Хронические проблемы государственного сектора ОПК: деньги, имущество, ГОЗ

11 декабря 2020, 15:00
Цей матеріал також доступний українською

Кто и как должен лечить хронические болезни отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Более зарегулированного сектора экономики, чем оборонная промышленность, в Украине не существует. Казалось бы, на каждый шаг или действие есть политика, процедура, постановление или норма закона. В то же время за годы работы Концерна накопились десятки хронических проблем отрасли и предприятий, которые не решены до сих пор.

Видео дня

С созданием Министерства по вопросам стратегических отраслей промышленности, эти проблемы стали вызовами уже нового ведомства. Уверен и надеюсь, что Министерству уже в ближайшее время удастся предложить новые механизмы и процедуры управления государственными предприятиями отрасли, а унаследованные из советской, а затем — российской систем — уничтожить.

Основные проблемы — это деньги, активы и гособоронзаказ. Существует довольно простой рецепт их решения — замена старого регулирования на новое, отвечающее современным вызовам и рынку. Если этого не сделать, бюрократическая машина и коррозия регуляторной политики продолжат пожирать собственные оборонные предприятия.

Проблема 1: несовершенная система ценообразования на товары и услуги военного назначения

Действующая на сегодня система ценообразования на продукцию военного назначения — это рудиментарное наследство из бывшего СССР. Она не отвечает современным реалиям рыночной экономики и нуждается в совершенствовании.

Как формируется цена на продукцию оборонного завода, допустим, бронетранспортера, который государство намерено закупить за деньги налогоплательщиков?

Предприятие формирует расчетно-калькуляционные материалы (РКМ) с ориентировочной ценой продукции. Эта цена закреплена в контракте, который завод заключает с Минобороны. Контракты заключаются на год и дольше, ведь обычно у военной продукции довольно длительный производственный цикл. Продукцию начинают производить, но деньги за нее поступают частями — по мере передачи партий заказчику. Поэтому, например, купить комплектующие или сырье на всю партию по контракту предприятие не может — не хватает собственных средств.

За время выполнения контракта стоимость продукции может измениться — как уменьшиться, так и увеличиться. Поэтому фактическая стоимость продукции известна уже по итогам исполнения контракта. И если она больше, чем ориентировочная стоимость, предприятию за это никто не доплачивает. Разницу заводы покрывают за счет уменьшения собственной прибыли.

Пока отсутствует механизм пересмотра ориентировочной цены контрактов в сторону увеличения даже при наличии документально подтвержденных объективных обстоятельств: изменение тарифов, цен на материалы и комплектующие изделия, систем оплаты труда, минимальной заработной платы и других условий, оговоренных законодательством. Из-за этого часто при выполнении государственных контрактов предприятия несут существенные убытки. Иногда это приводит к вынужденному банкротству или вообще — остановке завода.

Разработать новый механизм должны в Минстратегпроме, Минобороны и частично Минэкономики.

Казалось бы, заводы должны получать прибыль от выполнения контрактов по государственному оборонному заказу — своей основной производственной деятельности. Однако часто происходит наоборот. И этому способствует другое законодательное несовершенство.

Проблема 2: искусственное ограничение прибыли оборонных предприятий, выполняющих гособоронзаказ

Постановление Кабинета Министров Украины 464 от 27.04.2011 о ГОЗ определяет, что прибыль предприятий-исполнителей гособоронзаказа на закупки комплектующих не может превышать 5%, а на собственных затратах — 30%.

Впрочем, сегодня уровень прибыли предприятий-исполнителей ГОЗ искусственно ограничена и составляет 1% на закупку комплектующих и 20% в собственные издержки предприятия.

Такое ограничение введено ведомственным актом Минобороны 2591/в/2 от 18.10.2016 г., хотя и не зарегистрированным в Минюсте.

Конечно, это негативно влияет на работу предприятий и значительно сокращает возможности для развития производителей продукции оборонного назначения.

Этот вопрос неоднократно поднимался на уровне Офиса президента Украины, Кабинета министров Украины, Министерства обороны Украины и Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства, Министерства по вопросам стратегических отраслей промышленности.

Причем речь идет не только о государственном производителе — частные компании тоже от этого страдают.

Как решить эту проблему? Надо восстановить действие Постановления КМУ 1093 от 23.08.2017 г. Оно определяло, что прибыль в составе цены не может превышать 5% затрат предприятия на приобретение комплектующих и работ (услуг), а также 30% остальных расходов в составе производственной себестоимости продукции (работ, услуг).

Проблема 3: дорогие кредиты под государственные гарантии

Почему оборонные предприятия платят госбанкам вдвое больше, чем частные компании?

Разработка нового оружия, танков, ракетных комплексов, модернизация производства, импортозамещение, гармонизация основных видов вооружения украинской армии со стандартами НАТО — большие долговременные программы. Для их выполнения государство выделяет не живые деньги, а государственные гарантии украинским государственным банкам. Под эти гарантии предприятия Концерна берут у этих банков кредиты по фиксированной ставке.

Основные проблемы — это деньги, активы и гособоронзаказ. Существует довольно простой рецепт их решения — замена старого регулирования новым, отвечающим современным вызовам и рынку

В 2018 году в поддержку предприятий оборонного комплекса Правительство приняло постановление 779. Оно ограничивает процентную ставку по кредитам под государственные гарантии на уровне 4% + учетная ставка НБУ. То есть, если учетная ставка НБУ составляет 18%, то банки не должны требовать в оборонных заводов по кредитам в национальной валюте больше, чем 22%.

Программы многолетние, а пока их реализуют, курс гривны существенно меняется. В это время государственные оборонные предприятия продолжают платить один и тот же процент за пользование кредитами — 22%. Хотя даже для коммерческих клиентов банков ставка за пользование кредитами является плавающей. Она рассчитывается по формуле «Учетная ставка Нацбанка + 4%». Сегодня учетная ставка НБУ снизилась с 18% до 6% годовых. То есть сегодня предприятия должны платить 10% годовых по кредитам под госгарантии — а это вдвое меньше.

Впрочем, банки отказываются пересматривать плату за пользование кредитами, а заказчик вооружения — Минобороны — настаивает на уменьшении процентной ставки, которая включена в стоимость готовой продукции.

Так, Минобороны руководствуется плавающей ставкой и настаивает на компенсации расходов, что не соответствует ранее заключенным контрактам.

В свою очередь банки отказываются переходить на озвученные Минобороны условия и предлагают в новых договорах зафиксировать ставку из расчета «украинский индекс ставок по депозитам физических лиц UIRD (3м) + 6%». Это — тупиковая ситуация, которая ставит под сомнение возможность дальнейшего участия государственных банков как кредиторов в указанных государственных программах. Но кредит под госгарантии оборонному предприятию можно взять только там. То есть это настоящая регуляторная ловушка, которая держит в заложниках около 50 государственных предприятий, выполняющих гособоронзаказ.

Что нужно сделать? В постановление Правительства, регулирующее процентные ставки, необходимо внести изменения: ввести плавающую ставку. А также позволить государственным оборонным компаниям брать кредиты не только у государственных банков, но и у частных, поскольку их условия кредитования, как правило, выгоднее.

Пока постановление действует в старой редакции, государственные оборонные предприятия во время выполнения программ, связанных с повышением обороноспособности и безопасности государства, несут существенные убытки.

Проблема 4: запрет авансирования должников

И еще одна проблема, связанная с выполнением контрактов в рамках государственного оборонного заказа, — авансирование. Порядок проведения предварительной оплаты товаров, работ и услуг, закупаемых за бюджетные средства, регулируется постановлением Кабмина 1070. Некоторые положения этого постановления создают трудности для эффективной работы предприятий — участников Концерна и препятствуют восстановлению производственной деятельности предприятий ОПК, которые доказали свою способность и готовность быть привлеченными к выполнению договоров в рамках ГОЗ.

Так, постановление запрещает авансировать предприятия, нарушившие условия договоров, заключенных с распорядителями бюджетных средств. Это — логично: не выполнил оборонный контракт для министерства — не получил следующий. На официальном сайте Министерства обороны даже есть раздел под названием «Просроченная дебиторская задолженность», в котором приведен перечень поставщиков товаров, исполнителей работ и поставщиков услуг, по которым учитывается просроченная дебиторская задолженность перед министерством.

В указанный перечень включены в целом 97 предприятий различных форм собственности, в том числе 14 предприятий — участников Концерна.

При этом следует отметить, что существуют случаи безосновательного включения наших предприятий в перечень должников Министерства обороны. Например, когда такие факты не установлены судом. Подобная ситуация приводит к тому, что предприятия, имеющие несколько контрактов с Минобороны, вообще теряют возможность их выполнять.

Вместе с тем при заключении контрактов на импорт продукции военного назначения нерезиденты, как правило, требуют от 40% до 100% предоплаты от украинского заказчика.

Проблема 5: искусственное блокирование экспорта ненужной Украине продукции

Минобороны вправе запрещать поставки за рубеж военной продукции, не востребованной и не закупаемой украинской армией.

В 2014 году, в начале войны с Россией, государство должно было экстренно обеспечить потребности военных в технике и оружии. Поэтому Государственная служба экспортного контроля установила требование для предприятий-экспортеров Концерна дополнительно согласовывать с Минобороны ряд товаров военного назначения и двойного использования перед тем, как заключить контракты на их поставку за рубеж.

Это требование действует и сейчас, хотя вводили его в особый период.

Такое ограничение в сфере экспортного контроля не основывается на существующей нормативно-правовой базе. Оно было вызвано текущей военно-политической ситуацией в стране в 2014 году.

Минобороны во многих случаях отказывает экспортерам в поставках такой продукции за границу. Но при этом и не закупает для собственных нужд такие товары или закупает только несущественные объемы (скажем, 10% от годовой способности производства), а экспорт остальных не позволяет. И так продолжается годами.

Как результат, государство недополучает валютные поступления от реализации внешнеэкономических контрактов. А невостребованная нашими военными продукция лежит на складах или просто не производится, хотя на нее есть спрос за рубежом.

Эту проблему можно решить отменой соответствующего поручения премьер-министра. Однако чего-то этого никто не делает.

Проблема 6: табу на распоряжение собственным имуществом

Концерн — ведущий разработчик и производитель вооружения и военной техники с неоднородной структурой: в его состав сейчас входят 116 предприятий, что составляет 2/3 ОПК Украины. ТОП-10 предприятий обеспечивают 70% доходов, а ТОП-25 обеспечивают 90+% доходов всего Укроборонпрома. Концерн является стабильно прибыльным объединением, но с большим количеством хронически убыточных или финансово нестабильных предприятий. Однако все они имеют имущество, не задействованное в непосредственном производстве, и другие непрофильные активы, с которыми действующее законодательство не позволяет ничего сделать.

Так, Концерн владеет 7441 объектом недвижимости общей площадью почти 9 млн м². Из них более 1 850 000 м² — избыточное имущество, которое уже давно не задействовано в производственных процессах предприятий Концерна. Все это наследие стоит или запущенное, или передается в аренду по дешевке (из-за плохого состояния) и требует постоянных денег на содержание.

Так называемые избыточные основные средства предприятий, которые не используются в производственной деятельности, морально устаревшие или полностью физически изношенные и уже не подлежат восстановлению.

Но это «сокровище» предприятие продать не может — большинство участников Концерна отнесены к перечню объектов государственной собственности, не подлежащих приватизации. Ни метра квадратного, хотя от их реализации предприятия могли бы получить «живые» деньги.

Чтобы изменить эту ситуацию, необходимо принять законопроект 3822, который позволяет распоряжаться имуществом оборонных предприятий — отчуждать его, вносить в уставные фонды других хозяйственных обществ. Например, предприятия будущего радиолокационного холдинга могли бы объединить и продать избыточное имущество, а деньги направить на развитие или модернизацию, а не в государственный бюджет. То есть, оставить деньги от продажи имущества в отрасли, а не в общем «ящике».

Проект закона 3822 предусматривает эти и другие механизмы управления активами оборонных предприятий, которые должны способствовать безболезненному и эффективному проведению их реформирования и преобразования в отраслевые холдинговые компании.

Этот законопроект зарегистрирован в парламенте еще в июне и, надеюсь, 14 декабря в реестре законопроектов появится его доработанная версия с учетом замечаний Министерства по вопросам стратегических отраслей промышленности. Есть сдержанный оптимизм, что до конца этого года 3822 будет согласован профильным комитетом и передан в Верховную Раду на рассмотрение в первом чтении.

Проблема 7: аресты счетов исполнителей гособоронзаказа

К сожалению, очень распространена ситуация, когда Исполнительная служба накладывает арест на имущество и банковские счета предприятий — участников Концерна, особенно тех, которые привлечены к выполнению ГОЗ.

Согласно законодательству, принудительное взыскание задолженности по стратегическим предприятиям оборонно-промышленного комплекса, не допускается. Однако на практике происходит иначе. Государственные исполнители постоянно арестовывают счета, имущество, оборудование, чем останавливают деятельность предприятий — участников Концерна, блокируют выплаты зарплаты. Часто это делается в интересах недобросовестных кредиторов, которые таким образом пытаются рейдерить особенно лакомые куски недвижимости или получить полный контроль над задолженностью предприятия.

Здесь не надо никаких изменений в законодательство — только здравый смысл и соблюдение тех правил, которые уже установлены законами Украины.

Что и кто должен сделать для решения этих проблем и перезагрузки отечественных предприятий оборонной отрасли, входящих в состав ГК «Укроборонпром»?

Ключевые проблемы государственных оборонных предприятий Концерна существуют на уровне законодательства и постановлений — Правительства и отдельных министерств. И все они не решаются из-за несогласованности действий и нежелания брать ответственность, а чаще — из-за неспособности различных ведомств сесть за один стол и договориться.

Верховная Рада возобновила свою работу после карантина. Какой будет оборонная повестка дня депутатов на следующий год? С решения каких проблем отрасли начнут год члены Правительства?

Укроборонпром, как крупнейшее в стране объединение оборонных предприятий, предлагает общую повестку дня и дорожную карту решений, которых уже очень давно ждет украинская оборонка.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X