Как финансируются войны и почему важно учить историю

13 ноября, 17:44

Серия очерков о том, как зарождались и формировались налоговые системы, и об их влиянии на человечество.

Сегодня слово «война» больно резонирует в сердцах всех украинцев. Наша страна оказывает отчаянное сопротивление российской агрессии, и все мы верим в победу над олицетворением зла — путинской россией.

Видео дня

Эту победу для нашего народа способны одержать наши Вооруженные силы, но не менее важен финансовый аспект войны. Откуда враг берет на нее деньги и как обескровить его финансовую систему? Чтобы получить ответ на этот вопрос, нам нужно снова вернуться к истории.

«Налоги являются воровством. Войны являются массовым убийством, финансируемым за счет кражи». Это эпатажное выражение принадлежит предпринимателю Роджеру Веру, одному из первых инвесторов в биткоин-стартапы и известному анархо-либертарианцу.

При всей неоднозначности упомянутой цитаты она содержит достаточно правдивую оценку последствий той трансформации, которую претерпел мир за последние более ста лет.

В предыдущих статьях мы упоминали, что начиная с давних времен монархи и правительства, которым не хватало средств на милитарные игрушки, или выжимали свои народы налогами до последней капли, или отчаянно прыгали в долговую яму. И все это делалось в расчете на победу, после которой все расходы планировалось покрыть за счет проигравшего. Поражений никто не планировал.

Поэтому почти никогда государства не вступали в конфликты, имея достаточные финансовые ресурсы. Налоги собирались непосредственно перед началом войны, а активизация фискалов являлась своеобразным маркером агрессивных намерений того или иного короля. «Готовимся воевать!» — будто говорили они.

На заре ХХ века этот подход претерпел качественные изменения. Готовясь к Первой мировой войне, а также уже после ее начала, правительства начали ежегодно собирать все больше и больше — преимущественно благодаря постоянному росту налога на прибыль или доход.

В Британии совокупные налоговые сборы выросли в 17 раз в период с 1905 по 1919 годы. И это без учета долгов правительства (выросли в десять раз в течение войны) и скрытого налога посредством инфляции.

Америка, ранее гордившаяся отсутствием налога на прибыль, вынуждена была ввести его именно перед войной, в 1913 году. До этого несколько попыток облагать прибыль американцев были признаны неконституционными Верховным судом США, но в конце концов капитулировал и он.

И только Германия, которая готовилась к войне долго и накопила значительные резервы в золоте, не повышала налогов, ведь власти не желали провоцировать недовольство «простых граждан». Вместо этого правительство одалживало, одалживало и снова одалживало. Последствия этого оказались неприятными, прежде всего, для простых немцев. Ведь войну страна проиграла, и по Версальскому мирному договору в соответствии с древним принципом «проигравшего грабят», Германия должна была оплатить странам Антанты репараций на астрономическую сумму в 132 миллиарда марок. Даже тогда ожидалось, что этот долг будет в лучшем случае погашен до 1988 года, а де-факто он был выплачен в 2010-м.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Вторая мировая война превратилась в идейное продолжение Первой, если оценивать ее через призму расходов правительств и источников финансирования этих расходов. Соединенные Штаты потратили на эту войну невероятную сумму — 321 миллиард долларов, как на собственную армию, так и на союзников, включая программу ленд-лиза для СССР и Британии — и почти 50% от общей суммы расходов составили налоги. Во время войны количество американцев, уплачивавших налог на доходы, возросло до 75%, и подавляющее большинство граждан считало, что их выплаты в пользу государства адекватны. «Все для победы!».

Ситуация в Германии была диаметрально противоположной. Нацисты пришли к власти после Великой депрессии, вызванной, в частности, и последствиями мировой войны. Послевоенные демократические правительства страны, усвоив предыдущие уроки, довольно мало занимали, а пытались наполнять казну государства налогами. Это не нравилось немцам, требовавшим альтернативы.

Гитлеровцы, как и положено популистам, обещали перед выборами уменьшить налоги, но, придя к власти, успешно забыли об этом обещании. В предвоенные годы они массово тратили средства на свое «большое строительство» — дороги, школы, стадионы и заводы. Таким образом, сократили уровень безработицы в стране и «купили» себе расположение немецкого среднего класса и рабочих. Но отказываться от популизма было тяжело и потому, уже в самые сложные годы войны, Гитлер не решился увеличить налоги (за это страны антигитлеровской коалиции должны его искренне поблагодарить). В 1945 году налоговые поступления составляли всего 16% от всех расходов правительства Германии. Это было непропорционально мало, как сравнить с самыми большими странами-оппонентами.

Конечно, сокращение налогов всегда требует «компенсаторов». Нацисты нашли их в виде безвозмездного рабского труда заключенных и пленных, а также конфискации состояния евреев, которым не повезло жить в Германии.

К системному грабежу еврейского общества немцы подготовились тщательно. Еще в 1934 году они начали принимать законы, требовавшие от евреев регистрировать все свои активы, как немецкие, так и зарубежные (за отказ декларировать у человека конфисковали все имущество). Как только все декларации были поданы, Герман Геринг как президент Рейхстага ввел 20% налог на все выявленные активы. Платить пришлось всем — даже выехавшим из страны. Параллельно с этим целый штат чиновников грабил дома евреев, эмигрировавших или попавших в концлагеря, а конфискованное имущество продавали с аукционов. Уже в 1938 г. было провозглашено о конфискации всего имущества, которое еще оставалось в собственности евреев.

Лишь две цифры для размышлений: по оценке некоторых историков, награбленное таким образом состояние составило примерно треть от общих расходов Германии на войну, а рабская рабочая сила в концлагерях равнялась четверти рабочей силы всего Третьего Рейха. Это и был основной нацистский «компенсатор» для относительно мягких налогов военного времени.

Конечно, мы не можем забыть и о британцах, сильно пострадавших во время войны, поэтому вынужденных искать средства как для обороны страны, так и для ее послевоенного восстановления. Налоги выросли втрое за период с 1941 по 1947 годы. Уменьшать их страна не могла — чего только стоило восстановление разрушенных и поврежденных немецкими бомбами домов (до 2 миллионов, из которых 60% — в Лондоне).

Именно окончание Второй мировой войны явило миру новый парадокс: если за все предыдущие войны платил проигравший, то эта война имела обратные последствия. Долги Германии были списаны в 1953 году, в то время как Великобритания уплатила последнюю задолженность США и Канаде в 2006 году. Комментарии излишни.

Фактически две мировые войны ввели новую модель работы «великих правительств». Они получили возможность почти без контроля и возражений оперировать как прямыми налогами (налоги на доходы), так и косвенными (государственный долг и инфляция), мотивируя это военными и послевоенными потребностями стран. И очень важным при таких обстоятельствах был общественный договор, согласно которому американцы и британцы соглашались на обременительное налогообложение, мечтая о победе и восстановлении. И наоборот — дважды проигравшая в этих войнах Германия оба раза выбирала популизм и не повышала налоги, хотя имела возможность это сделать. «Компенсаторы» в первом случае оказались неудачными (долговая яма), а во втором — откровенно преступными.

Мораль этой басни такова: количество источников финансирования войны всегда ограничено. Правительство способно обеспечивать свою милитарную мощь налогами, печатанием денег или заимствованиями. И по состоянию на сегодняшний день цивилизованный мир почти перекрыл для российского агрессора возможность брать деньги в долг, а также нанес ряд санкционных ударов по экономике агрессора — поэтому через некоторое время он должен почувствовать и последствия сокращения налоговых поступлений.

В то же время Украина получает достаточно значительные суммы безвозвратной помощи, а также ссуды. Наша проблема состоит в том, что любое увеличение налогов (по крайней мере, налог на прибыль) в современных украинских реалиях уже неспособно привести к фактическому увеличению доходов бюджета. Поэтому нашим чиновникам нужно поразмышлять над альтернативными источниками финансирования обороны и восстановления страны. И, возможно, придется придумать такие методы, каких история человечества еще не знала.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X