и наблюдал за происходящим в родной Украине как-бы со стороны. В один из дней, будучи в Брюсселе с визитом, к нам на ужин зашла Ольга Белькова, тогда депутат Верховной Рады.

Видео дня

Я хорошо запомнил часть нашего разговора, в котором Ольга сравнивала поход «в державу» со службой в армии. Она считала, что каждый состоявшийся и сознательный гражданин должен уделить хотя-бы год-два своей жизни работе на государство. Мол так, общими усилиями и малыми шагами можно изменить систему изнутри.

Тогда я воспринял ее слова достаточно скептически. И, конечно же, не мог представить, что через три года, в конце 2019, буду подавать свои документы на открытый конкурс по выбору руководителя одного из крупнейших предприятий концерна «Укроборонпром» -завода «Зоря"-"Машпроект» в Николаеве.

Конечно, в этом шаге я видел не только возможность помочь реформе госсектора, но и уникальный шанс изнутри изучить систему жизнедеятельности огромного промышленного объекта советской эпохи с десятитысячным коллективом — исключительно редкий кейс с точки зрения организационного развития.

Сейчас, после полутора лет руководства предприятием я готов поделиться своим опытом работы в госсекторе, который, возможно, будет интересен тем, кто всерьез задумывается о работе на государство.

Мотивация

Нужно четко понимать ради чего вы идете и не рассчитывать на адекватную обратную связь и, тем более, благодарность. Я бы даже больше сравнивал работу на государство не с армией, а с уходом за тяжелым пациентом, которому ваши действия причиняют боль и, как следствие, вызывают ненависть. Все сколько-нибудь значительные изменения болезненны. В обществе сегодня до сих пор держится стойкая уверенность, что изменения к лучшему могут быть приятными. Настоящими реформами популярности достичь сложно. Репутацию такой работой тоже улучшить вряд ли получится — с большой вероятностью вас обвинят в минимум двух из трех грехов украинского державника: коррупции, некомпетентности и работе на агрессора.

Хорошую мотивационную формулу вывел Роман Бондарь, мой коллега по концерну: нужно успеть нанести максимальную пользу пока мы здесь.

Система

Она существует. Это система коррупционных связей, пронизавших все сферы и институты государства. Она живет за счет коррупционных денежных потоков и противодействует всем попыткам их перекрыть, используя широкий арсенал инструментов, включающий подкуп, шантаж, дискредитацию, угрозы и т. п.

Сложность борьбы с системой заключается в том, что у нее нет головы или какого-то командного центра, это своего рода блокчейн-механизм, взаимодействующий с различными институтами и сферами жизни государства. Она быстро адаптируется под меняющуюся политическую конъюнктуру и интегрирует сколько угодно новых должностных или просто влиятельных лиц. Эта система родилась и выросла как заменитель действующих институтов государства после гибели СССР. И даже есть мнение, что без нее само государство в том виде, в котором мы его имеем сегодня, функционировать не сможет.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

На мой взгляд, не олигархия и не внешние враги являются сегодня главной угрозой суверенитета, а именно коррупционная система в своей финальной стадии, которая должна либо умереть и уступить место здоровым институтам, либо убить государство окончательно. Одна из основных задач государственного управленца — это минимизировать паразитическое влияние системы на сферу своего контроля. Будьте готовы к тому, что система будет сильно этому сопротивляться, применяя все доступные ей методы.

Лидерство

Как и в любом другом случае, принимая решение о работе, в первую очередь смотрите на личность руководителя, его репутацию и ценностные установки. С системой сложно бороться в одиночку, и без поддержки лидера эта борьба будет недолгой и не очень результативной. Именно лидер на своем уровне обеспечивает защиту команды от разъедающего воздействия коррумпированной системы на организацию. Это и ваша основная задача тоже. Для меня ориентиром стал Айварас Абрамавичус, который послужил таким щитом для своей команды, пока руководил концерном.

Команда

Ориентируйтесь на ценности. Сочетание профессиональных компетенций и честности достаточно редко, особенно на руководящем уровне. Если выбирать между профессиональными знаниями и коррупционной устойчивостью, я отдам предпочтение последней. Чем быстрее вы сможете собрать команду, которой вы можете доверять, тем больше шансов на достижение результата. И никогда ни под каким соусом нельзя брать в команду людей, навязываемых извне депутатами, министрами, заслуженными деятелями из прошлого и прочими заинтересованными лицами. Когда вам настойчиво рекомендуют сомнительного кандидата на одну из ключевых позиций, поверьте, вам не хотят помочь. Избегайте таких компромиссов любыми способами.

Стратегии

При том уровне последовательности у собственника, то есть государства, который мы наблюдаем у себя сегодня, смысла в долгосрочных стратегиях нет. Времени на долгое стратегирование тоже. Представьте себя доктором, перед вами пациент с очень запущенной опухолью. Его нужно срочно оперировать, остальными несмертельными недугами займетесь позже, если останется потребность. Сразу, как можно быстро и решительно нужно обрезать части организации, пораженные коррупцией. Даже если это значит увольнение компетентных специалистов или грамотных руководителей. Такая грамотность может стоить компании по 20−30% от выручки и ведет к обескровливанию всего организма.

Культура

Сложность борьбы с коррупционной системой заключается в том, что у нее нет головы или какого-то командного центра, это своего рода блокчейн-механизм, взаимодействующий с различными институтами и сферами жизни государства

Готовьтесь окунуться в совершенно иную организационную культуру, не характерную для здорового частного сектора, тем более западных компаний. Она эволюционировала из старой авторитарной системы, от которой остались очень заметные маркеры.

Это, например, очень трепетное отношение к иерархии, где человек на более высокой позиции автоматически считается более компетентным в любом вопросе, или абсолютное неуважение к времени подчиненных. Вести календарь более чем на неделю вперед просто не имеет смысла. Но даже при краткосрочном планировании приходится постоянно переносить встречи, поездки, менять приоритеты и запускать выполнение исключительно срочных и абсолютно бестолковых задач, прилетающих откуда-то сверху, которые теряют свою актуальность так же быстро, как и приобретают.

Еще одна характерная черта — ограничение и дробление важной информации, что не дает возможности людям на нижних уровнях иерархии сложить целостную картину происходящего в организации. В целом эту культуру можно охарактеризовать как культуру сверхнизкой эффективности, где процесс и видимость деятельности много важнее результата. Причем не надейтесь, что вы не станете ее носителем, хотя бы отчасти. Организационная культура — сильнейшая штука. А как ее поменять — только постепенно и только своим примером.

Деньги

«В державу» идти предпочтительней, когда у вас есть достаточный уровень сбережений, либо семья имеет альтернативный источник дохода. Если вы имеете влияние на экономически значимые решения, вам будут предлагать деньги, совместный бизнес, приглашать порыбачить на тунца и т. п. Такому влиянию легче противостоять, когда семья обеспечена на комфортном уровне. Вам также нужно будет оставаться независимым в случае, если государство передумает вам платить, или решит платить значительно меньше чем вы договорились, как это произошло под флагом борьбы с эпидемией весной 2020 года.

Уверен, что основными идеологами ковидных ограничений выплат руководителям и членам наблюдательных советов госкомпаний в 2020 году стали как раз бенефициары системы, чтобы сделать работу на государство менее привлекательной для тех, кто живет на зарплату. Либо, чтоб стали более сговорчивыми те, для кого ее уровень критичен даже в краткосрочной перспективе. Очень любопытно, что такие меры нашли широкую поддержку у массового избирателя. Зарплаты руководителей госкомпаний — большая отдельная тема, на которой не хочу здесь останавливаться надолго.

Семья

Здесь тоже понадобится определенная гибкость. Поскольку к личному времени подчиненных уважения нет также как и к рабочему, будьте готовы сорваться из отпуска ради визита какого-нибудь высокого чиновника, или быстро откорректировать планы на вечер и выходные. Для семьи ваша госслужба прибавит стресса, и нужно заручиться поддержкой близких заранее.

Финансовые показатели

Сколько-нибудь экономически интересный государственный актив автоматически считается стратегическим. Такие активы интересны широкому кругу стейкхолдеров: частных и публичных. Каждый из них пытается усилить свое влияние на управление активом для достижения своих коммерческих или политических целей. Это основное отличие от предприятия в частной собственности. Там основная задача руководителя — повышать долгосрочную ценность бизнеса, а в госсекторе — работать с сиюминутными запросами стейкхолдеров за счет ресурсов компании. Это два противоположных направления движения.

В госсекторе собственник очень редко говорит об EBITDA, в то время как в частном бизнесе этот показатель является одним из важнейших. Государство обращает внимание на чистую прибыль — она должна быть положительной и желательно меньшей чем 50 миллионов гривен, иначе финансовый план должен утверждаться Кабинетом Министров, а это процесс, который может длиться месяцами и парализовать деятельность предприятия. Очень внимательно, особенно в годы выборов, следят за уровнем задолженности по зарплатам и возможными сокращениями. Объемы внешних заимствований собственника интересуют не так сильно, пока финансирование доступно.

Риски

Еще один очень важный момент. Частный бизнес живет по принципу: «все, что не запрещено, разрешено». Это значит, что собственник, или уполномоченный им руководитель в поиске новых возможностей может идти на определенные риски, чтобы обеспечить необходимый уровень инноваций и развития, и все отдают себе отчет в том, что некоторые проекты могут быть неудачными.

Госкомпания живет по принципу: «все, что не разрешено, запрещено». Любой риск может расцениваться как нанесение ущерба предприятию. Представители всех контролирующих, силовых и антикоррупционных органов захотят услышать ваше объяснение, если появится возможность придраться хоть к чему-то. Это самый тяжелый тормоз для инноваций, который только можно изобрести. В принципе, государственная машина имеет в своем арсенале столько ограничений на любое действие руководителя, что поле для маневров сужается до минимума. Мустафа Найем в одном из своих постов удачно назвал это «игрой без мяча». В общем, готовьтесь работать в среде с максимальной перестраховкой и минимальным аппетитом к рискам.

Люди

В государственных организациях сегодня работает огромное количество компетентных, порядочных и ответственных людей. Они болеют за свое дело, болеют за свою страну и готовы на сверх усилия, если появляется надежда на реальное улучшение. Коллектив «Зоря» -«Машпроект» произвел на меня неизгладимое впечатление и я безмерно благодарен своим уже бывшим коллегам за их поддержку и усилия во время нашей общей работы.

Да, постепенно люди уходят из госсектора, но кто-то остается, приходят новые, в общем, работать есть с кем. Возможно, вы не встретите много «трендовой» молодежи, но работать есть кому. И не нужно списывать со счетов людей за 50 или 60. И у этих людей есть прекрасные идеи и желание их воплощать в жизнь. Их просто нужно услышать и обеспечить необходимым. Вообще, уважительное отношение к людям содержит в себе огромный ресурс для развития госсектора. Уйдя от парадигмы «я — начальник, ты — дурак», слушая и поощряя хорошие идеи вы можете очень быстро достичь позитивных результатов.

Так все-таки, идти или нет?

Я сегодня нисколько не жалею о своем выборе и, пожалуй, сегодня готов согласиться с Ольгой Бельковой в том, что каждый из нас должен поучаствовать в строительстве нашего государства. Никто не сможет реформировать нашу страну лучше нас самих. А вот как долго этим заниматься — совсем другой вопрос. Этот опыт не должен привести к деформации личности или подорвать здоровье. Кто-то решает надолго связать свою дальнейшую жизнь с «армией», а для кого-то она остаётся ярким воспоминанием с множеством анекдотов. Удачи.

Показать ещё новости
Радіо NV
X