Гигантские свиньи и биоразлагаемые кроссовки. Как работает индустрия биотех

30 января 2020, 16:10

Самыми перспективными сейчас считаются сферы сельского хозяйства и промышленности: по оценкам, в ближайшие пять лет первая увеличится до $36,4 млрд, а вторая — до $274 млрд

В 2011 году инвестор и основатель фонда a16z (Andreessen Horowitz) Марк Андриссен заявил: «Программное обеспечение захватывает мир. Сейчас мы находимся в центре драматического сдвига, в рамках которого софтверные компании захватят большую долю нашей экономики».

Видео дня

И это было действительно так: в каждой индустрии можно было найти лидера, который делал ставку на ПО. Крупнейшим продавцом книг тогда был Amazon, музыкальными компаниями — Spotify и iTunes от Apple, а в сфере развлечений доминировали разработчики игр.

Прошло 8 лет, и ситуация, на первый взгляд, особо не изменилась. Те же Amazon, Apple и Spotify только укрепили свои позиции, а во многих индустриях появились новые «звезды». Но в фонде Andreessen Horowitz уверены: теперь на первый план выходит биология. Это уже не эмпирическая наука, а инженерная дисциплина. Раньше в этой сфере мы использовали инструменты, которые сами же создали, но потом научились применять механизмы самой природы. Человек в буквальном смысле может запрограммировать тело и создать, например, бактерию или клетки, способные бороться с болезнями.

Особенности биотеха

Направление биотех подразумевает использование процессов живых организмов для создания коммерческих продуктов. Тут важно разделять понятия. Человечество давно развивается в сфере биологии, но изобретение пива, например, относится к давним биотехнологиям, а манипуляции с ДНК — современной индустрии биотех.

Сегодня биотех-компании и стартапы в основном сосредоточены на четырех отраслях, которые имеют свои названия.

1. Red biotech — это здравоохранение и медицина. Сфера включает в себя диагностику, лечение заболеваний и фармацевтику. Компании, например, находят гены и белки, которые связаны с конкретными заболеваниями, и создают под них медикаменты. Подход позволяет разрабатывать лекарства для самых разных случаев. Сейчас больше всего препаратов разрабатывают для лечения онкологических, неврологических и инфекционных заболеваний. Активная работа также идет над лекарствами от болезней эндокринной и сердечно-сосудистой систем.

Самое перспективное направление в red biotech — терапия онкологии.

2. Green biotech — это сельское хозяйство. Здесь подход немного другой. Человечество уже давно манипулирует культурами и домашним скотом, чтобы повысить урожайность и качество конечного продукта. Биоинженерия предложила похожий, но более эффективный метод. Сейчас генномодифицированные продукты стали нормой, причем не только из сельскохозяйственных культур, но и животных.

Примером такого подхода может служить стартап Beyond Meat, который недавно вышел на рынок Украины. Компания производит веганское мясо, используя, например, белок гороха, риса и бобов мунга. Beyond Meat способна имитировать вкус курицы, говядины и свинины без использования мяса животных. Есть и обратный пример: в Китае ученые используют технологию Crispr для выведения гигантских свиней, которые растут значительно быстрее обычных представителей вида и лучше переносят зиму.

Самыми перспективными сейчас считаются сферы сельского хозяйства и промышленности: по оценкам, в ближайшие пять лет первая увеличится до $36,4 млрд, а вторая — до $274 млрд


3. White и blue biotech — промышленный сектор и индустрию морской среды. Самыми перспективными сейчас считаются сферы сельского хозяйства и промышленности: по оценкам, в ближайшие пять лет первая увеличится до $36,4 млрд, а вторая — до $274 млрд.

Клеточный биолог Ольга Маслова считает главной особенностью биотеха неравномерный прогресс в индустрии. В то же время подчеркивает, что сфере присущи высокие риски для инвестиций, а исследования и разработка требуют очень дорогих помещений, оборудования, специалистов и времени для тестирования. Но при этом биотех крайне перспективен, потому что охватывает самые важные направления жизни человека, в том числе — здоровье.

Развитие рынка и его текущее положение

Датой зарождения современной индустрии биотех считается 1973 год. Именно тогда американские ученые Герберт Бойер и Стенли Коэн впервые изменили ДНК бактерии, скомбинировав ее с генами другого образца. В 1976 Бойер вместе с венчурным капиталистом Робертом Свенсоном основали частную биотехнологическую компанию Gentech, которая спустя четыре года стала первой фирмой сферы, вышедшей на IPO. Так индустрия биотех начала коммерциализироваться.

С тех пор сфера активно развивалась: если в 1991 году на биржу вышли 35 биотех-компании, то в 2000 их было 63 только в США — рекорд на тот момент. Увеличилось и среднее количество привлеченных средств, с $20−30 млн до $85 млн. Сейчас показатели на рынке остаются примерно такими же: за последние пять лет ежегодно на IPO выходило в среднем около 70 фирм, свидетельствуют данные, предоставленные нашей компанией. При этом 2018 год стал рекордным по суммарному количеству инвестиций через эту процедуру — $8,1 млрд.

Крупнейшим направлением индустрии остается red biotech, который охватывает диагностику заболеваний и лечение. Этот рынок оценивают в $314 млрд. Биотехнологические компании используют данные ДНК, чтобы оперативно определить болезнь пациента — например, злокачественные опухоли или венерические заболевания.

В августе 2019 года компания binx получила разрешение от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) на начало продаж портативного устройства для диагностики хламидиоза и гонореи у женщин — самых распространенных венерических заболеваний. В binx обещают, что устройство выдаст результат в течение 30 минут, что позволит определить диагноз и получить назначение на лечение за один прием у врача.

Другое направление red biotech — генная терапия. Здесь компании разрабатывают препараты, которые модифицируют ДНК человека и таким образом борются с болезнью. Сейчас на рынке США одобрено 17 препаратов для клеточной и генной терапии. Один из них, Luxturna, лечит редкое заболевание сетчатки глаза, которое постепенно приводит к потере зрения и слепоте. Другой медикамент, Provenge, предназначен для терапии рака простаты.

Крупнейшие игроки сферы — компании Jonson&Jonson, Roche, Novartis. Это большие корпорации с сотнями тысяч сотрудников и продажами на несколько десятков миллиардов долларов. С помощью биотехнологий они создают медикаменты — не обязательно для генной терапии — которые лечат самые разные заболевания: от проблем сердца до нарушений в работе нервной системы. По данным, предоставленным CYFRD, всего же в индустрии на разных стадиях разработки сейчас находится около 7000 подобных препаратов.

В отличие от других вертикалей, в биотехе очень малый объем инвестиций поднимается компаниями с уже готовым продуктом, который выведен на рынок — он уже давно поделен между старыми игроками. Инвесторы делают ставку на компании, чей продукт сможет пройти клинические исследования и сразу же стать лидеров новосозданного рынка.

Второе по величине направление биотеха — white biotech или промышленный сектор. На рынке, который оценивают в $248 млрд (по итогам 2017 года), компании используют микроорганизмы и ферменты для создания индустриальных материалов — от энергоносителей и биотоплива до пластика. Компания Avantium, например, создает возобновляемые материалы для упаковок Coca-Cola и Danone. Немецкая AMSilk добывает протеин из паучьего шелка, который можно использовать в самых разных сферах. Компания уже договорилась с Adidas о создании биоразлагаемых кроссовок и с Airbus — о разработке материалов для самолетостроения.

Две другие сравнительно небольшие сферы биотеха — сельское хозяйство (green biotech) и аквакультуры (blue biotech). Первая известна разработкой генномодифицированных продуктов, этот рынок составляет $32,9 млрд. Здесь компании модифицируют ДНК культур, чтобы повысить урожай, улучшить его качество и помочь приспособиться к условиям окружающей среды. Среди крупнейших — например Monsanto, Syngenta и Bayer.

В сфере аквабиотехнологий, которую оценивают в $3,5 млрд, морские организмы рассматривают как источник более разнообразных биомолекул — их используют в пищевых добавках, медицинских препаратах и косметике. Норвежская Aker BioMarine, например, создает пищевые продукты, насыщенные полезным жиром Омега-3, из крилей — небольших ракообразных животных, похожих на креветок. Другой лидер рынка, Marinova, производит экстракт бурых водорослей фукоидан, который затем используется в пищевых продуктах, фармацевтике и товарах по уходу за кожей.

Мы видим, что инвестиции в сферу растут такими же темпами, как и весь венчурный рынок. Если в 2013 году они составили $5,2 млрд, то в 2018 — $17,5 млрд. Однако рынок очень горячий — последние пару лет сопровождались крупными раундами на проведение клинических исследований, особенно в сфере онкологии. Series A на этом рынке — $30−50 млн на первый этап клинических исследований. После этого проходит пре-IPO, где собирают около $150−200 млн, чтобы завершить испытания и получить одобрение FDA. Инвесторы ожидают, что с лекарством от рака, эффективность которого подтверждена, стартап сразу же проведет полноценное IPO по космической оценке.

Росту инвестиций в сферу также способствовало усовершенствование самих технологий: секвенирование ДНК, например, стало в десятки раз дешевле, а нейросети и машинное обучение позволили автоматизировать многие процессы.

Кроме США, больше всего инвестиций в сфере red biotech привлекают стартапы из Азии.

Вызовы и перспективы индустрии

Все подобные открытия и продукты появляются далеко не сразу: компании из биотех-сферы тратят годы на исследования, разработку и тесты — и это главная особенность индустрии. По оценкам, которые приводит ресурс Biostars, обычно этот процесс занимает 8−10 лет. И результат здесь не всегда предсказуем: продукт может стать как историческим прорывом, так и громкой неудачей.

По данным ассоциации PhRMA, одни только фармацевтические компании в 2017 году потратили на исследования и разработку больше $71 млрд. И к конкретным результатам приводит далеко не каждый вложенный доллар. По данным фирмы IQVIA, лишь 11,4% биотех-продуктов успешно прошли путь от первой фазы тестирования до одобрения регуляторами в 2018 году.

По словам предпринимательницы Дарии Лосевой, соосновательницы биотех-стартапа MyWayDNA, проекты из индустрии объединяют общие сложности на ранних стадиях: нужно минимизировать риски, связанные с продуктом, и найти понимающих инвесторов и партнеров, которым еще предстоит доказать работоспособность технологии, ее востребованность в будущем.

Несмотря на все трудности, аналитики прогнозируют стремительный рост биотех-сферы. По данным Global Market Insights, к 2025 году рынок будет оцениваться в $729 млрд — это почти двукратный рост по сравнению с 2018-м. При этом среднегодовой темп роста (CARG) достигнет 8,3%.

Быстрее всех будут расти направления сельского хозяйства и промышленного сектора — больше, чем на 10%. Все благодаря широкому спектру применения технологий, а также снижения себестоимости продукции. Чуть медленнее будут развиваться морские биотехнологии (9,6%) и сфера здравоохранения (6%).

В Andreessen Horowitz считают, что сейчас сфера биотех напоминает IT-индустрию 50-летней давности. Это значит, что уже скоро отрасль совершит стремительный прорыв и станет частью каждого направления нашей жизни — от лечения болезней до материалов, которые мы используем, и пищи, которую едим.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X