Проскочить не получится. Как Китай побеждает коронавирус и что может помочь в борьбе всем нам

21 марта 2020, 11:00

Экономисты говорят о том, что следующий за коронавирусом экономический кризис страшнее самой эпидемии. И это правда. Особенно, если страны будут продолжать внедрять полумеры, надеясь «проскочить»

После долгих трёх месяцев борьбы, в Китае не зарегистрировано ни одного местного случая заражения коронавирусной инфекцией состоянием на 18 марта 2020 года. Наконец эпидемия подавлена и в самом её эпицентре — городе Ухань. Вместе с тем, Китай сталкивается с новой угрозой — завезённые из других стран случаи заражения. Так, за один день 18 марта, зафиксировано 34 случая инфекции у новоприбывших в Китай граждан, находящихся на обсервации.

Видео дня

Не будет преувеличением сказать, что на сегодня Китай является одним из наиболее безопасных мест на земле, где более чем 1,5 миллиарда человек, как через стеклянный экран, наблюдают за развитием ситуации в мире. Кто бы мог подумать, как быстро ситуация изменится с точностью до наоборот.

Как человек, находящийся в эпицентре событий в Китае, автор имел возможность воочию убедиться в том, насколько слаженно отреагировало китайское общество на беспрецендентный вызов и как необыкновенно быстро подавило эпидемию. Для сравнения приведу только один пример — на борьбу с эпидемией атипичной пневмонией SARS было потрачено порядка шести месяцев с декабря 2002 по июнь 2003. В этот раз Китай справился за три с половиной месяца.

Однако и это не всё. Если мы посмотрим на регионы Китая, каждый из которых насчитывает десятки и даже сотни миллионов жителей, то мы увидим, что для подавления эпидемии в большинстве регионов понадобилось всего несколько недель. Для примера хотелось бы привести данные из трех наиболее пострадавших регионов за пределами эпицентра эпидемии, провинции Хубей.

Речь пойдет о провинциях Гуандун (1378 подтверждённых случаев), Чжезцян (1233 подтверждённых случаев) и Хэнань (1273 подтверждённых случаев). Если мы рассмотрим графики роста количества подтвержденных случаев в этих регионах, то можем отчётливо увидеть, что вирус отступил в течение всего нескольких недель (с 25 января по 8 февраля), а вовсе не нескольких месяцев. Графики заболеваемости во всех трех провинциях удивительно похожи. И это не простое совпадение. К середине февраля в большинстве регионов были только небольшие очаги, которые совершенно очевидно угасали. И если в перечисленных наиболее пострадавших регионах речь шла о более чем тысчи инфицированных, то в других провинциях количество заболевших насчитывало всего лишь сотни. Таким образом, когда весь мир сочувственно смотрел на нас, находящихся в Китае, где-то в середине февраля, мы уже понимали, что худшее позади.

Наверное, сегодня многие хотят понять, как этого удалось добиться? Ответов несколько.

Во-первых, стратегия по борьбе была чётко озвучена и неукоснительно соблюдалась в течение всей пандемии. Стратегия была озвучена главным советником правительства г-ном Чжун Наншань — 14-дневный карантин. «Если человек болен, болезнь проявит себя в течение 14 дней, в противном случае человек не болен», — неустанно повторял один из самых почитаемых на сегодня людей в Китае, которому, к слову, исполнилось уже 85 лет и который когда-то принимал участие в подавлении SARS. Карантинная доктрина Чжун Наншаня стала своебразной мантрой в Китае. Карантин во всех возможных формах, для всех сразу и для каждого в отдельности. Карантин для всех выражался в форме добровольного ограничения покидания дома.

Важно отметить, что такое ограничение не было обязательным нигде, кроме эпицентра эпидемии, провинции Хубей, однако люди добровольно отказывались от необязательных выходов из дома. Благо, бизнес много где пошёл на встречу сотрудникам, переведя огромное количество профессий на режим удалённой работы.

Индивидуальные формы карантина применялись в разных формах и имели уже обязательный характер. Так, 14-дневная самоизоляция была предписана людям, совершившим переезд из одного города в другой, обязательно изолировались и продолжают изолироваться люди, контактировавшие с зараженными. В случае обнаружения заболевания в многоквартирном доме, под 14-дневную изоляцию попадали все жители блока. Отдельно стоит сказать о тотальной изоляции, которая была введена в эпицентре эпидемии, провинции Хубей, где люди оказались изолированы в своих домах практически бессрочно. Таким образом, формы изоляции были и остаются разными и зависят от региона.

Во-вторых, тотальный мониторинг и учёт заболеваемости. Китай в течение нескольких недель расшифровал генетический код и разработал тест-системы, которые были переданы для производства пяти или шести компаниям, которые начали массовое производство уже в середине января 2020. Далее количество производителей тест-систем превысило несколько десятков. Примечательно, что из них всего менее десяти зарегистрировали свои диагностические системы в Китае, а остальные предпочли переориентироваться на международные рынки, где спрос оказался значительно большим.

Имея на вооружении тест-системы, Китай поставил под жёсткий контроль мониторинг всех случаев заболевания. Каждый контактировавший с зараженным отыскивался и изолировался. Почти ежедневно происходила рассылка с информацией о поиске людей, которые находились в таком-то месте, где пребывал заболевший до подтверждения заражения. Подтверждение заболевания имело чёткий протокол — два теста в течение нескольких дней (такой же принцип использовался для подтверждения выздоровления).

В-третьих, полная гласность, отсутствие паники, поддержка государства. С первых недель января все официальные органы на местах ежедневно рапортуют об эпидемиологической ситуации. Специальные мобильные приложения мониторят ситуацию и предоставляют полную ежедневную статистику в виде графиков и таблиц. Кто, где, когда и почему заболел — общество получает полную и исчерпывающую информацию. Отсутствие паники и доверие к власти являлось ключевым фактором соблюдения карантинных норм. Именно благодаря такой подробной информации об угасании эпидемии можно было судить уже во второй половине февраля.

Наконец, с самого начала эпидемии было объявлено о безоплатном лечении всех заболевших коронавирусом. Такая инициатива, очевидно, сыграла большую роль в том, что люди своевременно обращались за помощью.

Ну и наконец, четвёртое, ношение масок. Пародоксально, но этот вопрос постоянно вызывал и вызывает раздоры на Западе, в то время как в Китае с первых дней ношение маски стало всеобщей практикой. Можно или нет заразиться при ношении маски — вопрос вторичный. Главное, что тотальное и 100% ношение масок позволяет уменьшить распространение вируса от тех, кто уже инфицирован, но ещё этого не осознал. В этой связи, автору вспоминается пост его друга в социальной сети, который писал: «Если ты не носишь маску, ты потенциальный убийца. Не важно, знал ты о том, что инфицирован или нет. Ты никогда не можешь быть уверен».

Сегодня многие говорят, что так называемые демократические общества не готовы к таким жертвам, которые принёс Китай. Но если мы разберёмся по существу, то быстрыми и слаженными действиями, Китай свёл свои потери к минимуму. Как видим, большинство регионов в сущности не пострадало от эпидемии, отделавшись лишь лёгким испугом.

Пример Южной Кореи, которая также рекордными темпами идет на поправку, и которая не отличается жесткостью политического режима говорит о том, что пример Китая можно и нужно использовать.

Также хочется привести пример островка благополучия в пораженной эпидемией Италии — городка Во Эуганео. Этот населенный пункт, расположенный недалеко от Венеции, стал одним из первых кластеров распространения коронавирусной инфекции в Италии и зафиксировал первую смерть от этого заболевания 21 февраля 2020 года. В качестве метода борьбы, местные власти осуществили полный скрининг и изоляцию всех 3 330 жителей города. Коронавирусная инфекция была обнаружена у 3% жителей, половина из которых не демонстрировала никаких симптомов. После изоляции заболевших, повторный скрининг через две недели показал наличие вируса у 0.25% населения, которых дополнительно изолировали. Город полностью поборол коронавирусную инфекцию и не имеет новых зарегистрированных случаев с 12 марта 2020.

К сожалению, время играет не на пользу странам за «стеклянным экраном». В отличие от Китая, который решительно «отрезал» один регион, для спасения остальных частей страны, в других государствах реакция недостаточно быстрая для того, чтобы идентифицировать и локализировать очаги. Италия первой решилась на меры, сопоставимые с теми, которые были приняты в Китае. И надежды мира направлены именно на эту страну, эпидемиологическая ситуация которой определит будущее борьбы с вирусом в Европе.

Несмотря на двухмесячную отсрочку, которую Китай предоставил остальному миру, почти все страны оказались решительно не подготовлены материально для того, чтобы использовать скрининг быстрого поиска и локализации очагов заражения. Огромной проблемой является отрицание некоторыми странами общего подхода к решению проблемы коронавируса. Так, первоначальная позиция Великобритании заразить вирусом всё население для выработки группового иммунитета не может вызывать ничего, кроме удивления. Такое поведение напоминает демарш одной квартиры, жители которой решили переболеть коронавирусом в многоквартирном доме. Отсутствие общего ответа, разная скорость реализации мер по борьбе с коронавирусом в рамках единого экономического пространства Европы, может привести только к углублению кризиса и удлиняет время решение проблемы.

Многие экономисты говорят о том, что следующий за коронавирусом экономический кризис страшнее самой эпидемии. С этим невозможно не согласиться. Особенно, если страны будут продолжать внедрять полумеры, надеясь «проскочить». Глядя на мировую карту заражения вирусом covid19 становится понятно, что «проскочить» не получится.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X