О триумфе социал-бюрократии в XX веке

4 декабря 2022, 18:54

Серия очерков о том, как зарождались и формировались налоговые системы, и об их влиянии на человечество.

Наше путешествие по истории налогов длится уже долго, и мало-помалу мы оказались в ХХ веке, который на самом деле стал революционным во многих аспектах. И налоговый не исключение.

Видео дня

Произошли две мировые войны, каждая из которых сопровождалась ростом старых налогов и появлением новых. Однако когда война заканчивалась, налоги удивительным образом никуда не исчезали и оставались с гражданами навсегда. Как сказал автор книги «Daylight Robbery, или Как налоги сформировали наше прошлое и изменят наше будущее» Доминик Фризби: «Войны выпустили налогового джина из бутылки, и никто не смог запихнуть его обратно».

Произошел подлинный крах монархизма. Несколько великих империй исчезли с карты мира, а монархия во многих государствах превратилась в декорацию. Правда, одна из империй сохранилась, пусть и мимикрировав под республику, и перестроилась на фундаменте очень опасной идеологии — коммунизма, ужасного детища социал-демократии. Собственно социал-демократы и коммунисты являются настоящими виновниками появления того налогового бремени, которое человечество несет на себе до сих пор. Почему именно — узнаем чуть позже.

Вы уже имели возможность увидеть рождение «Big Government». Во время крупных кризисов правительства научились мобилизовать огромные средства, облагая налогами все, что движется.

В то же время по миру победно шагала выборная демократия. Если раньше члены правительства назначались монархами и выполняли их волю, то в начале XX века публичная политика превратилась в стремительный социальный лифт для демагогов и популистов. Каждый из них мог прийти к власти путем демократических выборов.

Что нужно сделать для победы? Обещать избирателю определенные блага от государства.

Как отыскать эти средства? Повышать налоги.

Таким образом, социалистическая идея образовала опасный симбиоз с «Большими правительствами». Под ее влиянием государства стали перераспределять все больше средств через центральный бюджет, внедряя все новые и новые программы социальных расходов, чтобы удовлетворить избирателя. Если в прошлом стандартным заданием правительств было финансирование армии, полиции и инфраструктуры, теперь к ним добавились образование и социальная защита.

Посмотрим, как все это происходило и каковы последствия.

Менее чем за 150 лет (с 1870 по 2018) соотношение доли правительственных расходов к ВВП выросло более чем в четыре раза в Германии, Франции и Великобритании, а в США — более чем в пять раз (с 7,3% до 37,8%). По состоянию на сегодняшний день во многих странах Европы более 50% от ВВП изначально «переваривается в желудке правительства» как налоги, а потом уже возвращается в экономику.

Вторая тенденция, которую можно было наблюдать по всему миру, — налоговая централизация. Еще в начале ХХ века в США местные налоги на уровне штатов были существенно выше федеральных, а сейчас ситуация диаметрально противоположная. В Британии за сто лет доля местных налогов уменьшилась в десять раз — с примерно 33% до 3−4%. Лишь в некоторых странах местные налоги и сборы сопоставимы с общегосударственными (например, в Швейцарии).

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Что вызвало такие изменения? Ответ содержится в известной пословице: «Люди платят налоги правительству со слезами, а местным властям — с гневом». Когда деньги взимает центральная власть, особенно в большой стране, налогоплательщику значительно труднее контролировать, на что именно тратятся его средства и привлечь чиновников к ответственности. Следовательно, для правительственного бюрократа централизация налоговых поступлений является максимально выгодной.

Были ли в развитых странах попытки изменить ситуацию? Конечно. Мы уже вспоминали о госпоже Маргарет Тэтчер, британском премьер-министре, которая яростно ненавидела социализм и все, что было с ним связано. Находясь у власти, она стремилась снизить налоговую нагрузку на уровне страны и увеличить «на местах». К ее несчастью, предложенная ею модель местных налогов наткнулась на агрессивное неприятие большинством британцев (из-за чрезмерной схожести с одним средневековым налогом, который имел достаточно токсичную репутацию в стране).

Следующая инновационная выдумка чиновников в середине прошлого века — withholding tax («налог у источника»).

Раньше все налоги собирались один раз в год, и эта «сезонность» вредила чиновникам. В частности, им приходилось идти в банки в конце года и одалживать в ожидании налогового «урожая», если в государственной казне уже было пусто. Однако уже к 1950 году почти все крупные страны мира быстро разработали законодательство, позволявшее в определенных случаях забирать деньги у плательщика сразу же после определенного события (например, выплаты заработной платы), не дожидаясь окончания налогового года. Параллельно с этим чиновники облегчили себе жизнь, переложив на работодателей функции налоговых агентов и заставляя их взимать и платить налоги с работников в пользу государства — конечно же, под угрозой сурового наказания за неуплату.

Этот подход оказался настолько выгоден правительствам, что они никогда не прекращали его совершенствовать. Технологический прогресс привел к «цифровизации» денег, а власти немедленно увидели в этом свою выгоду.

Во всем мире началась борьба против использования наличных денег и за максимальный перевод расчетов под контроль банков. После этого под давлением правительств уже банки превратились в новое поколение налоговых агентов для государств — чтобы не потерять лицензии, они теперь вынуждены контролировать каждого из нас по уплате налогов.

Поистине, был прав Адам Смит, который писал в свое время: «Искусство, которому одно правительство максимально быстро учится у других — это искусство высасывания денег из карманов налогоплательщиков».

Только представьте, по состоянию на 1960 год лишь в одной стране мира существовал налог на добавленную стоимость — во Франции. Именно французов вы можете вспомнить «незлым тихим словом», когда украинский чиновник в очередной раз блокирует вам НДС-накладные. Но с тех пор почти все страны мира в восторге скопировали французскую систему, ведь этот налог позволяет очень быстро наполнять казну в зависимости от того, насколько «живой» является экономика и насколько высок уровень потребления.

В конце концов, неформальные альянсы фискалов превратились во вполне официальные. Уже на рубеже веков налоговые чиновники разных стран провозгласили новый крестовый поход против офшорного бизнеса, низконалоговых юрисдикций и перенесения доходов в страны с низкими ставками налога. И если раньше вопросы налогов регулировали только законы отдельных стран, в наше время все чаще приходится принимать во внимание различные конвенции и директивы, которыми социал-бюрократический интернационал пытается защитить свои налоговые интересы, заставляя вроде бы независимые страны вводить одинаковые правила налогообложения.

Вы спросите меня, друзья: «Почему такое произошло в свободном и демократическом мире? Ведь на протяжении веков свободолюбивые граждане во всем мире восставали против налогов, а иногда даже казнили особенно падких на чужие деньги монархов и чиновников?».

К величайшему сожалению, и здесь свою зловещую роль сыграл коммунизм.

Пока мир существовал как двухполярный, а Советский Союз выступал оппонентом цивилизованным странам, последние были обречены дрейфовать в сторону социал-демократии. Постоянное увеличение социальных расходов и популистские реверансы в сторону избирателя должны были продемонстрировать, что свободный западный мир является более успешным, чем тоталитарная «советская» империя — во всех аспектах. Да, этот подход оказался успешным, но на момент коллапса СССР в западном мире окончательно закрепилась модель «Больших правительств» с огромным социальным функционалом и не менее массивным классом бюрократов, способных лишь перераспределять чужие деньги от тех, кто генерирует доходы в пользу неимущих, а также тех, кто не хочет работать. Чиновники — это отдельная каста тех, кто имеет свои интересы и защищает их не только внутри своих стран, но и на международной арене при поддержке коллег-чиновников из других государств. К тому же теперь во многих странах Запада сильные позиции имеют левые (а иногда откровенно коммунистические) партии, имеющие своего избирателя, избалованного «социалкой», полученной на средства тех, кто платит налоги.

А праведный гнев налогоплательщиков фискальная каста успешно переадресовала на те страны, которые не желают повышать налоговое давление. Именно «офшоры» и «нечестную налоговую конкуренцию» сейчас клеймят как величайшего врага цивилизованного мира. И мы уже видим, какими могут быть следующие шаги международного чиновничьего альянса — в частности, они уже стремятся установить во всем мире одинаковую минимальную ставку налога на прибыль.

Какова будет мораль этой басни? В своей книге о налогах господин Фризби описал период, о котором мы говорим как «эволюции социал-демократии». Позволю себе смелость с ним не согласиться — по-моему, мы наблюдали рождение и стремительный рост системы, которую можно назвать социал-бюрократией — международной касты никому не нужных чиновников, паразитирующих на увеличении функций правительств и соответствующем росте налогов во всех странах мира.

Показать ещё новости
Радіо NV
X