Дубогрыз по средам. Нацбанк и учетная ставка: за кулисами, кто давит на Шевченко, лира обвалилась

15 декабря 2021, 22:02

Главные финансовые события недели и что они означают

Фокус сегодняшней колонки — события в Нацбанке и вокруг Нацбанка.

Национальный банк 9 декабря поднял ключевую (учетную) ставку с 8.5% до 9%. В ответ на высокую инфляцию и, что даже более важно, все еще высокие инфляционные ожидания. Традиционно предупредив, что может повышать ставку и впредь: инфляция снижается, с 10.9% в октябре до 10.3% в ноябре, но недостаточно быстро. Нацбанк оценивает баланс рисков для базового прогноза инфляции и учетной ставки как смещенный верх, говорится в официальной коммуникации НБУ. В переводе с канцелярита — «все будет только дорожать».

Видео дня

Что здесь интересно? В первую очередь, «околофутбол». То есть сопутствующие обстоятельства. За день до объявления ставки Голова НБУ Кирилл Шевченко и зампред по рыночным операциям Юрий Гелетий отправились в Лондон на инвестиционную конференцию. Резкий контраст с политикой двух предыдущих глав НБУ, Валерии Гонтаревой и Якова Смолия — те пропускали заседания Комитета по монетарной политике НБУ разве что по болезни, и ставку, за редчайшим исключением, объявляли лично. Ключевая функция НБУ, как-никак. Гонтарева и вовсе публично и строго приказывала своим заместителям — планируйте отпуска и командировки заранее, так, чтобы всегда лично присутствовать на двух ключевых комитетах Нацбанка — Монетарном и Комитете по финстабильности. Благо график известен на год вперед. В любом случае, отсутствие ключевого зампреда НБУ — рыночные операции это инструмент реализации монетарной политики — на профильном комитете (глава все-таки участвовал онлайн) выглядит странно. Конференций не так много, чтобы отрываться от решения о ставке.

Второй нюанс: о решении НБУ по ставке объявлял не и.о. главы Ярослав Матузка, а зампред по монетарной политике Сергей Николайчук. Хотя о таких ключевых решениях объявляет глава или и.о. Правило хорошего тона, принятое в центральных банках — показать, что ставка — это главное. И логично было бы оставить «на хозяйстве» профильного зампреда, тем более, всего на три дня.

А что само решение о повышении ставки? В шахматной терминологии «тихий ход». Без видимых быстрых последствий, но дающий в будущем пространство для маневров. Каких? Например, в январе повысить ставку еще на полпроцента. Не получив порцию от политиков-dowes (тех, кто ратует за смягчение монетарной политики, несмотря на высокую инфляцию). Или показать, что НБУ не боится повышать ставку и тем самым снизить инфляционные ожидания.

Что Кирилл Шевченко делал в Лондоне, кроме участия в конференции? Общался с информагентствами: Reuters, Bloomberg, Debtwire. Bloomberg выпустило видеоинтервью с главой НБУ, где тот заявил о политическом давлении. Цитата: «Я под давлением с момента моего назначения на должность. Речь идет о давлении определенных лиц на процесс принятия решений внутри НБУ, информационные кампании в прессе, направленные на топ-менеджеров НБУ, даже уголовные дела. Но это обратная сторона медали этой должности. Мой предшественник имел такой же опыт». На сайте НБУ дословной расшифровки интервью пока нет.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Почему это важно? «Политическое давление» — более чем прозрачный намек на президента и его ближайшее окружение. Особенно с формулировками наподобие «влияние на процесс принятия решений» и «предшественника» (а не «предшественников»). Первым главой НБУ, заявившим о политическом давлении, был Яков Смолий, которого и сменил Кирилл Шевченко. С той разницей, что Смолий сказал об этом после заявления об отставке, и совершенно определенно имел в виду президента.

К чему громкие слова? Шевченко, опытный менеджер, понимал, какую реакцию такое заявление вызовет в Офисе Президента. И тем не менее, пошел на столь резкий шаг. Возможно, в надежде на реакцию международных партнеров, главным образом, МВФ, который не приветствует смен глав центральных банков по инициативе политиков. Мосты окончательно сожжены, отставка главы НБУ это лишь вопрос времени, причем не столь отдаленного? Тут уместно вспомнить фразу Владимира Зеленского «честно, не знаю» в ответ на недавний вопрос того же Bloomberg, доработает ли Шевченко на своей должности до конца года.

Впрочем, СМИ регулярно отправляют Кирилла Шевченко в отставку уже более полугода.

В Турции снова обвал национальной валюты. Лира за два дня подешевела на 6% к доллару, до 14.5 лир за доллар — еще два месяца назад курс был около 9. Всего с начала года девальвация лиры составила 48%, ненамного меньше, чем в Украине в 2014—2015 годах (чуть более 60%). Причем без войны и экономического кризиса. Причина — действия Центрального банка Турции. После того, как президент Эрдоган сменил сначала нескольких глав Правления, а потом и зампредов (в Турции у президента есть такое право), Центральный банк начал снижать учетную ставку. Результат — ускорение инфляции, рост стоимости долга и галопирующая девальвация. Лира — самая обесценившаяся с начала года валюта на развивающихся рынках.

Почему это важно? Казалось бы, наглядный урок для тех украинских политиков и «экономистов», кто предлагает в ответ на рост инфляции печатать деньги. То есть проводить мягкую монетарную политику, снижать учетную ставку, делать собственное «количественное смягчение» (печатать деньги и выкупать за них долги государства и частных компаний). Совсем рядом, по соседству, как говорится «острый опыт». Нынешнее проседание лиры — ответ рынка на резкое снижение ставки, с 19% до 15%, и ожидаемое понижение еще на 1 процентный пункт. Куда уж нагляднее. Девальвация может ударить по рейтингам власти куда сильнее, чем инфляция — которая, сама по себе высокая, даже на фоне укрепления гривни к доллару.

J.P. Morgan, один из старейших и авторитетнейших в мире инвестбанков, ожидает конца пандемии Covid-19 уже в следующем году. Наш прогноз состоит в том, что 2022 год станет годом полноценного глобального восстановления экономики, прекращении пандемии, и возвращению к нормальным экономическим и рыночным условиям, которые были до вспышки Covid-19, заявил главный стратег банка Марко Коланович.

Почему это важно? JP Morgan не из тех, кто бросают слов на ветер «для Пионерской правды», то есть, для пущей медиаактивности. Отчеты инвестбанков такого уровня — долгая работа десятков аналитиков и прогнозистов. Раз после детального анализа, вывод именно такой — вакцинации и медицинские инновации позволят справиться с пандемией уже через год, к таким выводам стоит прислушаться. Конечно, такой прогноз сейчас выглядит очень оптимистично, но JP Morgan есть JP Morgan.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X