Независимый энергорегулятор: как это работает

0 комментировать
Государственное регулирование в Украине – вещь крайне важная, нужна для уравновешивания интересов государства, бизнеса и общества

Но иногда это регулирование может быть устаревшим и неактуальным, определяться законами, часть которых прописана десятилетия назад.

Офис эффективного регулирования оценивает «жизнеспособность» такого регулирования, причем не только действующего, но и только планирующего «вступить» в права. Ярким примером последнего является создание в Украине нового независимого регулятора — Национальной комиссии по вопросам энергетики и коммунальных услуг (НКРЄКУ), формирование которого и его предстоящие регуляторные действия вызывают предостережения.
Новый закон "О Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг", принятый Верховной Радой, написан так, что энергорегулятор "выпадает" из философии "адекватности" государственного регулирования. Не только относительно механизма и процедуры подготовки нормативного документа, но и общей философии. Есть впечатление, что не хватает взвешенности в прописанных нормах его деятельности. Энергорегулятор согласно принятому закону настолько независим, что абсолютно ни с кем не обязан проводить, в частности, соответствующую процедуру согласования новой регуляторной нормы.

«Все хорошо, что в меру?»

Такой регулятор, который не контролируется никем и ничем, и не подпадает ни под одну процедуру, на самом деле — угроза для бизнеса. Завтра-послезавтра он может для рынка и, соответственно, для субъектов деятельности на этом рынке ввести новое регулирование. И если оно не будет восприниматься бизнесом, будет для него лишним, дорогим и обременительным, то обратиться к Государственной регуляторной службе, чтобы пожаловаться на новый документ, организовать рабочие группы, совещания, все это обсудить, бизнес уже не сможет. Потому что теперь регулятор ничего не будет согласовывать с этой службой.
Однако, есть и аргумент "за" такую независимость: регулятору нужно оперативно реагировать на «вызовы» энергетических рынков и вводить соответствующее реагирование.

Независимый энергетический регулятор, как это происходит в мировой практике, должен действительно быстро принимать решения именно по тарифам, по цифрам. Здесь он должен быть действительно самостоятельным. Но основные элементы таких оперативных решений — именно тарифы. Ранее регулятор имел право не юстировать тарифы, кроме одной категории — тарифов для населения, необходимо было долго проходить процесс юстировки, как и все ценовые решения для этой группы потребителей (были задержки в принятии решений, например, Минюст остановил на уровне цифр ставки стандартного присоединения к сетям, а его согласование было необходимо поскольку это также распространяется на физических лиц).

Поэтому полностью выйти из процедур согласования нового регулирования — означает абсолютную неконтролируемость. И длительная процедура юстировки решений, а она занимает около трех месяцев, здесь имеет свои аргументы "за". Это гарантия минимального качества нормативно-правового документа. А вот нужно ли нам качество? — вопрос.
Итак, имеем снижение или полное отсутствие влияния субъектов власти или рынков на принятие решений регулятором, не только Минюста и ГРС, но и самого бизнеса. Если такой регулятор заангажирован — есть даже риск его влияния на энергетический рынок с целью защиты одних игроков рынка и борьбы с их конкурентами действиями регулятора.

Еще один пример возможной «неконролированности» это вопрос лицензирования — закон закрепляет эту деятельность полностью за НКРЭКУ. А поскольку ни Кабмин, ни Минюст не повлияют на решение регулятора, единственной ветвью власти, которая сможет принимать решения относительно законности деятельности энергорегулятора по лицензированию, будет суд. Думаю о сущности нашей судебной системы и говорить нечего.

Правда, подобная практика действует в США, там тоже высшую силу над регулятором имеет только судебная власть. Но сравнивать современное состояние общественного сознания в Украине и Штатах нельзя. Так же сложно сопоставлять американскую судебную систему и нашу. Наши граждане часто просто боятся обращаться в суд, да и не имеем мы пока такой правовой культуры. Украинские же компании не верят в объективность судов. Кроме того — любое обращение в суд, это серьезный временной лаг. А значит — быстро принятое решение НКРЭКУ, которое может быть сомнительным, будет не так быстро отменить.

«Дом без фундамента?»

Плюс ко всему, существует немало недостатков в самом процессе подготовки законодательной базы для независимого энергорегулятора.

Вы удивитесь — но такой орган, как Нацкомиссия, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, у нас даже Конституцией не предусмотрен. А те нормативные акты, которыми она регулировалась, не учитывали всех нюансов ее работы, совсем не обеспечивали независимости регулятора, способствуя появлению и накоплению коррупционных рисков. И вот проведена работа, чтобы Украина получила соответствующий закон, а следовательно – и обновленного независимого энергорегулятора. Эпопея с подготовкой, рассмотрением документа в комитетах, внесением правок, внесением в сессионный зал и голосованием в парламенте продолжалась почти 2 года. Наконец, в сентябре этого года закон был принят. В процессе работы над законом в результате десятков обсуждений были внесены более двухсот правок в первоначальный текст законопроекта. И большинство из пунктов "торгов" за правки составляли именно политические нюансы, сущность которых сводилась к тому, быть ли регулятору независимым полностью или кому-то подконтрольным, и кому именно.

В результате закон был принят с компромиссными решениями, но это тот фундамент, который нивелирует значительные коррупционные составляющие и удержит баланс интересов государства, бизнеса и граждан?
Возможно. Верно то, что уровень ответственности председателя и членов НКРЭКУ, людей, принимающих решения, значительно возрастает, и здесь уже вопрос к “качеству” решений нового регулятора и действенности нашей судебной системы в случае злоупотреблений с их стороны.

«Собратья подобной независимости»

В Украине существует пример подобной «независимости» регулятора. Это Национальный банк. И если НКРЭКУ будет настолько независимым, что он будет неподотчетен ни Кабмину, ни Минюсту в части принятия нормативных решений, возникнет ряд моментов, которые есть сегодня в деятельности НБУ.
Момент первый. Если нормативно-правовые акты начинают действовать после регистрации в Минюсте, их можно найти в этом реестре и четко выяснить — когда именно тот или иной акт начнет действовать. Актов НБУ в этом перечне нет — потому что он независим от Минюста. А следовательно, понять, когда такой нормативно-правовой акт вступил в силу — тяжело и неудобно.

Момент второй. В Минюсте есть четкая процедура регистрации и проверки нормативных актов на предмет соответствия нового регуляторного документа компетенции органа, который его принимает. Также в Минюсте работают профессиональные методологи, которые понимают обязательную атрибутику, которую должен содержать нормативно-правовой акт. И если есть в документе какие-то такие недостатки — министерство направляет его на доработку. Ну и в конце концов Минюст проверял документы на наличие грамматических дефектов, а нормативных актах НБУ и указах президента, которые не подотчетны Минюсту, особенно часто встречаются грамматические ошибки в текстах документов. В частности, довольно известный жизненный пример, когда НБУ вечером сообщил приятную новость об отмене предъявления паспорта при операциях с валютой. На следующее утро банки получили новую инструкцию, где черным по белому было написано: надо показывать паспорт. Потом выяснилось, что в быстром решении просто потеряли частицу "не", и пришлось в него вносить изменения.

Момент третий. Согласно принятому Закону об энергорегуляторе этот орган будет иметь свои правила обнародования и согласования новых регуляторных норм. Будет придерживаться этих правил регулятор, реагировать на аргументированные замечания и предложения – вопрос пока без ответа.
Итак, снова встает вопрос, а можем сейчас позволить себе такую полную и безусловную независимость?
Возможно, что да, но только с того момента, когда на энергетических рынках будет царить здоровая конкуренция, исчезнут непрозрачные тендеры, прекратится разворовывание средств при реализации инвестиционных программ энергетическими компаниями, когда отойдут в прошлое противоречивые решения в энергетическом секторе, как например, о трансформаторах для Укрэнерго или формулы Роттердам+. Ведь за эти решения платим из собственного кармана — все это влияет на конечную стоимость энергоносителей.
А главное, когда регулирование будет прогнозируемым и качественным, когда будет просчитываться его эффективность еще на моменте введения, когда такое регулирование будет сбалансированное с точки зрения как бизнеса, так и потребителя, а необходимость его имплементации будет аргументированно доказана публично.

И наконец, инструмент независимого регулятора – пример западной модели регулирования естественных монополий, который нарабатывался на энергетических рынках длительное время, который доказал, что может быть эффективным лишь при условии независимости решений регулятора от какого бы то ни было влияния, их профессионализма и сбалансированности. Контроль за регулятором должен обеспечить каждый заинтересованный – будь то представитель энергетического рынка или потребитель энергетических ресурсов, каковыми являемся мы все все. Только так возможно обеспечить положительный результат.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: