Переворот в Нафтогазе. Зачем нам вообще эти наблюдательные советы?

7 мая 2021, 09:50

Что мы, как налогоплательщики и избиратели, потеряли от юридического шулерства правительства.

Освобождение наблюдательного совета НАК «Нафтогаз» на два дня, чтобы заменить председателя правления, вызвало бурную реакцию мирового сообщества. Заявление сделал госдепартамент США; посол Великобритании в Украине прямо сказала, что теперь будет сложнее убедить британских инвесторов прийти в Украину. И это еще до того, как члены наблюдательного совета решили досрочно сложить полномочия.

Видео дня

Резкие заявления от международных партнеров прозвучали не только потому, что правительство «хакнуло» поддерживаемую ими последние 7 лет реформу корпоративного управления в государственных компаниях. Западные политики и дипломаты хорошо понимают, насколько опасно, когда такими энергетическими гигантами управляют мимолетные политики — а рядом подстерегает неизменной, опытный и вооруженный газовым «кнутом» и «пряником» путинский режим. Независимый наблюдательный совет — это предохранитель от использования стратегической государственной компании в политических целях. А молниеносное увольнение председателя правления Нафтогаза в обход процедур дает четкий сигнал: Украина ненадежна, политики не соблюдают законы, а реформы им не нужны.

Существует пропагандистский миф, что «наблюдательные советы — это иностранные пенсионеры, которые за наши большие деньги просиживают штаны». Нам рассказывают о больших зарплатах на фоне высоких тарифов. О чем нам не рассказывают (или о чем мы забыли за последние годы) — это о том, что именно благодаря наличию наблюдательных советов влияние политиков и чиновников на ряд крупных государственных компаний ограничен. А также о том, что в государственных, как и в любых других, компаниях члены наблюдательных советов назначаются акционером — в нашем случае правительством. Хотя и избираются по четко определенным правилам, с привлечением независимых экспертов.

Поэтому «независимы» члены наблюдательных советов не от правительства, а от политического давления. Правительство ставит перед компанией цель, а наблюдательный совет будет решать, каким образом этой цели достичь. Поэтому именно наблюдательный совет должен назначать и оценивать топ-менеджмент.

В наблюдательных советах украинских компаний (не только государственных, но и частных) присутствуют иностранцы. Они имеют опыт управления крупными компаниями и регуляторами (как, например, Клэр Споттисвуд, экс-председатель наблюдательного совета Нафтогаза, которая возглавлял компанию «Gas Strategies» и была председателем Ofgas—- регуляторного органа Великобритании по вопросам газоснабжения), и одновременно на них сложнее «надавить» украинским судам и олигархам (например, давление со стороны Игоря Коломойского на наблюдательный совет Приватбанка, которую возглавляет Шэрон Иски).

Приведем два примера, когда украинским государственным компаниям удалось отстоять справедливость — в том числе благодаря внедрению элементов корпоративного управления.

Суды Приватбанка с бывшими владельцами. Сейчас в судах по всему миру и в Украине — более 100 дел: банк пытается взыскать с Коломойского и Боголюбова $5,5 млрд, выведенные из банка, а последние — получить компенсацию и обжаловать национализацию банка 2016 года. Слушание одного из основных исков — на $2 млрд в Лондоне — запланировано на 2022 год. А в декабре 2019 года, по словам председателя наблюдательного совета Шэрон Иски, ее вызвали к себе СБУ и порекомендовали не подавать отдельные иски в международный арбитраж. Иски все равно подали.

Победа Нафтогаза в Стокгольмском арбитраже. Нафтогаз судился с Газпромом четыре года, и в конце 2019 года получил от российского поставщика газа $2,9 млрд. Тогда Зеленский и премьер-министр Шмыгаль заявляли, что деньги пойдут в бюджет и будут потрачены «на дороги, школы, детские сады и реконструкцию 210 приемных отделений опорных больниц».

Этой борьбы за интересы украинских государственных компаний могло и не быть, если бы топ-менеджмент был назначен политиками в обход наблюдательных советов и поддался бы на подкуп или шантаж (который, очевидно, был).

Что еще мы, как налогоплательщики и избиратели, потеряли от юридического шулерства правительства?

Инвестиции. Посол Великобритании в своем заявлении прямо сказала, что теперь будет сложнее убедить британских инвесторов прийти в Украину. Очевидно, что компании с понятной структурой корпоративного управления, над которыми не довлеет риск неожиданной смены топ-менеджмента, являются более стабильными и привлекательными для инвестиций.

Более дешевые заимствования. 27 апреля, перед заменой Коболева на Витренко, Украина разместила еврооблигации на $1,25 млрд с погашением в 2029 году под 6,875%. Если бы Украина выполнила требования МВФ в прошлом году частности, не фиксировала цену на газ), то могла бы получить примерно вдвое больше в течение этого года по ставке примерно в 3% годовых. Теперь очевидно, что дополнительно к другим условиям, МВФ будет требовать от правительства не разрушать реформу управления госпредприятиями.

Деньги. Журналисты сообщают, что 50 млрд грн, которые НАК «Нафтогаз» перечислил в резервы на случай непогашения долгов клиентами, могли стать причиной стремительного снятия Коболева Кабмином. Якобы, власть хочет потратить их на Большое строительство. Из этого следует, что устойчивость государственной компании политиков не волнует, в отличие от быстрых политических проектов.

Чтобы понять масштабы средств, на которые посягают политики, разрушая корпоративную реформу, стоит вспомнить попытку дать взятку председателю Фонда госимущества Д. Сенниченко. За пост главы Одесского припортового завода ему предлагали $5 млн.

Именно поэтому возмущаться незаконной заменой председателя правления Нафтогаза должен не только Запад, но и мы сами. Тем более, что это не была разовая акция: правительство хочет переписать правила назначения топ-менеджмента для всех крупных государственных компаний. Нам говорят, что правительство «вернет контроль над стратегическими предприятиями государства» и устранит иностранцев с огромными зарплатами от управления государственными компаниями бедной Украины. Как бы это красиво ни звучало, от разрушения системы корпоративного управления потеряем мы, и гораздо больше, чем выиграем от отсутствия высоких официальных зарплат членов наблюдательных советов и правлений компаний.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X