Китайский тигр подкрадывается

21 ноября 2020, 11:30

Как Украине учесть свои евроинтеграционные интересы и не обрести новых врагов.

Этим летом в украинских медиа несколько раз прозвучала информация от официальных лиц на уровне правительства, что сотрудничество с Китаем интересно и, в некоторых аспектах приоритетно для развития украинской экономики. Совершенно очевидно, что речь шла о присоединении Украины к китайской инициативе «Один пояс, один путь». С моей точки зрения, к такому сотрудничеству надо относиться осторожно, и не только потому, что, как аргументирует латвийский исследователь Янис Ейхманис, Китай никогда не придерживается стратегии «win-win» на практике, играя только в свою сторону.

Видео дня

Например, в торговле с ЕС Китай делает акцент на том, что в ЕС хочет закупать агропродовольственные товары, а взамен им предлагает собственные товары с высокой добавленной стоимостью. Если Китай так «выгодно» торгует с одним из крупнейших мировых рынков, то можно только предположить, где будет Украина через два-три года торговой «любви» с Поднебесной. В нашем конкретном случае это новая геостратегическая игра, которая происходит на территории почти недееспособной международной системы, которую когда-то смастерили в Ялте. В такой ситуации неправильные решения и заявления со стороны Украины могут стоить ей стратегического партнерства с ЕС и США.

Зарождение нового китайского подхода

В 2012 году премьер Китая Вэнь Цзябао приехал в Республику Польшу представить идею 16+1, куда пригласил лидеров 16 стран европейского центра и востока и предложил им инклюзивные рамки сотрудничества. ЕС не обратил на это внимания, хотя это событие произошло на его территории. В том же году появилась концепция китайского философа Ванг Йизи, суть которой можно было сразу увидеть в названии «March West», или «Маршировать на запад». Как отметил преподаватель международных отношений Таллинского технического университета Влад Вернигора, такой подход оказался геостратегическим. «Марш» на запад для Китая значительно проще, так как на востоке сразу встретятся Япония, Соединенные Штаты, Тайвань и страны АСЕАН со всеми нерешенными проблемами. К такой встрече Китай еще не готов.

В 2012—2013 гг. философская платформа приобрела реальные очертания на практике. В ноябре 2012 Си Цзиньпин стал генеральным секретарем КПК, а через четыре месяца — президентом Китая. Выступив с речью о «Китайской мечте» (для китайцев) и объявив концепцию «Одни пояс, один путь» (для остального мира), президент Си сыграл по-взрослому ва-банк, объединив почти все внешнеполитические направления своей страны (кроме отношений с США) в одно целое, подчиняя новой инициативе развитие инфраструктурного сотрудничества с Кавказом, Средней Азией, Балтийским регионом, Пакистаном, Африкой (открыто) и Евросоюзом, Россией и странами АСЕАН (латентно-спекулятивным образом). В случае успешного запуска Инициативы «Пояс и Путь», Китай получит свою собственную международную систему, не говоря о том, что торговать через Северо-Китайское море станет просто невыгодно, и проблемы с Индией, Вьетнамом и Тайванем могут найти самые простые решения. С Америкой же планируют договориться.

Китайская история с ЕС

Начиная с 2012 года Китай настойчиво тестировал свои инициативы в Европе и следил за реакцией на них ЕС. В свое время — это произошло в 2013 году — две стороны подписали важный документ о стратегическом сотрудничестве, однако там еще не было ни одного упоминания ни об «Один пояс, один путь», ни об инициативе 16+1. Тогда об этом было еще рано говорить, а теперь не было бы поздно. Документ о стратегическом партнерстве действует до конца 2020 года, и новое соглашение должно уже быть подписано, если бы не эпидемия, Трамп и некоторые другие факторы, которые ЕС в конце концов рассмотрел. За время с 2012 года Китай геостратегически «зашел» одновременно в три различные стратегические зоны ЕС: Балтику, Адриатику и Дунайский регион, расширив географические рамки до 17+1 за счет Греции. Очень интересно также, что 15 членов этой субинициативы — это члены НАТО. В такой ситуации, имея в виду отношения между стратегическими партнерами, Китаю и Евросоюзу не мешало бы провести консультацию между собой, но не случилось.

Невероятные и быстрые китайские инвестиции в глобальную инициативу «Пояс и Путь» очень соблазнительны. В странах Балтии до сих пор не могут построить «Rail Baltica» — 870 километров железной дороги, которая сочетала бы Эстонию, Латвию и Литву с другими европейскими транспортными коридорами. За последние десять лет, китайская государственная компания China Railway Corp проложила более 25 тыс. километров скоростного пути, и это примерно две трети от общего количества такого рода железных дорог в мире.

Со стороны ЕС, некоторые жесткие заявления в отношении Китая появились только в этом году, во время пандемии. Именно тогда ЕС ввел санкции против китайской компании и двух граждан Китая за кибератаки. С 2020, в ЕС действует законодательство, которое вводит определенные ограничения для инвестиций в ЕС со стороны Китая. Это связано с тем, что китайский бизнес имел привычку скупать целые отраслевые сегменты и затем переводить производство в Китай. Новая (но не такая уж и новая) Европейская Комиссия до конца года должна рассказать о своих идеях по поводу продления стратегического партнерства с Поднебесной.

Украина

До недавнего времени Китай не планировал геостратегически «заходить» на территорию Украины, ведь считал, что она находится в зоне интересов России. Однако, в июле этого года, уполномоченная китайская делегация встречалась с украинским вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольгой Стефанишиной, которая отметила, что для ведения торговли, Китай становится все более привлекательным для Украины. Инициатива «Один пояс, один путь», к которой, как оказалось, Украина присоединилась еще в декабре 2017 года, рамочная кооперация в Комиссии по сотрудничеству между правительствами Китая и Украины, а затем «замаячил» Мотор-Сич. Все это прямо указывает на то, что Украина — не Россия уже и для Китая. Что это значит для нашей страны?

1. К нам начинает заходить очень сложный и сильный партнер, который, скорее всего, уже хорошо изучил Украину и красиво предусматривает, что она может сказать Поднебесной, когда сядут за стол переговоров.

2. Очень скоро в Украину из Китая поступит предложение, от которого будет сложно отказаться. Ирония именно в том, что Нью-Васюки могут и впрямь появиться по всей Украине, особенно там, где уже лет 50 не делали дорог. Но Китай будет настаивать на своих работниках, правах собственности, жестких условиях по дешевым кредитам, которые мы никогда не отдадим вовремя.

Какую линию поведения следует выбрать Украине в сотрудничестве с Китаем?

1. В первую очередь нам сразу нужно вспоминать о ЕС и о том, что у нас есть Соглашение об Ассоциации. Украине нужно дождаться момента, когда ЕС будет готов подписать с Китаем новое соглашение о стратегическом партнерстве и договориться с ЕС о «нормативном присутствии» Украины в той сделке.

2. Не стоит забывать о США. Единственная страна, которую геостратегически уважает Китай — это Соединенные Штаты. Сейчас любые наши неосмотрительные шаги и заявления в сторону Китая могут быть крайне негативно расценены американской стороной. США — это абсолютно стабильное непризнание Крыма российским, давление на ЕС относительно Северного Потока-2, и финансовая поддержка Украины и армии.

3. С Китаем можно разговаривать, потому что Китай любит вести диалог. Например, можно спросить, почему Китай воздержался во время того самого голосования в Генеральной Ассамблее ООН относительно Крыма. Сравнение Китая с Венесуэлой в таком контексте предоставит Украине несколько козырных карт сразу.

4. Инфраструктурные проекты? Пожалуйста! Но у нас есть свои, украинские рабочие. Также необходимо требовать учитывать европейские экологические условия во время строительства.

5. Украине стоит поднять вопрос публичного осуждения России за аннексию Крыма и войну на востоке Украины.

Нам не нужно бояться Поднебесной, но также не надо выглядеть аматорами в общении.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X