Докапитализация госбанков — давайте посмотрим на факты. Все факты

17 декабря 2021, 14:03

Недавно CASE Украина представил исследование «Государственные банки: чемодан без ручки». Это основательный труд со множеством цифр и графиков. Лейтмотив понятен из названия: государственные банки наносят ущерб, но избавиться от них государству жаль.

Авторы подробно проанализировали, какова была поддержка госбанков со стороны государства. Отдельно изучены три статьи расходов на государственные банки. Это национализация банков, их капитализация и расходы по обслуживанию ОВГЗ в капитале. Для Ощада наибольшие затраты связаны именно с капитализацией. При этом авторы исследования определяют: «причина нехватки капитала и впоследствии постоянной потребности в дополнительных вливаниях капитала от государства — значительные убытки, которые банки терпят вследствие низкого качества кредитного портфеля и слабой операционной эффективности».

Видео дня

Безусловно, соглашаемся с этим: госбанкам нужно существенно улучшать операционную доходность, так как в этом важном компоненте они часто проигрывают банкам частным. Именно этому вопросу — повышению эффективности — в финальном итоге и посвящены все реформы, которые мы проводим сейчас в Ощадбанке.

Следует признать также плохое качество портфеля и большой процент проблемных кредитов. Нуждаются в совершенствовании кредитные политики и работа с проблемными заемщиками — эти вопросы также находятся в фокусе нашего внимания. И здесь есть значительные достижения — за первые три квартала 2021 года мы сократили уровень неработающих активов на 17% — с 51% до 34%.

Однако кроме этих двух факторов, повлекших за собой потребность в капитале, есть и третий. Чтобы картина была объективной, следует упомянуть еще одну причину — она лежит на поверхности. Это она в значительной степени привела к тому, что вместо 180 банков по состоянию на начало 2014 года сейчас в Украине остался только 71 банк. И то, что практически все акционеры банков, которые выжили, были вынуждены вносить дополнительный капитал в свои финансовые учреждения. И это они сделали не по собственной воле, а для выполнения законодательства, потому что оно четко требует от собственников докапитализировать банки в случае необходимости. Кстати, это должен делать и владелец Ощадбанка — государство.

По этой причине многим украинцам пришлось отложить планы по улучшению жилищных условий, а государству — передвинуть планы повышения социальных стандартов. Это та причина, которая привела к падению ВВП на 20% и потере значительной части экспортного потенциала. Имя ей — агрессия Российской Федерации против Украины и экономический кризис — «идеальный шторм», который эта агрессия и разрыв экономических связей со страной-агрессором вызвали.

В отчете Национального банка о финансовой стабильности, датированном июнем 2016 года, отмечается: «В течение 2014−2015 годов украинская экономика и банковский сектор прошли самый глубокий кризис времен независимости. Это было обусловлено как военным конфликтом и аннексией Россией украинских территорий, так и масштабными структурными дисбалансами, аккумулированными в последнее десятилетие».

В 2015 году НБУ провел основательное диагностическое обследование крупнейших 20 банков, которое выявило, что 16 из них нуждались в дополнительной капитализации. Упомянутый отчет о финансовой стабильности свидетельствует, что качество кредитного портфеля банков по результатам исследования было на самом низком историческом уровне. Уровень капитализации банковской системы в 2015 году значительно ухудшился на фоне роста убыточности банковского сектора.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

С начала 2014 года по середину 2016 года почти 80 банков (более трети общего количества) были выведены с рынка. На них совокупно приходилось около 30% активов банковского сектора в январе 2014 года.

Проблемы банков во многом основывались на проблемах в реальном секторе экономики. Тот же отчет констатировал, что "…сектор в целом характеризуется финансовой неустойчивостью и слабой платежеспособностью — операционной прибыли предприятий большинства отраслей не хватает для полноценного обслуживания и погашения долгов. Проблемные долги корпораций в течение прошлого года увеличились вдвое и скорее всего возрастут в течение 2016 года".

Даже не упоминая об общих экономических проблемах страны, сам факт оккупации Россией Крыма и части востока стал причиной прямых убытков государственных банков, и в первую очередь Ощада. На оккупированной территории осталось 717 отделений Ощадбанка, 134 из которых находились в его собственности. Банк потерял 182 бронированных автомобиля. Пропало немало наличных, золота, серебра. Однако все эти потери — ничто по сравнению с «минусом» от резервирования кредитного портфеля, качество которого существенно ухудшилось, так как заемщики, залоги и бизнесы остались на оккупированной территории. Именно эти резервы нанесли огромные убытки Ощадбанку (в 2014 году — 10 млрд грн, в 2015 году — 12,3 млрд грн), которые и вызвали потребность в дополнительном капитале. Этот капитал потребовался, чтобы банк «держался на плаву» и соответствовал нормативам, а не для финансирования развития.

Общие расходы на поддержку государственных банков за 2014−2017 годы составляют около $10 млрд. Какими были бы потери, если бы государство не прибегло к этой поддержке? Убежден, что гораздо большими. Они состояли бы не только из убытков от полной утраты госбанков, но и включали бы исчезновение денег на депозитах и текущих счетах граждан и компаний. Это могло привести к коллапсу всей финансовой системы Украины с прогнозируемо ужасающими результатами: галопирующей инфляцией, обесцениванием национальной валюты и, как результат, тотальным обнищанием населения. И все это было бы на руку агрессору, который спит и видит распространение своего влияния на страны бывшего СССР.

В Ощадбанке была проведена титаническая работа по оценке потерь в результате оккупации Крыма. Эта деятельность была частью подготовки к арбитражу против Российской Федерации, и арбитражный суд в конце концов согласился с нашим расчетом. То есть эти цифры не являются исключительно расчетами собственно банка, но и акцептованы влиятельным зарубежным институтом. Да, судебное разбирательство еще продолжается, однако не объем потерь является тем решением, которое обжаловала РФ. Речь идет о полномочиях международного арбитража рассматривать такие дела.

Итак, Парижский арбитраж согласился, что сумма потерь Ощада от оккупации Крыма со стороны РФ по состоянию на 31 марта 2014 года составляет более $1,1 млрд. Основные составляющие этих потерь таковы: потеря активов на сумму почти $600 млн и потеря бизнеса (будущих доходов) в объеме около $500 млн. И это цифра только по Крыму — без учета потерь от оккупации части Донецкой и Луганской областей.

В течение 20142017 годов объем расходов государства на капитализацию Ощадбанка составил около $1,5 миллиарда. Эта сумма меньше потерь Ощада, если учесть результаты как аннексии Крыма, так и оккупации части Донбасса. Почему-то о таком факторе, как потери от агрессии РФ, в исследовании CASE нет ни слова. Опять же, никоим образом не оправдывая несовершенство государственных банков, я считаю, что замалчивание этих огромных проблем выглядит нелогичным.

Я специально не хочу писать много о том, насколько реальны шансы Ощадбанка вернуть утраченные средства с помощью процедуры арбитража, — не это является темой этой колонки. По нашему мнению, они существенны, однако этот процесс сложный и длительный. Я здесь подчеркиваю лишь то, какую именно сумму потерь Ощадбанка признал Парижский арбитраж от оккупации Крыма Российской Федерацией.

Еще одно — сумма капитализации государственных банков де-факто не является расходами государства. Расходами являются суммы, которые правительство платит банкам за ОВГЗ (купон). Почему в 2014−2017 годах государство наполнило капитал госбанков не живыми деньгами, а именно облигациями — понятно. Потому что тогда у государства этих денег не было. Эти суммы превратятся в расходы, когда банк предъявит Минфину указанные облигации к выкупу. В тот момент важно, чтобы сумма дивидендов, полученных от банка, была сопоставима с расходами, которые государство понесет от погашения облигаций. Также существующие облигации могут быть заменены новыми ценными бумагами — это даст дополнительное время госбанкам для компенсации расходов государства на их капитализацию.

Еще один путь возврата средств, которые государство вложило в госбанки, — приватизация. И здесь снова нужно упомянуть об операционной эффективности: инвестору нужен только действенный институт, доказавший свое умение зарабатывать деньги в рыночных условиях. На этом я и весь коллектив Ощада будем концентрироваться в последующие годы. Ведь гораздо более важный вопрос, который стоит перед нами, — не почему государство тратило деньги на госбанки в прошлом, а то, как оно будет компенсировать эти расходы в будущем.

Показать ещё новости
Радіо NV
X