Новое поколение налоговой милиции

2 апреля 2018, 12:16

Цифры. Они говорят сами за себя: в мировом рейтинге Украина находится на 76 месте по легкости ведения бизнеса.

Другие постсоветские страны вырвались на десятки шагов вперед. Например, по рейтингу Всемирного банка Казахстан на 36 месте, а Беларусь на 38 месте. Несмотря на четырехлетние реформы, рыночную экономику и прогрессивный менеджмент на высоких должностях, Украина продолжает проигрывать во всех мировых "марафонах" по рейтингам.

Видео дня

Такая оценка страны свидетельствует о "простоте" регулирования бизнеса, а также о возможности защиты прав собственности. Такой рейтинг – отпугивающий фактор для инвесторов, отток которых в разы увеличился в Украине за последние десять лет.

Есть много причин, из-за которых Украину все реже рассматривают как площадку для инвестиций: начиная от варварских масштабов коррупции, иммиграции "интеллекта", архаичной системы права и заканчивая незаинтересованностью власти в развитии предпринимательского и конкурентного рынка. Но у всего этого есть первопричина – непреодолимое стремление политиков и чиновников использовать власть и правоохранительные органы, чтобы нажиться на прибыльных секторах экономики.

В этой модели и в такой монополии государства и рождаются все новые и новые репрессивные органы, повышающие эффективность паразитирования на бизнесе и работающие на благо магнатов, жаждущих легких денег и европейского вкуса жизни. В Украине таким органом была налоговая милиция. С регулярными наездами на инвесторов, чудовищными обысками, грабежом, вымогательством и бесконечными "проверками уплаты налогов и сборов". При этом каждая следующая власть обещала этого монстра реформировать. И в течение многих лет европейские и американские бизнесмены ждали, в надежде, что эти обещания наконец-то обрастут реальными фактами и делами.

И это время пришло. Все началось со случайности - полтора года назад депутаты ошибочно исключили из Налогового кодекса норму про налоговую милицию. В результате возник юридический хаос - суды частично перестали принимать доказательства от налоговой милиции, а иногда и вовсе не признавали следователей этого органа. Вернуть монстру былую власть не решились, и исправить ошибку решили написанием законопроекта о новом органе, который будет расследовать экономические преступления. Так, со случайной ошибки парламента началась одна из самых ожидаемых реформ правоохранительных органов в реальном секторе экономики.

Следующим шагом было одобрение правительством законопроекта про создание новой службы – Службы финансового расследования (СФР). Но в парламент закон так и не попал. Причина отказа премьер-министра подавать законопроект в Верховную раду остается загадкой. Возможно, не смогли согласовать все рычаги управления директором такого органа.

В конце марта была предпринята третья попытка по реформированию налоговой милиции. Народный депутат Нина Южанина сначала презентовала, а потом зарегистрировала законопроект №8157 О Национальном бюро финансовой безопасности. Документ разрабатывался по поручению главы государства. Если коротко, президент хочет создать в своей вертикали новый правоохранительный орган НБФБ, с новым названием, но старыми функциями и практикой работы. Начнется эпоха нового поколения налоговой милиции. Но не все видят в этом поколении проклятие. Ведь нынешняя власть не единожды доказала, что может копировать ошибки предшественников по желанию своего политического лидера.

Впрочем, кроме не до конца ясной цели создания такой "аналитическо-правоохранительной структуры", команда президента выбрала еще и очень странную стратегию ее создания.

Есть два способа формирование новых государственных институций: либо навязчиво проталкивать такую инициативу через парламент, не обращая внимания на крики бизнеса и общественности (push-стратегия), либо привлекать к его созданию заинтересованных стейкхолдеров и общественный сектор (pull-стратегия). К сожалению, в нашей стране вторая, здравая и логичная стратегия, используется только в исключительных случаях, например при создании НАБУ. Как правило, нововведения в правоохранительном секторе происходили через push – ломая парламент и общество через колено.

Законопроект об НБФБ не будет исключением. От Рады будут требовать голосов, загоняя депутатов в ловушку. Ни голос бизнеса, ни голос общественности не будет услышан. В стране создается новый правоохранительный орган, который будет собирать всю допустимую базу информации по предприятиям, включая кредитные истории, реестр избирателей и даже образцы ДНК. Логика документа предусматривает также работу штатных и внештатных агентов, а также лиц, которые за материальное и моральное вознаграждение будут сотрудничать с бюро для раскрытия финансовой преступности. Фактически это будет контрразведывательный силовой орган. При этом ликвидацией действующих правоохранительных структур – подразделений СБУ, Нацполиции и ГПУ – никто не позаботился, они продолжат свою работу наравне с новым органом.

Удивляет и тот факт, что главе НБФБ предоставляются беспрецедентные полномочия сравнимые с полномочиями генпрокурора. Например, директор Бюро по согласованию с прокурором может истребовать любое уголовное производство, даже если установленное правонарушение неподследственно НБФБ. Такая норма несет прямой риск работе НАБУ и других правоохранительных органов, где любое неудобное для власти дело будут передавать в бюро для закрытия или "торможения".

Но ключевое – это управление НБФБ. Согласно законопроекту, директора Бюро назначает и увольняет президент. Такие полномочия главы государства не предусмотрены Конституцией, но ранее такое уже практиковалось, например, при формировании НАБУ, главу которого также назначает и увольняет президент по решению специальной Конкурсной комиссии или Комиссии по аудиту. Но в случае с НБФБ есть два нюанса, которые полностью искажают изначальную идею создания независимого органа.

Первый – членами Конкурсной комиссии по отбору главы НБФБ могут быть представители власти и мы уже видели результаты такой работы при отборе директора Государственного бюро расследований. Из-за политических разногласий комиссия долгое время не могла выбрать руководителя правоохранительного органа, в результате процесс затянулся на 1,5 года и закончился множеством нарушений и судебными исками.

Второй нюанс– процедура увольнения директора НБФБ. Согласно нормам законопроекта, директор будет полностью зависим от оценки, которую дадут ему президент либо парламент. При этом законопроект никак не регламентирует и не описывает критерии, которыми должны руководствоваться депутаты или президент принимая решение о негативной оценке работы НБФБ. Это манипулятивный инструмент, который всегда позволит, показать директору Бюро его место в "правоохранительной монархии" и указывать какие уголовные производства "надо" или "не надо" расследовать.

История с созданием НБФБ показывает, что руководство страны так и не выучило простой урок: волюнтаристский, непрозрачный и эгоистичный подход к формированию новых государственных органов, тем более причастных к расследованию экономических преступлений приводит лишь к одному – бизнес замыкается в себе и ищет способы защиты от новых поколений "милиционеров". И как результат – увеличение сегмента теневой экономики, офшоризация, снижение экономического роста, падение страны в мировых рейтингах и еще больший отток инвестиций.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X