Что не так с налоговой реформой 10−10−10

23 августа, 22:20

Мои возражения против проекта налоговой реформы, который с таким хайпом был вынесен на обсуждение.

1. Налоговая реформа в Украине назрела и перезрела. Без налоговой реформы, собственно, с большой долей вероятности, страны.ю как независимого экономического игрока на карте Европы, не будет.

Видео дня

2. Крайне велика вероятность того, что предлагаемый проект профанирует идею налоговой реформы и, в результате, в случае внедрения его в представленном виде, может привести к абсолютно противоположным результатам: от банкротства страны до усиления репрессивных налоговых органов и испорченных отношений с международным сообществом, которое должно быть основным донором для проведения налоговой реформы.

3. Я не могу оценить степень вероятности описанного в п. 2, так как представленных авторами данных не хватает для какого-либо серьезного анализа. Просьбы дать возможность посмотреть на детализированные предположения, которые легли в основу модели, и на саму модель (за пределами двух распечатанных страничек, из которых невозможно сделать какие-либо выводы, кроме тех, которые хотят сделать авторы) игнорируются.

4. Если, как утверждает Михаил Кухар и подтверждал Андрей Длигач, расчеты для модели делал Ukrainian Economic Outlook, то мое опасение в отношении того, что расчеты сделаны неверно, только крепнет. Все прогностические модели Михаила, результаты которых я видел, были очевидно построены на гипертрофированно оптимистичных ожиданиях и в результате давали результаты, которые крайне плохо сочетались с реальной экономикой. Без возможности посмотреть на собственно модель (а там, судя по картинкам, простые эксельки, никакого искусственного интеллекта) мое мнение о приведенных расчетах будет основываться на прошлых регулярных и многочисленных ошибках Ukrainian Economic Outlook. То есть я буду предполагать, что результат агрессивно оптимистичен и построен на абсолютно нежизнеспособном наборе данных, а реальный результат будет намного хуже.

5. Представленная концепция никоим образом не затрагивает два ключевых вопроса, приведенных ниже, от ответа на которые сильно зависит жизнеспособность и готовность общества (и бизнес-сообщества) принять такую реформу:

5.1. Концепция базируется на предположении о том, что радикальное снижение ставки налогов не приведет к существенному уменьшению налоговых поступлений в бюджет. При этом основным источником финансирования компенсаторов является поступление средств извне Украины, от международных партнеров и, возможно, с международных рынков капитала, если и когда они снова будут доступны для Украины. При этом отсутствует какое-либо описание или анализ переходного периода от существующей системы налогообложения к заявленной, а также источников финансирования в этот переходный период.

В качестве доказательства приведены расчеты того, как выглядел бы бюджет Украины в случае, если бы предложенная система налогообложения действовала уже сегодня. При этом из обсуждения на страницах Андрея Длигача очевидно, что этот анализ базируется на предположении о значительном расширении базы налогообложения (за счет выхода бизнеса из тени), которое должно большей частью компенсировать выпадающие, в результате уменьшения ставки, налоговые поступления.

Проблема с этим предположением состоит в том, что его реализация в реальности требует одного из двух: или налоговой амнистии, или значительного переходного периода. Поясню на примере: допустим, с 1 января 2023 года введен новый порядок налогообложения и я, патриотически настроенный бизнесмен средней руки, безусловно поддерживающий налоговую реформу, задаюсь вопросом о том, как мне поступать дальше. Я платил зарплату в конвертах, теперь я хочу платить ее по-новому, в белую, чтобы помочь новому экономическому курсу государства. Моя проблема в том, что если я начну платить зарплаты в белую с этого самого 1 января 2023 года, резко увеличившийся фонд оплаты труда будет немедленным красным флагом для налоговой инспекции, у которой немедленно возникнет фактически прямое указание на то, сколько доходов я оптимизировал до 1 января 2023 года.

Этого можно избежать, если параллельно с этим будет проведена налоговая амнистия и у меня не будет риска претензий государства по прошлой практике ведения бизнеса. Но загвоздка в том, что налоговая амнистия — это красная тряпка для многих международных доноров, которые должны будут давать деньги на финансирование компенсаторных механизмов, а без поступлений из этих источников бюджет просто не сойдется.

Альтернативой для меня, как бизнесмена, будет очень постепенное повышение фонда заработной платы, чтобы это не так бросалось в глаза, и, соответственно, существенный недобор государством налогов на протяжении относительно длинного времени (минимум года, скорее всего — двух лет).

5.2. Расширение полномочий налоговых органов как необходимая часть перехода к новой системе налогообложения. Заранее оговорюсь, что я не являюсь экспертом в области реформы налогообложения (равно также, впрочем, как и ни один из авторов предложенной концепции не является экспертом в этой области). Я более-менее детально читал о реформировании системы налогообложения в Новой Зеландии, читаю детальные дискуссии в прессе о возможной реформе налогообложения в Австралии и читал о реформах налогообложения в Грузии и россии. Эти реформы (или частичные реформы, как в Австралии, с опытом ограниченной налоговой амнистии офшорных капиталов взамен на уменьшение ставки налогообложения и отказа от преследования нарушителей налогового законодательства) объединяет одно, очевидно, необходимое действие — всем им предшествовало существенное расширение полномочий налоговых органов по преследованию нарушителей налогового законодательства. Иными словами, государства полагались не только на экономический пряник от уменьшения ставок налогообложения, но и на экономический (и уголовный) кнут преследования тех, кто хотел продолжать старую практику ведения бизнеса.

Вопрос уровня поддержки в обществе (и тем более в бизнес-сообществе) идеи наделения налоговой инспекции дополнительными полномочиями, мне кажется риторическим. Память об орлах Клименко в обществе будет жить еще очень долго.

6. Обязательства Украины по международным договорам. Предложенная реформа прямо нарушает обязательства Украины по международным договорам, в частности в области ставки НДС. До тех пор, пока мы зависим от того же ЕС, как от одного из ключевых источников финансирования дефицита бюджета, нарушать прямые нормы международных договоров, подписанных не просто при нынешней власти, но уже во время войны (на которую, в результате, такое нарушение уже не спишешь), представляется, мягко говоря, неразумным. Обсуждение этого вопроса с тем же Михаилом Кухарем, который с удивлением для себя открыл, что Украина (а) является кандидатом в члены ЕС и подписала (в июне 2022 года) ряд обязательств в связи с этим, (б) в ЕС есть директивы относительно гармонизированного уровня ставок НДС, показало, что этим вопросом авторы концепции не сильно заморачивались, предполагая, наверное, что война все спишет.

7. Обоснование предположений предлагаемой реформы и расчеты. Опрос представителей бизнеса. Андрей Длигач пишет, что по отдельным вопросам было опрошено 800−1 000 предприятий, а детально были опрошены (и приняли участие) 206 предприятий. По описаниям Андрея, вопросы выглядят как дилемма Фаины Раневской «Девочка, ты хочешь, чтобы тебе оторвали голову или поехать на дачу?». Судя по описаниям, компаниям задавали вопросы «Поддерживаете ли вы ставку налогообложения на уровне 10%?» или «Считаете ли вы, что начисление и уплата налогов на доходы должно быть обязанностью работников и предприятия не должны этим заниматься?» и было бы наивно рассчитывать на то, что кто-то из опрашиваемых ответит «нет, не поддерживаю». Без обнародования списка вопросов и ответов на них, вся аргументация, построенная на отсылке к опросу компаний, выглядит притянутой за уши.

При этом все-таки мое главное возражение против этого проекта — очень высокая вероятность громадных ошибок в прогнозировании. Если системные ошибки в прогнозировании курса украинской гривни в прошлые годы были просто забавным поводом постебаться и выиграть у Михаила бутылку виски, то ошибки в прогнозировании бюджета такого же уровня — это бюджетный дефицит не в 2−3, а в 15%, если не в 20%, к уже прогнозируемому.

Поэтому без возможности проанализировать расчеты авторов, я предполагаю худшее — что авторы в очередной раз нарисовали картинку светлого будущего, которая может реализоваться, но вероятность такой реализации крайне низка.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X