Маски-шоу стоп. Сработает ли третья попытка защитить ИТ в Украине

6 февраля 2020, 17:15

Почти четыре года законодатели пытаются прекратить перманентное и не всегда обоснованное давление правоохранителей на наиболее прибыльные сектора бизнеса, одним из которых является ИТ

Верховной Радой Украины уже приняты два закона, в народе известные как «Маски-шоу стоп» 1 и 2, и принят на рассмотрение законопроект «Маски-Шоу Стоп — 3», который в дальнейшем все же был отозван.

Видео дня

Однако, как показала судебная практика и комментарии отдельных представителей отрасли, введенные новшества проблему коренным образом не изменили, поскольку изобретательные следователи и прокуроры будут каждый раз находить новые пробелы и неточности в процессуальном законе.

15 января этого года законодатели совершили новую попытку улучшить положение украинской ИТ отрасли. В частности, депутатами внесен на рассмотрение Рады законопроект 2740, который по своей сути является идентичным ранее отозванному «Маски-шоу стоп — 3», за исключением одной статьи.

Он вводит дополнительные рычаги противодействия и предохранители от процессуального злоупотребления правоохранительных органов Украины. К сожалению, как показывает практика, предыдущие два закона не смогли полностью прекратить вмешательство и откровенное давление со стороны государства в законную хозяйственную деятельность ИТ компаний Украины. Это в свою очередь, продолжает отрицательным образом влиять как на инвестиционную привлекательность государства, так и на рынок отечественных трудовых ресурсов.

В общем, тенденции этого законопроекта прогрессивные и довольно положительные. В частности, это ожидаемое снижение давления на бизнес со стороны правоохранителей, уменьшение случаев изъятия компьютерной и другой офисной техники, введение уголовной ответственности следователя и прокурора за незаконные действия, связанные с изъятием техники и фактическим блокированием деятельности предприятия. Однако, несмотря на это, все же отдельные положения законопроекта требуют дополнительного изучения и доработки.

Авторы законопроекта предлагают внести в УПК понятие устройства для обработки, передачи и хранения информации и признать электронную информацию и электронные документы вещественными доказательствами. Здесь следует отметить, что признается доказательством именно информация, а не устройство, на котором она содержится. Указанное призвано коренным образом изменить ситуацию, и свести на нет попытки правоохранителей незаконно удерживать компьютерную технику, аргументируя это наличием в технике доказательств совершения преступления.

Кроме того, законопроект обязывает прокурора и следователя по требованию законного владельца выдать копию ранее изъятого документа, а при необходимости и его оригинал. Сейчас, следователю и прокурору предоставлено лишь право предоставлять копию удаленного документа, и в большинстве случаев это оборачивается отказом в предоставлении. Предлагаемые изменения гарантированно изменят ситуацию.

Также нередки случаи, когда органы досудебного расследования нечаянно, а бывает и намеренно, теряют ранее изъятые документы и вещи. Обычно, в дальнейшем такая потеря становилась проблемой исключительного владельца документа и устройств.

Однако, законопроектом предусматривается, что в случае, если какой-то документ, был утерян, то следователь или прокурор обязаны возместить расходы, связанные с потерей документа и совершить активные действия для его восстановления. И здесь появляется первая слабая сторона законопроекта. В случае формальной трактовки законопроекта, следует, что в случае, если следователь или прокурор получают для проведения копирования винчестер, и в ходе копирования повреждают его, то обязанность по возмещению вреда наступает исключительно за утрату, повреждение или уничтожение документа, а не самого устройства. Вероятно, было бы лучше прямо предусмотреть обязанность возместить вред, как за утрату, повреждение или уничтожение документа, так и за устройство, на котором этот документ находился. Кроме этого, не было бы лишним прямо предписать, какие конкретно действия должен совершить следователь или прокурор для восстановления документа.

Вместе с тем, положительным нововведением является разъяснение процедуры временного доступа к устройствам. В частности, авторами предлагается предусмотреть, что указанная процедура проводится исключительно через копирование информации, которая находится на устройствах. По результатам копирования, в обязательном порядке составляется протокол копирования, копия которого вручается владельцу устройства.

Говоря о новых возможностях законопроекта, то авторы предлагают запретить следствию изымать технику, если она является средством труда или ее изъятие может нанести существенный вред законному владельцу. Если же все-таки технику необходимо изъять, обоснование такой необходимости обязательно должно содержаться в протоколе осмотра (копия которого предоставляется владельцу).

В случае изъятия устройств, законопроектом предлагается обязать следователя и прокурора по требованию законного владельца немедленно предоставить возможность скопировать информацию с устройства, которое подлежит изъятию. Если немедленное копирование невозможно, законопроект дает право владельцу обратиться позже с соответствующим ходатайством о копировании информации.

Кроме этого, авторы предлагают сузить круг оснований для наложения ареста на устройства или их части. Так, в случае, если техника используется как средство труда, или если ее арест может нанести вред законному владельцу, наложение ареста возможно исключительно в случае дальнейшей конфискации или спецконфискации этой техники и без запрета пользования ею. Отдельно законопроектом предусматривается право на обжалование решений, действий или бездействия следователя или прокурора при временном изъятии вещей и документов.

Что же наблюдается сейчас? Большинство уголовных производств по IT компаниям, начинаются по надуманным фактам (факту дела), которые в большинстве случаев, никак и никогда не подтвердятся в ходе следствия. В дальнейшем, следователем или прокурором осуществляется обыск, изымается вся имеющаяся компьютерная техника и накладывается на нее арест, как на вещественное доказательство. Такие действия следствия полностью парализуют деятельность компании и вследствие простоя вызывают многочисленные убытки. Указанные изменения призваны в корне изменить подходы правоохранителей к решению вопроса целесообразности ограничения законного права собственности бизнеса на ее так называемые орудия труда. После принятия данного законопроекта ожидается ощутимое уменьшение количества случаев необоснованного изъятия и ареста компьютерной техники, и, вероятно, снижение интереса правоохранителей к представителям IT сектора экономики.

Также, авторы законопроекта предлагают ввести уголовную ответственность следователей и прокуроров за умышленные процессуальные нарушения при временном доступе, изъятии и аресте имущества. Довольно хорошая идея, однако, на практике, скорее всего, никак не повлияет на обеспечение законности в ходе изъятия или ареста имущества. Это обусловлено тем, что при нынешней диспозиции статьи, доказать умысел следователя или прокурора, будет крайне тяжело, а то и вообще невозможно.

Кроме положительных моментов и нововведений, законопроект также содержит потенциальную угрозу. Так, согласно предлагаемым изменениям, следственный судья своим постановлением вправе предоставлять разрешение не только на временный доступ к устройствам (для копирования информации) но и на их изъятие, хотя и в отдельном случае. Такое изъятие может осуществляться исключительно следователем или прокурором, и только если это имущество прямо указано в постановлении суда на изъятие.

Указанная норма может привести к ситуации, когда следователи и прокуроры в своих ходатайствах о получении временного доступа к устройствам будут в обязательном порядке указывать необходимость изъятия техники, обосновывая это лишь наличием достаточных оснований полагать, что без такого изъятия существует реальная угроза изменения или уничтожения техники или документов, или такое изъятие необходимо для достижения цели получения временного доступа. Для противодействия этому законопроект предлагает предоставить законному владельцу право на обжалование решения о временном доступе к устройствам, которым разрешено их изъятие, однако на практике это может только привести к увеличению количества незаконного изъятия техники и дальнейшую судебную волокиту, связанную с ее возвращением.

Более того, снова и снова законодатель избегает надлежащего регулирования процессуального статуса временно изъятого в ходе обыска имущества. Практика показала, что данное понятие по-разному трактуется судьями, прокурорами и адвокатами, а это в свою очередь, обуславливает создание искусственных преград лицу во владении, распоряжении, а иногда и в пользовании, своим собственным имуществом.

Подытоживая вышесказанное, следует сказать, что законопроект является достаточно прогрессивным и перспективным. Его отдельные положения предусматривают действенные мероприятия по процессуальному противодействию незаконным решениям органов следствия во время изъятия и ареста компьютерной техники. Скорее всего, он действительно позволит в будущем уменьшить давление правоохранительных органов на IT сектор и, наконец, отучить правоохранителей бездумно изымать все, что даже не имеет отношения к уголовному производству.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X