Что не так с требованиями к независимым членам наблюдательных советов госпредприятий

22 марта 2021, 18:00

Украина продолжила делать шаги на пути реформирования корпоративного управления государственными активами. Но приведут ли они к реальным результатам?

Прошло «всего лишь» 9 месяцев после критики со стороны ЕБРР и МВФ хода реформы корпоративного управления в государственном секторе и соответствующего поручения премьер-министра Дениса Шмыгаля ускорить реформу — и Фонд государственного имущества Украины наконец объявил ряд конкурсов по отбору независимых членов Наблюдательных советов некоторого количества государственных предприятий. В конце февраля и в начале марта 2021 года. Еще по определенному количеству предприятий, являющихся стратегическими, Фонд подал соответствующий запрос в Минэкономики — конкурс будет проводиться соответствии с постановлениями Кабинета министров) Комитетом по назначениям. И вот 5 марта на сайте Минэкономики появились требования к потенциальным членам Наблюдательных советов и условия их работы.

Видео дня

Давайте пока оставим вне рассмотрения и скорость, с которой ФГИУ реформирует систему корпоративного управления она значительно ниже, чем ее подают яркие пиар-заявления Фонда на эту тему), и большое количество запросов и просьб с нашей стороны к ФГИУ инициировать создание Наблюдательного совета с независимыми директорами на Хмельницкоблэнерго. Давайте просто проанализируем подходы органа, уполномоченного управлять госактивами.

Первое, что бросается в глаза, — нелогичные и несоизмеримые с масштабами задач требования к опыту работы претендентов на руководящие должности. К примеру, на позицию независимого члена Наблюдательного совета Днепровской ТЭЦ — не менее 10 лет опыта руководящей работы, а на эту же должность в одном из важнейших для энергосистемы Украины и даже Евросоюза предприятии «Магистральные газопроводы Украины» — уже хватит и 5 лет.

Для второй генерирующей компании в Украине Центрэнерго — такое же требование, как и для городской теплоэлектроцентрали Кривого Рога — минимум 10 лет. Хотя вот уже для Николаевской и Одесской теплоэлектроцентралей хватит и в 3 раза меньше — 3 года работы на руководящих должностях.

То есть ФГИУ требует от претендентов 10 лет опыта работы на руководящих должностях для руководства городской ТЭЦ при том, что несколько лет назад для членов Наблюдательных советов таких стратегически важных гигантов, как Укрзализныця, аэропорт Борисполь и Укрпочта это требование составляло от 3 до 5 лет.

Получается, что к компаниям различного уровня значимости для государства и сильно отличающимся друг от друга размерами валового дохода применяется одно и та же довольно высокое требование, не менее 10 лет работы в топ-менеджменте. И наоборот — для одних и тех же, полностью сопоставимых по уровню валового дохода компаний, критерий вдруг отличается в 3 раза.

Второе — и это, честно говоря, удивило еще больше — часто чрезмерные требования к характеру опыта работы. Например, для чего, скажем, члену Наблюдательного совета той же городской теплоэлектроцентрали или среднего по размерам облэнерго «опыт разработки и реализации стратегии отрасли»? Где таких людей найти? А главное — для чего? А может, такие претенденты на конкретную ТЭЦ или облэнерго уже есть, и теперь просто под них надо прописать правила конкурса? Ну, тогда все логично. Только вот вряд ли такой конкурс можно называть открытым и честным, согласитесь.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Третье. В квалификационных требованиях к претендентам совершенно не учтена отраслевая специфика, стратегическая важность отрасли для страны и необходимость технических компетенций. На мой взгляд, как руководителя энергетического предприятия, в Наблюдательный совет, кроме финансистов и экономистов, обязательно должны входить (хотя бы 2 из 4 независимых директоров) специалисты с техническим образованием — с квалификацией инженера-электрика или энергетика и с опытом работы в сфере информационных технологий и кибербезопасности.

А то складывается впечатление, что ФГИУ напрочь забыл о беспрецедентных хакерских атаках на украинские электросети в 2015−16 годах, о которых достаточно долго шумела западная пресса и которым посвящена не одна и не две аналитические и научные статьи на Западе.

К тому же, в любом Наблюдательном совете государственного предприятия просто must be хотя бы один высококвалифицированный корпоративный юрист и один профессионал в области маркетинга и продаж. А всего этого даже близко нет в списке требований, подготовленных ФГИУ. Зато, кстати, хочу отметить, что это все есть во многих Положениях о принципах формирования Наблюдательного совета акционерных обществ. В частности, эти требования присутствуют в таком Положении АО Хмельницкоблэнерго, которое, к слову, было разработано самым ФГИУ и утверждено на собрании акционеров Фонд голосует 70% акций) еще в 2017 году. Может Фонду госимущества стоит изучить опыт того, что уже есть, и только потом «изобретать велосипед»?

Четвертое. Несоответствие между требованиями к членам Наблюдательных советов со стороны государства как акционера и к независимым членам. В соответствии с Постановлением Кабинета министров 142 от 10.03.17 требования к независимым членам Наблюдательных советов не могут отличаться от других требований и необходимых компетенций, определенных для представителей государства, назначаемых (избираемых) в Наблюдательный совет хозяйственного общества. Соответственно, в случае объявления о проведении отбора на должности представителей государства в Наблюдательных советах госактивов также должно быть и требование 10-летнего опыта пребывания на руководящих должностях, и высшее образование не ниже уровня магистра, и «опыт разработки и реализации стратегии отрасли». На мой взгляд, это может значительно сузить и усложнить поиск перспективных претендентов.

Вопросов к объявленным конкурсам значительно больше, чем позволяет формат данной колонки. Многие из них — к функционалу набсоветов. Например, большое количество требований для всех 12 предприятий написано, как под копирку. Так, в функциях набсоветов у всех 12-ти предприятий прописан «контроль за основными капитальными затратами, приобретением и отчуждением имущества в соответствии с десятилетним планом развития сетей, утвержденным регулятором». Стоп. Но эта норма может касаться только облэнерго, а их всего лишь 3 из 12. Но даже и здесь видна некомпетентность авторов требований к Конкурсам — планы развития ОСР в соответствии с требованиями НКРЭКП — 5-летние, а не 10-летние.

Идем дальше. Данные финансовой отчетности для претендентов приведены в большинстве случаев старые, за 2019 год — они не отражают текущего положения дел в компаниях (хотя у Фонда на момент подготовки условий Конкурса просто должна была быть информация хотя бы за 9 месяцев 2020 г.). То есть претендентам предлагают «кота в мешке».

Выводы. Объявление конкурсов на независимых членов Наблюдательных советов государственных активов — это хорошо. Но совсем нехорошо то, что квалификационные требования к претендентам выписаны «криво», не учитывают статуса и размера госпредприятий, отраслевой специфику, а уровень компетенций непропорционален масштабам компаний и не учитывает зеркальности требований к представителям государства в Наблюдательных советах. И уж совсем плохо, что это опять может привести к провалу конкурсов на независимых членов, и главное — на членов Наблюдательных советов от государства. Ну или конкурсы все же состоятся, но в Наблюдательные попадут люди, под которых эти требования писались. Что приведет к формированию «ручных» набсоветов.

Только вот качество корпоративного управления госактивами — на что есть запрос общества и чего справедливо требуют ЕБРР, МВФ и Кабмин — лучше от этого не станет.

Показать ещё новости
Радіо NV
X