Президенту и аграриям нужен грамотный коммуникатор

4 октября 2019, 15:00

Проблемы земельной реформы, которые уже стали очевидны

Последняя встреча Зеленского с представителями аграрного сектора показала, что, если власти не удастся грамотно выстроить диалог с фермерами, земельная реформа может столкнуться не только с массовыми протестами аграриев, но и волной неодобрения обычными гражданами. Параллельно, резкое снижение рейтингов Зе-Команды может забрать у них мандат на проведение критически важных для Украины реформ, и мы прибавим еще 5 лет к нашему разрыву с Западом.

Видео дня

Напомню, точкой развития конфликта аграриев с властью стало первое заявление премьер-министра относительно будущего формата земельной реформы. А именно, допуск нерезидентов к нашему рынку земли. Действительно, допуск косвенный — через открытие в Украине юридического лица. То есть, такая компания будет полностью в рамках украинского нормативно-правового поля. Также, для более жесткого контроля за концентрацией, параллельно к существующим антимонопольным нормам, были предусмотрены и ограничения по максимальному объему выкупленного земельного банка: 0,5% страны (210 тыс. га) и 15% области.

Но в ответ аграрии лишь начали кампанию «нет продаже земли иностранцам». А после того, как Зеленский публично поддержал премьера — и вовсе начали перекрывать ключевые автомагистрали Украины.

Корректно ли обвинять протестующих аграриев в неконструктивной позиции, как это сделали многие профильные эксперты?

Во-первых, это только еще сильнее разжигает конфликт власти с аграриями. Нужен ли он сегодня президенту или премьеру на фоне нарастания их конфликта с Парламентом? Вопрос риторический. Во-вторых, каждый из возмущенных аграриев — это владелец фермы, который обрабатывает землю, производит аграрную продукцию, создает рабочие места для своих односельчан и суммарно обеспечивает до 40% товарного экспорта. Очевидно, позиция аграриев при формировании концепции земельной реформы — не может быть не рассмотрена.

На самом деле, нет никакой проблемы в иностранцах или отечественных агрохолдингах. Есть риск фермеров — не выкупить землю, которая сегодня находится у них в обработке

На самом деле, нет никакой проблемы в иностранцах или отечественных агрохолдингах. Есть риск фермеров — не выкупить землю, которая сегодня находится у них в обработке.

К слову, я вовсе не разделяю популярный тезис, что фермеры заинтересованы в продлении моратория, как инструменте недоплачивать владельцам паев. Поинтересуйтесь средней стоимостью аренды: за последние три года она выросла в определенных областях до $150 за гектар, а в среднем по стране — до $100-$110. Если говорить про аренду госземель, то средневзвешенная ставка за 2018-ый год выросла до 20%. Да, в Европейском союзе, где 60−80% доходов фермеров формируется за счет госдотаций — арендные выплаты все еще выше. Но и Украина не готова выделять $200-$300 чистой поддержки фермерам на один гектар. Как ориентир земельной политики — это путь в никуда.

С другой стороны, важно понимать, что более половины обрабатывающихся земель — сейчас находится в аренде. И суммарно, на предприятия с более чем 10 тыс. га (то есть, агрохолдинги) приходится лишь 18% земельного банка. Таким образом, малые и средние фермеры, арендующие сегодня до 10−11 млн га, при открытии рынка оказываются под риском потерять свою землю, а соответственно и весь бизнес. При этом, будем откровенны, у многих из арендаторов не подписаны договора аренды, а у тех, которые их таки подписали — минимальные шансы отстоять свое право пользования землей после смены собственника.

Поэтому, я бы не говорил исключительно о рисках фермеров потерять свою землю при отмене моратория. Учитывая их количество — это проблема сохранения макростабильности всей страны. Соответственно, задача правительства состоит в том, чтобы обеспечить фермерам доступное финансирование под выкуп земли.

Могут ли фермеры найти ресурсы самостоятельно без участия государства

Кредитный портфель АПК сейчас составляет всего 65 млрд грн или 8% от общего корпоративного портфеля банковской системы. Само соотношение кредитов к ВВП при этом не прекращает снижаться с 2013 года и уже одно из самых низких в мире — 35%. Нельзя не поднять и вопрос стоимости кредитования: эффективная ставка для аграрной компании сегодня колеблется в пределах 23−25%. Констатируя, кредитных ресурсов у банков — почти нет, а те, что есть запредельно дорогие.

Хватил ли средств из программы агродотаций

Исходя из предварительных заявлений министра финансов, 4,4 млрд грн бюджета агродотаций будет направлено на компенсацию ставок и взнос в капитал организации по гарантированию кредитов. Предполагается, что в данную организацию удастся привлечь международных партнеров, а сама ее деятельность — упростит процесс получения кредитов. К слову, есть вопросы относительно механизмов и стимулов привлечения МФО: как обеспечить достаточную рентабельность данного агентства (на каких условиях их привлечь?), как работать с возникшими в будущем проблемными заемщиками? какие банки будут партнерами данного агентства? каковой будет достаточность его капитала? Если мы говорим о компетентном диалоге, все эти вопросы требуют конкретных ответов. Существенные вопросы есть и к достаточности агробюджета в 4,4 млрд грн. При ставке в 25%, полностью покрыть удастся только 17,6 млрд грн кредитов, что эквивалентно всего 350 тыс. га.

Есть ли альтернатива, которая обезопасит аграриев достаточным финансовым ресурсом

Отличительная характеристика аграрной отрасли в том, что она почти не подвержена валютным рискам. К примеру, 60% собираемого урожая зерновых — уходит на экспорт; соответственно внутренние цены равны экспортному паритету. Аналогичная ситуация и по большинству подотраслей АПК. Таким образом, кроме дороговизны процедуры андеррайтинга и роуд-шоу — нет причин по которым средние фермеры должны привлекать ресурсы на международном рынке дороже лидеров индустрии. Напомню, ставка последнего размещения еврооблигаций МХП в 2018-ом году составляла всего 6,95%.

Сделаем предположение, что Министерство экономики одобрит находящемуся в пуле его управления госпредприятию финансовый план на размещение еврооблигаций на сумму в $1−1,5 млрд под кредитование аграриев. Суммарно с административными расходами, это обеспечило бы необходимый в первые 2−3 года кредитный ресурс по приемлемой ставке в 10−12% годовых в национальной валюте (по форвардам с поставкой зерновых, к примеру). И именно для данных 10−12% - мог бы сыграть значимую роль бюджет агродотаций и предполагаемые компенсации.

Кто? Теоретически, такую роль может взять на себя Государственная зерновая компания, Аграрный фонд или новое госагентство. Кто выиграет при таком сценарии? Во-первых, малые и средние фермеры, которые получат возможность выкупить необходимые им земельные участки и рассчитаться будущим урожаем. Это нивелирует риски провалов АПК в первый год открытия рынка и оттока населения, как результата краткосрочного роста безработицы в сельском хозяйстве. Во-вторых, Кабинет министров, парламент и президент не только не ослабят, но и существенно укрепят свой мандат на проведение реформ. В-третьих, владельцы паев смогут продать свою землю значительно дороже, если мы обеспечим насыщенность рынка финансовым ресурсом.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X