Мифология ахметовского Роттердама

18 сентября 2017, 14:00
2831
Цей матеріал також доступний українською

Роттердам+ без преувеличения стал символом, с которым в истории едва ли не первым будет ассоциироваться имя пятого президента Украины

Об этой схеме начисления тарифов на уголь написали множество исследований, преимущественно критически обличительного характера. Однако НКРЭКУ не перестает видеть в своем постановлении какое-то судьбоносно положительное решение для энергетики страны, находить в нем плюсы и верить в их мифологическую реальность.

Мы можем рассмотреть три ключевые утверждения, на которых базируется мифология Роттердам+. Они были высказаны совсем недавно в интервью председателя НКРЭКУ Дмитрия Вовка для НВ Бизнес.

1 Роттердам+ это "уход от ручных политических решений, что позволит обеспечить стабильную работу энергетического сектора"

Все началось в начале 2015 конфликтом между ДТЭК и Минэнерго. Тогда корпорация Рината Ахметова считала цену на собственный уголь в размере 1,1 тыс. грн за тонну заниженной. Ее установил тогдашний НКРЭКУ. В ДТЭК заявили, что оптимальная стоимость тонны угля – 1,5 тыс. грн.

Напомню о шахтерских митингах в Киеве, которые экс-министр энергетики Владимир Демчишин называл "давлением на власть" и о закупке угля в ЮАР для перестрахования от бойкота ДТЭК.

Однако уже через год регулятор во главе с бывшим менеджером корпорации Рошен вводит в действие тариф, который закрепляет цену за тонну на уровне 1,8 тыс. грн. И где здесь о последовательности? Что кардинально изменилось за год, чтобы тот же состав правления НКРЭКУ на 180 градусов изменил свою позицию?

Нецелесообразно что-то предполагать без наличия приговора суда, который, надеюсь, все же состоится по этой сделке. Однако люди часто могут наблюдать параллельные процессы, отыскивая в них взаимосвязь.

Вот вам интересная история. В начале двухтысячных действующий президент вместе с Николаем Рудьковским были акционерами компании Нефтегаздобыча, которая работает на Полтавщине. Позже, после перехода в антикучмовскую оппозицию и поддержку Ющенко, Порошенко потерял свою долю. Его собственность получил другой "эсдек" Нестор Шуфрич. У Рудьковского и Шуфрича в 2013 году по 25% акций приобрел Ахметов.

То, что президент когда-то имел долю в компании не стало забытой историей давно минувших дней. Ведь даже широко известный депутат Игорь Кононенко уверял, что, несмотря на потерю доли из-за "рейдерской атаки", планов вернуть контроль над Нефтегаздобычей у команды президента нет.

С 30 марта 2015 года, именно тогда, когда происходила активная фаза противостояния шахтеров ДТЭК с властью, работу Нефтегаздобычи заблокировали правоохранительные органы. Поводом стало дело об исчезновении директора компании Олега Семинского в 2012 году. В январе 2016-го, за два месяца до принятия постановления о Роттердам+ (№721) Ахметов продал 25% голландской компании Salazie B.V. А в декабре 2016 года арест с имущества Нефтегаздобычи сняли.

Есть ли связь между этими событиями – решайте сами.

2 "По структуре рынка природный газ и энергетический уголь также идентичны – в моменте собственными ресурсами обеспечено около 70%, отсутствуют 30% нужно импортировать"

17 августа 2017 НАБУ провело обыск в помещении НКРЭКУ и изъяло оттуда документы, согласно которым, в Украине импортировались только 3% угля. И это при том, что тариф применялся ко всем 100%. Импортная составляющая тарифа просто создавала возможности продавать уголь значительно дороже реальной стоимости.

По оценкам эксперта и бывшего члена НКРЭКУ Андрея Геруса, ТЭС покупают у государственных шахт уголь по 1,33 тис. грн за тонну, получая тарифное покрытие на стоимость в 2,2 тыс. грн.

Формально это обосновывалось потребностями шахтеров. Однако многочисленные забастовки, летом прокатившиеся в разных уголках Украины, ярко дают понять, что в перечне бенефициаров нового тарифа тех, кто рискует ежедневно своей жизнью и здоровьем в нечеловеческих условиях труда – нет.

3 "Тарифы для населения были утверждены ранее, еще в 2015 году, и они не связаны с методикой определения оптовых цен"

Это, что самое интересное, является правдой. Однако мифичность здесь заключается не в ложности, а в нарушении причинно-следственных связей. Главный вопрос в данном контексте, который должен волновать как экспертов, так и рядовых граждан – не то, почему повысились тарифы, а кому пошли дополнительные средства, полученные в результате повышения.

Думаю, стоит напомнить, каким образом в 2015 году объясняли необходимость введения 5-этапного повышения тарифа на электроэнергию для населения. Тогда это мотивировалось прежде всего уничтожением перекрестного субсидирования как явления. Это для того, чтобы исключить ситуацию, когда промышленность платит за электроэнергию больше, чем население, что должно сохранить для последнего низкие тарифы.

И что мы имеем по результатам "прозрачной" формулы? Объемы перекрестного субсидирования за 2016 не уменьшились, а неуклонно увеличивались, дойдя до рекордных 4,7 млрд грн в январе 2017! Накануне перехода на пятый этап, месячный объем дотационных сертификатов составил в сентябре 2017 2,4 млрд грн. Цены на продукты питания и промышленные товары серьезно выросли именно потому, что бизнес снова платит за электроэнергию больше, чем население, чтобы поддержать высокий тариф для ТЭС. Тех ТЭС, которыми владеет всем известный олигарх из Донецка, и который получил более 17 млрд грн прибыли благодаря этой "прозрачной формуле".

Что делает регулятор, чтобы усреднить влияние высокого тарифа для ТЭС на среднерыночную оптовую цену?

НКРЭКУ просто уменьшает тарифы двум государственным компаниям, которые производят электроэнергию на АЭС и ГЭС. И это при том, что занижение тарифа ставит под угрозу их безопасную эксплуатацию. Ведь инвестиционная составляющая находится на рекордно низком уровне 7,7%.

К большому сожалению, несмотря на большое количество обнадеживающих утверждений от руководства НКРЭКУ, ряд вещей так до сих пор и не озвучили. В частности, несказанным осталось то, насколько успешной стала формула Роттердам+ для диверсификации поставок угля в Украине. Или как можно прокомментировать цифры, озвученные господином Сытником по части импортируемого угля? Как объяснить такой значительный разрыв в тарифах для атомной отрасли и ТЭС?

Без этого мифологическое мировоззрение decision maker-ов в отечественной энергетике, несмотря на свою яркость и наивную привлекательность, выглядит неполным.

Диалоги о бизнесе

23 мая, в Киеве, известные предприниматели Сергей Тигипко, Пётр Чернышов, Игорь Смелянский и Дмитрий Шимкив станут спикерами лекции НВ «Диалоги о бизнесе: как преуспеть в эпоху перемен».

Записаться на лекцию