Биржевой рынок угля – mission is possible

0 комментировать
Проблемы на национальном рынке угля в очередной раз обнажились критическим образом для страны при проведении «блокады» и привели к достаточно серьезному энергетическому кризису. И этому есть несколько причин

Ранее в Украине не создавались стимулы для повышения энергоэффективности теплогенерирующих компаний, а за время правления беглого президента выделение бюджетных средств на угольную промышленность достигло рекордных показателей, так что об экономии и эффективном использовании угля предпочли забыть. Украинские предприятия не могут быстро перейти на использование не антрацитовых марок угля, на котором работают сегодня практически половина всех генераций. К тому же, на рынке угля работает всего несколько участников, что создает олигопольную модель его функционирования, среди которых самым крупным вертикально-интегрированным участником является ДТЭК, антрацитовые шахты которого сконцентрированы на неподконтрольных Украине территориях. Поставки угля с мирового рынка не могут оперативно покрывать потребности внутреннего рынка, спрос на котором динамически колеблется, что неминуемо создает дефицит энергоносителей, а в период отопительного сезона этот вопрос стоит особенно остро.

Причинами такой критической ситуации стала потеря контроля над всеми шахтами, добывающими антрацитовый уголь, не диверсифицированные риски по источникам поставок (закупок) угля и зависимость от узкого круга поставщиков, административный принцип ценообразования, невозможность сформировать баланс спроса и предложения на основании реальной рыночной информации и отсутствие стратегического видения развития данного рынка.

Первые попытки избежать манипуляций с ценообразованием на украинский уголь были предприняты с введением порядка формирования цены на основе формулы, так называемой, «Роттердам+». Этот порядок был утвержден постановлением Нацкомиссии по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) в марте 2016 года и начал действовать с апреля того же года, когда регулятор впервые рассчитал ОРЦ на второй квартал 2016 согласно новому порядку.

Порядок расчета предполагает, что в тариф для тепловых электростанций закладывается средняя цена угля по импортному паритету за последние 12 месяцев, которая учитывает цену угля газовых марок в портах Амстердам—Роттердам—Антверпен (АРА) с учетом его доставки в Украину. Это и есть «плюс» в формуле. Импортный паритет конечной цены на уголь должен был убрать зависимость украинских энергогенерирующих компаний от поставок угля с неконтролируемых территорий. Нацкомиссия планировала, что в случае форс-мажора генерирующие компании смогут диверсифицировать свои поставки, закупив уголь за границей за счет того, что цена уже включает доставку. Однако этого не произошло, а генерирующие компании воспользовались формулой для обоснования роста цен на электроэнергию. (Фактическая цена на уголь оставалась фиксированной – 1730 грн).

Еще в 2012 году, в то время, когда Петр Порошенко был Министром экономического развития и торговли, была утверждена концепция развития биржевой торговли углём, но ее внедрению постоянно противостояли лоббистские группы энергетического рынка, которым выгодно неэффективное функционирование рынка, что позволяет получать высокую коррупционно-«теневую» маржу на двух рынках – угольном и энергетическом.

В странах Евросоюза (и не только) все страны работают над тем, чтобы сделать энергетические рынки своей страны более прозрачными и даже принудительно внедряют требования к участникам рынка о раскрытии (репортинг) информации по контрактам, заключенным вне бирж. Одним из таких примеров является Регламент ЕС «О единстве и прозрачности энергетического рынка» (Regulation of Energy Market Integrity and Transparency No 1227/2011 of 25 October 2011, REMIT), сфера действия которого может распространяться и на другие рынки, а не только на рынок газа и электроэнергии. К примеру, в Германии положения REMIT были распространены и на рынок нефтепродуктов. Следует отметить, что указанный Регламент, как и другие подобные нормативные акты ЕС, направленные на обеспечение прозрачности в топливно-энергетическом секторе, взяты за основу и действуют далеко за пределами ЕС – в Австралии, Гонконге, Японии, Сингапуре и в других странах мира.

На наш взгляд, внедрение биржевой торговли углем позволит сформировать справедливые и реальные цены на рынке угля за счет широкого круга участников (в том числе, нерезидентов) и, как следствие, повышения уровня конкуренции. И это будет рыночное и прозрачное ценообразование. Рынок угля наконец-то перестанет быть стихийным и «теневым». Такой рынок будет понятен как иностранным, так и внутренним инвесторам. В том случае, когда принцип формирования цены становится понятным и прогнозируемым, у инвесторов появляется больше возможностей и законных инструментов по управлению своими рисками.

При правильном построении функционирования данного рынка в Украине есть все шансы построения прозрачного рынка электроэнергии, ценообразование на котором напрямую зависит от рынка угля.

В качестве примера могу привести внедрение системы публичных закупок ProZorro, которая тоже многим пришлась не по вкусу, но сделала рынок госзакупок прозрачнее и существенно снизила коррупционные риски в секторе государственных закупок. По моему мнению, если государство заинтересовано в экономическом эффекте, нужно принудительно внедрять общепринятые механизмы прозрачности и на рынке угля.

Модель перекрестного субсидирования, когда прибыльные шахты дотируют глубоко убыточные, полностью отбивает стремление к эффективной работе, истощает государственный бюджет и не создает стимулов к технологической модернизации добычи.

На сегодняшний день остро назрела необходимость реформирования рынка угля как в вопросе ценообразования, так и в вопросах технологий добычи и повышения эффективности использования энергоресурсов. Среди причин этого можно назвать отсутствие сбытовых подразделений, ценовую и качественную неконкурентоспособность. Отказаться от угля этих производителей рынок тоже сейчас не готов, ведь это значит оставить огромное количество людей без работы, а потребителей — без угля. На этом этапе должны быть предусмотрены механизмы, которые обеспечат реализацию продукции этих производителей, то есть механизмы поддержки государственных шахт, себестоимость продукции которых значительно выше рыночной цены на уголь.

На сегодня также существуют определенные барьеры торговли между шахтами и малыми потребителями угля. С введением биржевого механизма они будут устранены. И главное — повышается прозрачность, а значит, реформируется экономика, выполняются государственные обязательства перед международными организациями, приходят крупные инвесторы.

Для реформирования данной ненормальной ситуации следует, в первую очередь, привести правовое поле в соответствие с вызовами рынка. Необходимо принять такой закон о рынке угля, который бы регулировал его функционирование и стимулировал бы его развитие.

Закон должен определить государственную политику на рынке угля, которая бы создала благоприятные условия для обеспечения экономики качественным углем в достаточных количествах и по рыночным ценам. Немаловажным фактором такого закона должно стать определение зон ответственности и органов власти, которые должны придерживаться принципов развития рыночных отношений.

Государство должно избавиться от устаревшей модели рынка с «контролируемыми» участниками и максимально быстро переходить на рыночные рельсы ценообразования и методы регулирования рыночных отношений. Необходимо создать возможность для развития конкуренции и равноправного участия для всех и каждого участников рынка. Для этого необходимо создать стимулы по повышению энергоэффективности в частности и общей конкурентоспособности предприятий в целом.

На сегодня рынок угля крайне тенезирован, и даже политизирован. Многие политики говорят о чудовищной разнице между уровнем себестоимости и фактической ценой закупки государством. Некоторые политики объясняют это тем, что налоговая нагрузка очень велика, некоторые обращают внимание на непрозрачный механизм ценообразования и выход предлагают каждый свой.

На самом деле, вопрос состоит в том, чтобы выявить реальный уровень цен на рынке. Для этого необходимо максимально быстро диверсифицировать источники получения угля – как внутренние, так и зарубежные. И в этом как раз и сможет помочь биржевая торговля.

Такой шаг позволит шахтам существенно снизить репутационные риски и повысить прибыльность их деятельности, и как результат, стать инвестиционно-привлекательными и получать финансирование на более выгодных условиях. И с либерализацией экономических отношений в угольной отрасли «принудиловка» к биржевой торговле потеряет свой смысл, так как это станет нормой для бизнеса – прозрачность и эффективность деятельности. Если говорить о внебиржевом рынке, то здесь биржа тоже может стать инструментом для анализа цен и их прогнозирования, как это происходит по аналогии и в соответствии с тем же REMIT. Для чего это нужно? Бирже такая информация интересна в качестве дополнительного источника рыночной информации, который будет отражать не стандартизированные сделки, а участники рынка получают возможность повлиять на ценообразование на рынке угля, так как эти сделки будут учитываться при формировании индикатива цены. Но при этом значительно сократится возможность для манипуляций ценами за счет установления в методиках расчетов критериев к сделкам, чтобы их цены были учтены при расчете рыночных индикаторов, как это и происходит в мире.

Также такой подход будет способствовать:

1) построению биржами более эффективной системы управления рисками с учетом тенденций, происходящих на внебиржевом рынке;

2) своевременному принятию как биржами, так и регуляторами энергетических рынков необходимых мер по предотвращению манипуляций и негативному влиянию на рынок;

3) разработке биржами и внедрению новых инструментов и услуг для участников как биржевого, так и внебиржевого рынков;

4) формированию единого центра ликвидности и репрезентативных ценовых индикаторов.

Наши соседи из стран-членов СНГ много преуспели в развитии биржевых рынков. Немного стыдно, но приходится приводить в примеры Беларусь, Казахстан, и даже Узбекистан продвинулся в развитии прозрачных биржевых торгов дальше нас. В этих странах на правительственном уровне приняты и реализуются решения по биржевой торговле углем или, по меньшей мере, репортингу внебиржевых сделок. У нас и этого нет.

В украинской практике уже существует пример успешного использования биржевых торгов для реализации нефтепродуктов государственной компанией Укргаздобыча. Всего за 1 год реализации нефтепродуктов на биржевых электронных торгах, госкомпания получила дополнительный доход в сумме более 200 млн грн.

Поэтому я верю, что всё возможно, была бы только политическая воля и желание руководства нашей страны. Но без желания бизнеса и его социально-экономической активности ничего не поменяется. Именно мы должны служить примером развития рыночных отношений и биржевой торговли для наших соседей и других развивающихся стран.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: