Как обновленная «банкротская рулетка» повлияет на украинскую экономику

20 октября 2020, 14:30

Не секрет, что процедуры банкротства в Украине сегодня малоэффективны. Процент удовлетворения требований кредиторов чрезвычайно низок. Что должно измениться в ближайшее время?

В реальности большинство процедур банкротства контролируется должником или кредиторами, ведь арбитражные управляющие — лица, которые осуществляют процесс банкротства — фактически действуют как наемные участниками производства лица.

Видео дня

В 2013 году вроде бы нашли решение проблемы, как обеспечить самостоятельность и независимость арбитражного управляющего — создали автоматизированную систему, отбирающую кандидатов на назначение арбитражного управляющего по делам о банкротстве.

Эта система с 21 октября 2019 (после введения в действие Кодекса Украины по процедурам банкротства) функционировала по новым почти неписаным правилам. Почему неписаным? Потому что законодатель предусмотрел ЕСИТС (Единую судебную информационно-телекоммуникационную систему) как основную систему для движения дел о банкротстве. А ЕСИТС так и не заработала.

Как следствие, Государственная судебная администрация «допилила напильником» существующую систему рандомного отбора, известную среди арбитражных управляющих как «рулетка». В результате система начала выбирать трех арбитражных управляющих вместо одного, и чья фамилия выпала первой, того и назначал суд для участия в деле.

И все это по настоящее время действует на основании документа, принятого органом, который уже не существует, — Пленумом Высшего хозяйственного суда Украины.

13 октября нынешнего года президент подписал Закон 686−20. На временно-постоянной основе, то есть «до начала функционирования ЕСИТС», заявление кредитора-инициатора или должника — физического лица об открытии производства по делу о банкротстве должна содержать предложение кандидатуры арбитражного управляющего, который и должен распорядиться имуществом или управлять реструктуризацией.

Хозяйственный суд безальтернативно назначает для выполнения полномочий кандидата, определенного инициатором процедуры. Если инициатор не предоставил суду кандидатуру (или дело инициирует сам должник), арбитражный управляющий назначается хозяйственным судом самостоятельно — то есть автоматизированной системой (1 кандидатура).

Как к этому относиться? Арбитражные управляющие «рулетку» и любят, и ненавидят. Любят в основном те, кто не нарабатывает своих клиентов, и те, для кого работа арбитражного управляющего не является основной. Для таких арбитражных управляющих автоматизированный отбор — способ получить работу, часто авансом оплаченную как минимум на 3 месяца.

За что ненавидят? В основном за то, что спроектированная и подготовленная одним арбитражным управляющим процедура банкротства реализуется совсем другим человеком. По аналогии, это как художнику отдать коллеге недописанное произведение и сказать: «На, дорисуй что хочешь». Также «рулетку» не любят те, на чей номер за 7 лет ни разу не выпал приз. Лично я не люблю автоматизированную систему за то, что принцип лотереи способен уничтожить стимул высокоэффективной работы, поскольку будущие назначения не зависят от репутации управляющего и его профессиональных навыков.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

По прошлогодним исследованиям, только в 31% случаев арбитражный управляющий, избранный автоматизированной системой, эффективно взаимодействует с кредиторами. Если же распорядитель имущества за определенное время не получил поддержку кредиторов, он лишен возможности довести процедуру до конца. А это явно негативно отражается на его деловой репутации и самооценке.

Кредиторы, опираясь на мнение экспертов ЕБРР, считают, что их активное участие в назначении управляющего является одним из способов повышения качества выполнения им обязанностей. Поэтому они в целом положительно относятся к новому Закону. Хотя и испытывают легкое беспокойство, поскольку предусматривают быструю инициацию процедур банкротства «дружественными» к должнику кредиторами.

Согласно исследованию ЕБРР в сфере проблематики реформирования сферы банкротства, проведенному в 2012—2014 годах в 27 странах, автоматизированный отбор работает в 6 из них (Украина, Македония, Венгрия, Сербия, Словацкая Республика, Словения, КНР). В трети иностранных юрисдикций арбитражного управляющего выбирают кредиторы, в конце — суд или специальный государственный орган. Итак, сравнительное правоведение ответы по эффективности «рулетки» нам не даст.

По моему мнению, до совершенствования законодательства в сфере групповых банкротств и до внедрения эффективных предохранителей злоупотреблений со стороны связанных с должником кредиторов колесо «рулетки» должно крутиться. Правда, без необходимости выбирать вторую и третью кандидатуры. А то многим арбитражным управляющим грустно всегда быть вторым и третьим, когда дело забирает первый.

В конце концов, считаю приемлемым подход и нового закона — «рулетки по делам о банкротстве физических лиц не должно быть». Поясню: 1. дело о банкротстве физического лица открывается исключительно по его личному заявлению; 2. план реструктуризации долгов, который подает должник при старте процедуры, в 90% случаев готовится арбитражным управляющим. Логично продолжая ряд — тот арбитражный управляющий, который разработал план реструктуризации, и должен в дальнейшем помогать физическому лицу выйти из финансового пике.

Итак, вскоре заработаем по-новому. За последние 7 лет с этой частью конкурсного процесса экспериментов еще не проводили. Надеюсь, что прокредиторская модель назначения арбитражного управляющего в корпоративном банкротстве будет стимулировать кредиторов к инициации процедур, определенным образом «разогреет» рынок, увеличит процент добровольно выполненных должниками обязательств.

Новый закон усиливает страх должника избавиться от контроля за бизнесом, а инициирующего кредитора «вознаграждает за смелость» — придает уверенность в том, что конкурсный процесс будет администрировать выбранный им профессионал своего дела. В социальном банкротстве должник лишится непредсказуемости, не будет нести лишних затрат.

В целом, по моему мнению, несмотря на его временный характер, Закон № 686−20 будет способствовать росту привычного уже основного показателя — индекса Doing Business 2021 (если Всемирный банк все же решится на его публикацию).

Показать ещё новости
Радіо NV
X