Новый стандарт государственной службы. Держаться будут за контракт, а не за стул

19 сентября 2019, 15:05

Перезагрузка. Верховная Рада либерализует ряд законов, в первую очередь, ЗУ О государственной службе. Что именно изменится

«Нельзя освобождать госслужащего за профнепригодность — это может создать опасный прецедент, от которого будут страдать сотни тысяч, да что там, миллионы чиновников», — еще 40 лет назад написал Джонатан Линн.

Видео дня

На самом деле легенда, что все госслужащие — неэффективные чиновники, является мифом. Как и в любой сфере всегда есть те, кто работает хорошо и добросовестно, и есть те, кто саботирует процессы или берет взятки. Однако мы сейчас живем в реальности, где восприятие обществом бюрократии и чиновников крайне негативное, доверие к большинству органов власти очень низкое, а целые сферы государственного управления ассоциируются с очередями, коррупцией и отсутствием уважения к гражданам.

Поэтому так важно получить инструменты для перезапуска органов власти, когда существенно ускоряется увольнение неэффективных бюрократов, повышение перспективных молодых сотрудников и заведение на госслужбу людей из частного или общественного секторов. Мы возлагаем большие надежды на принятый законопроект № 1066 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно перезагрузки власти», который либерализует ряд законов, в первую очередь, ЗУ О государственной службе.

Что он несет в себе

Во-первых, появляются эффективные механизмы очистки государственного органа. Правила трудоустройства по действующему законодательству о государственной службе позволяют работодателю посадить кого-то на тот или иной стул, а лишить его потом должности почти невозможно. Даже когда пересадить надо за решетку. Например, можно спрятаться на больничном или взять длительный отпуск, надеясь за это время найти какого-то политического покровителя. Теперь же можно будет сразу издать приказ об увольнении, который вступает в силу с момента возвращения человека на работу. Также можно более гибко менять структуру органа власти, сокращая ненужные должности и создавая новые. Сейчас для этого используется медленный механизм реорганизации — как вот такой, что сейчас проходит Гостаможслужба.

Во-вторых, ускорится объявление и проведение конкурсов. Представьте, что такое провести несколько тысяч индивидуальных конкурсов на должности в таможне, которые могут освободиться после увольнения таможенников-миллионеров, которые фактически работают на контрабандистов? Это тысячи объявленных индивидуальных конкурсов, десятки конкурсных комиссий, которые по действующему закону неделями должны общаться с каждым, даже с явно неквалифицированными кандидатами (когда в министерство экономики на конкурс пришел реальный изобретатель вечного двигателя). А потом еще обжалования и суды — как вот такой, который задержал конкурс на моем назначении больше, чем на 2 месяца. Бывают и трагикомические бюрократические случаи — на одну должность пришло 3 неплохих кандидата, а на аналогичную другую в тот же отдел — ни одного. Но взять людей с первого конкурса нельзя, все надо начинать сначала. Теперь же конкурсы можно объявлять на одинаковые должности вместе, проводится тестирование, а 3−5 лучших кандидатов идут на собеседование, где избирается победитель. Бюрократические процедуры можно делегировать — надеюсь, скоро мне надо будет только лично подписывать формальные приказы о переводе, а отпуск руководителя не сможет заблокировать процесс назначений.

В-третьих, упрощается процесс оценивания госслужащих. Избавляемся от советских рудиментов по духу вроде «Общее собрание (конференция) государственных служащих», ускоряется проведение дисциплинарных производств.

Четвертая новелла — появляются срочные контракты государственной службы. Пока ограничено — до 7% штата (надеюсь, это мы исправим позже), но можно подписывать соглашения с понятными правами и обязанностями сторон. Для таможни это очень актуально — я хочу создать систему, которая защищает честных сотрудников, которым будут гарантированы премии или возможность продвижения по службе. С другой стороны, имея пункт о добродетели в контракте, будет возможность не продлевать трудовые отношения с человеком, который этому принципу не соответствует.

И, наконец, последнее, но для меня особенно приятное. Избавляемся «собственноручно написанных заявлений» для приема на работу, добавляем возможность официального общения с работниками по электронной почте, а не письменными сообщениями под роспись. Вот из таких кусочков и состоит «государство в смартфоне».

Новая таможня нуждается в квалифицированных и ответственных кадрах и я точно знаю, что сейчас в ГФС есть такие люди. Тех, кто готов работать и доказывать своей деятельностью, что государственная служба это не о принадлежности к структуре, а кропотливое и добродетельное дело, мы ждем в рядах новой таможни. Только при работе таких людей экспорт и импорт станут прозрачными и понятными для бизнеса, а таможня — эффективной и полезной для налогоплательщиков.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X