Несколько слов в защиту отечественного производителя

0 комментировать
Или почему не правы критики государственной поддержки бизнеса

Недавно в своём блоге «Что плохого в защите национального производителя» экс-министр экономики Павел Шеремета объектом критики избрал ... числительное. В упомянутой теме его смутила поддержка производителя как определенной единицы, а не всего бизнеса. Мол, государственная «поддержка» заканчивается избранием одного производителя в отрасли, которому предоставляется почти монопольный статус.

Прекрасно отношусь к Павла Шеремете как спикеру, лектору и человеку, но это чистой воды терминологическая “вкусовщина”. По такой логике, «Хельсинский союз по правам человека» и Европейский суд по правам человека защищают конкретного человека, а не всех людей. Или еще лучше – журнал «Здоровье женщины» исследует состояние и риски для здоровья конкретной женщины. «Защита национального производителя» - это не одно предприятие, а в целом о создании благоприятных для условий хозяйствования на территории отдельной страны. Например, ЕС, опыт которого часто приводит экс-министр, не чурается поддержки не только целых секторов экономики (например, сельского хозяйства в рамках Единой коммунитарной сельскохозяйственной политики ЕС), но и отдельно взятого производителя. Например, – Airbus. Конечно, американский конкурент Boeing отмечает этот факт бесконечными жалобами в ВТО, однако такой пинг-понг на арене мирового торгового клуба – обычное дело.

Цитируя Френсиса Фукуяму в поддержку позиции относительно уничтожения роли государства в определении стратегических приоритетов развития, господин Шеремета предостерегает, что такая поддержка избранных производителей или отраслей не способна обеспечить Украине сингапурский успех. Впрочем, при этом он сознательно скрывает, или по причине незнания не учитывает, что в Сингапуре государство постоянно расширяло свои функции именно в определении и стимулировании приоритетных направлений в течение десятков лет. И продолжает это делать сегодня.

Если коротко, то в этой стране ситуация складывалась следующим образом. Первый этап (1965-1972) – создание преференциальных зон для экспорта, что сопровождалось поощрением инвестиций в трудоемкое производство. Это и понятно – приоритет отдавался преодолению безработицы в бывшей колонии, которая с выходом британцев потеряла обслуживание их бизнеса. Второй этап (1972-1979) предусматривал специализацию производства на более капиталоемких товарах, что в свою очередь стимулировало спрос на квалифицированных работников. Особенностью третьей фазы (1979-1985) стала экономическая реструктуризация и переориентация на высокодоходное производство, что способствовало эффективному размещению инвестиций и совпало с началом бума вывода производств за пределы развитого Запада. Поэтому инвестиции и рост заработной платы произошли не сами по себе или по воле невидимой руки рынка, а как результат вполне логичной, на мой взгляд, стратегии выбора экономической политики и приоритетов. Государство институционально сформировало все условия для конкурентоспособности экспортоориентированных отраслей экономики. То, что страна оставалась авторитарной с точки зрения политических свобод, пожалуй, всем известно. Я не агитирую за мудрых просвещенных диктаторов. Просто напоминаю, что к институтам принадлежит гораздо больше понятий, чем об этом говорит мой оппонент.

МинІТ или не МинІТ

Господин Шеремета отметил, что в мировой конкуренции выигрывают за счет инноваций. А еще утверждает, что поскольку в Украине в конкуренции выигрывают за счет доступа к государственным ресурсам, то инноваций мирового уровня в Украине нет и не будет. А там, где они немножечко есть, – например, ИТ-сектор – как раз и действует мировая конкуренция и отсутствует министерство ИТ, которое бы «защищало национального производителя». «В украинской ИТ-отрасли действует мотивация придумывать и внедрять инновации, а не искать защиты у государства», – говорит он. Более того, потребности в защите от глобальной конкуренции Шеремета не видит.

После 15 лет бурного развития аутсорсингового программирования, IT-сектор уперся в стену, что тормозит переход к продуктовому и високомаржинальному сектору. Кроме того, наш аутсорс уже проигрывает китайскому и индийскому, в том числе и по качеству. А объем украинского экспорта ИТ-продукции в разы уступает занятой рыночной нише отдельных развивающихся стран. Это связано во многом с отсутствием замкнутого цикла инноваций. Он выглядит следующим образом: образование-наука-патент-действующий образец-серийное производство-продажа конечной продукции.

Чтобы инновационный продукт постоянно возникал и приводил к росту благосостояния нации, каждое звено должно работать эффективно и быть достаточно устойчивым против внешних воздействий. То есть мощно финансироваться. Для действующего цикла инноваций средства возникают на этапе «продажа конечной продукции» – в случае IT – это не аутсорс, который входит в себестоимость продукта в процессе «серийного производства», а именно конечный продукт.

Для стран, групп стран или даже городов создание благоприятных условий для инноваций занимает годы и десятилетия, значительные усилия общества, бизнеса и государства. В книге “Start-up city”, которая сегодня активно обсуждается в ИТ-среде, описывается опыт Амстердама в попытках создать условия для переезда инноваторов и их адаптации. Авторы и реализаторы этого проекта утверждают, что даже такому комфортному и инновационному городу, как Амстердам, нужно два десятилетия для достижения качественного результата.

Есть еще одна проблема самостоятельного бизнес-плавания инновационных секторов. Мировая конкуренция все активнее деформируется в жесткое глобальное соперничество. По оценкам New Scientist, существует ядро из 1318 компаний с блокировкой собственности, связи которых с другими компаниями интерпретированы как крайне тесные. У каждой из этих компаний оказались глубокие взаимосвязи с двумя или большим количеством других (среднее количество аффилированных партнеров равнялось 20). И хотя официальные доходы этих корпораций едва превышают 20% от общемировой операционной выручки, через свои фирмы-сателлиты они фактически владеют большинством мировых компаний, работающих в секторе реальной экономики. Это позволяет ученым предполагать, что такой круг компаний владеет более 60% общемировых доходов.

Возможно ли такое в Украине?

Можно ли говорить о рождении в Украине в таких условиях глобальной конкуренции, что будто от «непорочного зачатия» идеи изобретателя и потенции глобального рынка перескочат к мощному и способному к экспансии готовому продукту? Я согласен, что для реализации экономической модернизации в части обновления процесса, так и продукта, от государства требуется едва ли не самое важное для новатора — создание соответствующей институциональной среды. Она должна не только защищать, но коммерциализировать предложенные инновационные прорывы. Простым языком - продавать их на массовом рынке и получать прибыль. Украина, которая, по рекомендации псевдолибералов, должна ждать, пока мощная институциональная основа цикла инноваций создастся сама по себе, может выступать разве что экспортером интеллектуального «сырья» и подготовленных «мозгов».

Революция чистых технологий демонстрирует, как агрессивная промышленная политика Азии дает возможность быстро превращать знания и умения в производство и отодвигать Европу в сторону. Хотя последняя была у колыбели большого массива той технологии. Становится понятно, что такая промышленная политика достигается определенной ценой. Способность завоевывать рынок напрямую зависит от политической воли осуществлять соответствующую поддержку стратегических отраслей экономики и недопущения выпадения одного из звеньев цикла инноваций.

Неосмотрительная надежда на силу рынка в оптимистичные 1990-2000 годы привела к тому, что из цикла инноваций азиатские конкуренты, прежде всего Китай, выдернули для своего использования два звена - «серийное производство конечного продукта» и «продажа конечного продукта». В результате за 20 лет преимущества Европы сократились до трех секторов: автомобилей, самолетов и медицины. И сейчас ей очень важно сохранить свои позиции хотя бы в этих направлениях. Это будет трудно. Среди десяти лучших гибридов автомобилей 2016 года был только один европейский, наряду с шестью азиатскими и тремя американскими. В аэрокосмическом секторе неевропейские рынки все ближе подступают с малыми самолетами, постоянно прогрессируют в космосе и тратят огромные суммы на новые поколения больших гражданских самолетов и военную авиацию.

Способность обычного изобретателя (независимо от того, где он живет) выйти один на один с глобальным рынком красноречиво освещает анализ изменения ВВП за 2005-2015 гг. стран региона Северной Африки и прибылей ТНК. Последняя в рейтинге Global 500 является ниже за аналогичный период 2005-2015 гг. Оказывается, финансовые показатели развития компании Nestle являются почти идентичными соответствующим показателям развития целой страны Марокко. Вы еще верите в свободную конкуренцию? Или в свободные рынки? Тогда объясните, зачем столько глобальных рычагов регулирования международных экономических отношений? Попытка повлиять на процессы курсообразования (МВФ); потоки капиталов (МВФ, Базель III, BEPS); потоки товаров и услуг (ВТО; глобальная повестка касательно устойчивого и инклюзивного развития, что определяется на мировых форумах. Все это является прямым свидетельством того, что любой процесс в экономике является управляемым. Отличие лишь заключается в том, кто стоит за этим: системообразующее государство, интеграционное объединение или сверхнациональный регулятор.

Кто стоит за этим в Украине?

Зато сегодня мы заигрываем перед миром, примеряя наряды, что позволяло бы пройти фейс-контроль рынка на прошедшем уже на этапе бурного восторга вирусом свободных отношений. В то же время внимательные наблюдатели отмечают, как быстро происходит выравнивание взглядов США и Китая на роль государства и частного сектора. Ранее в США основная роль отводилась корпорациям, а в Китае – государству. Сейчас же, оба государства осознали необходимость баланса между этими двумя институтами, и соответственно модифицируют свою экономическую политику. Все более широкое обсуждение приобретают перспективы объединения усилий национальных государств и субъектов гражданского общества для кардинального усиления регулирования ТНК и их принудительного «приобщения» к нормам социальной ответственности в широком смысле. В этом случае как численность, так и «экономическая мощь» ТНК предусмотрено будет уменьшена, а своеобразным «оазисом» транснационального бизнеса могут стать государственные ТНК.

Министерство ИТ в Украине? Да, его нет. И в Индии, программистов которой частенько сравнивают с нашими, украинскими, нет. Но там есть Министерство науки и технологии, в котором фактически с министерскими полномочиями есть департамент биотехнологий и департамент научных и индустриальных исследований. А в Агентстве по поддержке экспорта, которое является мощнее некоторых министерств, есть более двадцати секторальных офисов. Фактически это отдельные агентства, работающие по всем экспортным позициям – от кофе, специй и ковров до электроники, компьютеров и фармацевтических изделий. В конце концов, много или мало это для 1,5-миллиардной Индии, определяется целесообразностью и эффективностью. Но утверждать, что в случае отсутствия институтов, которые бы занимались соответствующими вопросами поддержки и сопровождения, сектор развивается лучше — бессмысленно.

Право определять приоритеты и формировать экономическую политику – самое важное для успешной страны. Консолидация населения на основе нетерпимости к коррупции и одновременно качественная и привлекательная национальная экономическая идея – мотиватор оставаться в стране для активного и образованного населения. Концепты «человек – экспортер» и «человек – предприниматель» направляют энергию нации на свершения и на включение в глобальную конкуренцию внутри страны. А позиция «рынок сделает все сам, потому что у нас коррупция и невежды во власти» для меня является выражением такой же зависимости личности, которая существовала в советские времена. Там, напомню, все решала коммунистическая партия и вроде бы существовали какие-то вселенские законы, которые сами по себе приведут к благоденствию. Этого не было никогда и нигде, и не будет у нас.

Поэтому создание настоящего конкурентного рынка для бизнеса в Украине является делом столь же ответственным, сколь и творческим. И рукотворным.

Лекции Нового Времени возвращаются!

Мы собрали известных экономистов и бизнесменов, влиятельных историков и мыслителей, и задали им один вопрос: «Что ждёт страну?»

Посмотреть расписание
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: