Новые регуляции НБУ. Почему развитие кредитования через изменение правил оценки рисков не сработает

2 декабря 2020, 16:00

Позавчера НБУ принял, а сегодня опубликовал новое постановление, которое будет действовать с сегодняшнего дня и очень сильно меняет правила игры на рынке, если его можно так назвать, муниципальных облигаций.

Постановление меня разочаровало. С таких точечных и якобы незначительных изменений все и начинается — неработающие кредиты, кризисы, банкопады и все остальное, что мы так любим.

Видео дня

Главные изменения касаются оценки кредитного риска по муниципальным бондам и их эмитентам. Банки имеют право оценивать кредитный риск по муниципальным облигациям на очень низком уровне. Около 1% — это очень низкое значение в наших условиях. Независимо ни от параметров этих облигаций, ни от кредитной истории муниципалитета, ни от его финансового состояния и выполнения им бюджетов. Ранее такой возможности не было. Банки должны оценивать муниципалитеты на базе их финансового состояния и кредитной истории. Собственно, как и всех других должников.

Своего рода водораздел по факту наличия у муниципалитета облигаций. Практически все муниципалитеты как потенциальные должники банков делятся на две категории — те, у кого есть облигации и банки будут иметь право оценивать такого должника очень толерантно и быстро, по очень упрощенной процедуре, и не принимая во внимание все его риски и реальную платежеспособность. И те, кто не выпустил бондов, которых надо оценивать, как и всех других заемщиков — считать кредитную историю, финансовое состояние.

Как это работало раньше и как будет работать теперь? Чтобы не лезть в долгие объяснения и перекрестные ссылки — «с пунктов 33 и 34 Постановления 351 перейдите к пункту 153 и вспомогательным, а затем вернитесь, а затем посмотрите строку 5 таблицы 6 приложения 9» попытаюсь на конкретном примере.

Пример. Возьмем условный муниципалитет условного города. Например, город Нью-Марганец. Власти города хотят взять банковский кредит на 1 миллиард гривен, который город или вернет, или не вернет с вероятностью 50/50. То есть либо да, либо нет. В банковской сфере это называется PD (рrobability of default, вероятность дефолта) = 0.5.

1. Каковы ожидаемые потери банка, который рискнет и даст кредит такому муниципалитету? Банки оценивают ожидаемые потери или кредитный риск по такому заемщику по формуле CRинд = PDинд х LGDинд х EADинд. Юридически не совсем для этой ситуации, и не хочу перегружать пост различными CV, RC, RRинд. В данном случае PD = 0.5, LGD = 0.95, EAD = 1 млрд грн.

Кто интересуется, что такое LGD и почему 0.95, а не 1, тот может найти это в Постановлении 351 НБУ, 5 и 33 пункты. Почему 33-й? Потому что под действие пункта 34 гривневые муниципальные облигации ранее не попадали, только валютные).

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

EAD — «экспозиция под риском», такой термин, частое использование которого вне банковских кругов намекает, что кто-то пытается представить себя более умным, чем он/она является.

То есть ожидаемые потери банка, они же кредитный риск, сумма, на которую банк должен уменьшить размер регулятивного капитала — 450 млн грн.

2. Чуть более сложная схема. Нью-Марганец вместо кредита выпускает облигации и продает тому же банку. Каким бы был кредитный риск с последними изменениями? Формула та же. CRинд = PDинд х LGDинд х EADинд.PD тот самый, EAD также. Но значение LGD будут отличаться в зависимости от валюты, в которой Нью-Марганец выпускает облигации. Для бондов в иностранной валюте будет PD = 0.5, LGD = 0.7, EAD = 1 млрд грн. Для гривневых — то же, что и в случае с кредитом. Следовательно, кредитный риск по валютным облигациям нашего муниципалитета будет уже 350 млн грн, а не 450 млн грн.

3. Что будет теперь? Формула не меняется. CRинд = PDинд х LGDинд х EADинд. Меняются PD и LGD. LDG теперь не 0.7, а 0.6. А с PD несколько интереснее. Теперь для эмитентов муниципальных бумаг — каким бы ни было их реальное финансовое состояние — банк вправе определять PD таким образом, будто этот заемщик имеет кредитный рейтинг на один уровень ниже украинского. Если должник не имеет собственного рейтинга. Отмечу, что здесь может быть поле для схем — если муниципалитет понимает, что рискует получить рейтинг ниже, чем Украина минус один уровень, у него нет стимула вообще обращаться за международным рейтингом.

То есть рейтинг В- по классификации Фитч (потому что у Украины — B). То есть, его класс автоматически становится не 4, а 3, а PD уже не 0.5, а 0.01595 аблица 11 приложения 9 к 351 Постановлению НБУ).

То бишь «расчетная» вероятность дефолта уменьшается более чем в 30 раз. Тогда как реальная остается 50%—- в муниципалитетах же ничего не изменилось по существу. То же с LGD. Если раньше коэффициент 0.7 можно было применять только к ЦБ в инвалюте, то теперь можно и к гривневым. И не 0.7, а уже 0.6.

Итак, PD = 0.01595, LGD = 0.6, EAD = 1 млрд грн. Кредитный риск, следовательно — 9.57 млн грн.

4. А ожидаемые убытки? Да те же самые — 450 млн грн. Ведь у заемщика-муниципалитета по сути ничего не изменилось, финсостояние не ухудшилось и не улучшилось. Изменилась только методика расчета «верхней планки» КР.

5. Только раньше все эти ожидаемые убытки от рисковых операций — а кредит заемщику с вероятностью возврата 50% это операция крайне рисковая — должен был заплатить акционер банка. Из-за уменьшения регулятивного капитала на эту сумму.

6. Теперь акционер имеет возможность заплатить лишь 9.6 млн из 450 ожидаемых убытков. А кто— остальные 440.4 млн?

7. Вкладчики.

Арифметически это означает, что банки по желанию могут признавать кредитный риск по любым муниципальным облигациям на уровне не выше 0,957%. Независимо от реального финсостояния муниципалитета и возможности обслуживать эти обязательства. Нижняя планка. Достаточно выпустить облигации.

То есть если муниципалитет выпустил облигации, то банки имеют право оценивать вероятность дефолта по таким облигациям не более чем 1.5% А кредитный риск — 1%. Если хотят, то могут и больше, хоть 100%, это их право.

Фактически это дает возможность занижать реальный риск по операциям с муниципальными бондами, если ожидаемые потери по таким бондам выше, чем 1%.

А что с теми муниципалитетами, которые действительно надежные и чья вероятность дефолта и так ниже чем 1.6%? Ничего. Вероятность дефолта по ним не меняется. Кредитный риск становится немного ниже за счет уменьшения LGD с 70% до 60%.

Это схематоз? Нет. Точнее, не совсем. Ибо правила оценки кредитного риска, задает Нацбанк — это минимальные требования. Добросовестные банки к ним так и относятся, и их внутренние правила жестче. Но это дает возможность для рисковых операций с такими ценными бумагами со стороны менее добросовестных банков.

Кто заплатит за этот схематоз, если он будет? В случае негосударственных банков — в первую очередь их вкладчики. В случае государственных — все налогоплательщики, то есть все мы.

Но грустно мне из-за другого. Схематоз такое — если есть желание, он и так будет. Печально потому, что регулятор, как во времена 2011−2013, считает, что кредитование можно стимулировать изменением правил оценки рисков.

Хочется придумать какую-то смешную шутку вроде «в военное время значение числа Пи может достигать 10», но ничего толкового в голову не приходит.

Именно так и начинается «накопление дисбалансов» в банковской системе. Здесь закрываем глаза, здесь разрешаем не оценивать риски, здесь даем возможность скрыть реальное положение дел. Заканчивается это всегда плохо. Исключений в новейшей банковской истории Украины еще не было.

Несколько уточнений:

  • Нет, я не пропустил норму, согласно которой коэффициент ликвидности муниципальных бондов в качестве залога по кредитам резко возрастает — с бывших 40% до 75−92% в зависимости от ставки и maturity (для бондов от 1 до 5 лет). Это отдельная история, о ней когда-то потом.
  • Нет, я не против развития рынка муниципальных облигаций при условии, что на них будет реальный спрос и банки будут корректно оценивать риски.
  • Нет, я не считаю 351 Постановление идеальным и таким, где ничего не надо менять. Считаю, что надо и многое. И именно эти изменения считаю рискованными.
  • Нет, я не против развития кредитования. Только за. Однако я не считаю, что это надо делать путем изменения правил и принципов оценки рисков. Эти правила не для того.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X