Что изменилось для бизнеса в спорах против государства

0 комментировать

В конце 2017 года, юридическое сообщество активно обсуждало изменения к процессуальным кодексам.

Общественное внимание коснулось этого вопроса не так сильно. Общество сосредоточилось на более медийно "ярких" акцентах судебной реформы – отборе судей Верховного суда, создании Антикоррупционного суда и т.д.

Юристы, в свою очередь, сосредоточились на разработке инфографик и сравнительных статей, иллюстрирующих отличия между старым и новым процессуальным законодательством и распространении их в сети. Но что же изменилось для бизнеса, у которого возникает спор с органом государственной власти? Появились ли ожидания на более справедливое судебное рассмотрение? Для того, чтобы дать хоть какой-то ответ, я хотел бы коротко сосредоточиться на небольшом, но очень важном вопросе: кто, кому и что доказывает? Свое ж виденье я попробую максимально упростить (пусть простят меня коллеги).

Кодекс административного судопроизводства Украины (в старой редакции до 15.12.2017), который регулирует рассмотрение спора между вами и гфс/госпродпотребслужбы/гаси, в случае обжалования вами незаконного решения, содержал простое правило:

"обязанность доказывания правомерности своего решения, действия или бездеятельности возлагается на ответчика (то есть орган государственной власти), если он возражает против административного иска".

Вы когда-нибудь видели представителя ГФС, который не возражал против иска? Вот оно что! Соответственно, в случае гипотетического обжалования, гос. орган должен доказать, почему, исходя из обстоятельств, исследованных на момент принятия решения, оно было законным и необходимым.

При этом, исходя из задач административного судопроизводства рассмотрение дела должно било происходить "с целью эффективной защити прав, свобод и интересов от нарушений". При рассмотрении, исходя из норм уже недействительной редакции кодекса, суд должен был проверить, принято ли обжалованное решение обосновано, то есть с учетом всех, обстоятельств, имевших значение для принятия решения. Это также значит, что нельзя обосновывать решение обстоятельствами, которые в нем не отображены – то есть "задним числом".

Не смотря на нормы старой редакции кодекса, истцы – бизнес, пользуясь квалифицированной юридической помощью? часто-густо заваливали суд доказательствами – документами, что дополнительно подтверждали реальность операции, существование производственных мощностей; документами, которые подтверждают реальность предыдущих документов и т.д. При этом, до последнего времени, частой практикой было истребование судом от истца – бизнеса дополнительных документов, даже если о них и не шла речь в самом иске. Адвокаты, в свою очередь, оспаривали каждый раз новые доказательства и аргументы, которые часто "придумывались" юридическим отделом государственного органа. Это и сформировало общий подход, при котором не делать так = проиграть дело.

Что же, с целью исправить ситуацию, об этом говорит обновлённая редакция кодекса:

"обязанность доказывания правомерности своего решения, действия чили бездеятельности возлагается на ответчика".

Минуточку, что тогда поменял обновленный Кодекс административного судопроизводства Украины? Значит и раньше доказывать свою правоту должны били органы государственной власти, решения или действия которых оспаривает бизнес?!

Знатоки мне возразят. Скажут, что новая редакция кодекса дополнена нормами о запрете субъекту властных полномочий ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалованного решения.

Но новые ли эти нормы? На мое убеждение – нет. Это подтверждалось и прямыми (хотя и общими) нормами закона и практикой ЕСПЧ, и даже практикой национальных судов.

Эта ситуация напоминает мне законодательное урегулирование запрета "изымать серверы". С такой динамикой, для того, чтобы общая норма закона выполнялась, нужно будет написать ее еще казуистичнее и детальнее – н-р. "запретить изымание серверов и оборудования у IT компаний в г. Львов".

Аналогически, не придётся ли отображать в кодексе, что такое "доказательства в пользу истца" для того, чтобы обеспечить исполнение общих прогрессивных уточнений у процессуального законодательства?

Ведь дело не всегда в формулировке закона, дело также в его применении, в отстаивании его духа; в том, чтоб не плыть по течению задубевшей практики и выбраться из этой "петли времени".

Подытоживая, хочу сказать, что обозначенные "уточнения" просто детализируют принципиальные вещи, связанные с административным судопроизводством. Ни в коем случае не приуменьшая их важности (действительно чудесно, что они есть), я хочу подчеркнуть, что именно наша задача – принципиально настаивать на применении указанных принципов. И новый кодекс – это очередная, для этого, отправная точка. Только бремя доказывания государственного органа! Только хардкор!

P.S. За несколько дней до написания этой статьи, я прочитал в апелляционной жалобе одной из таможен, что оболочка таблетки – это ее тара. Как вы думаете, исходя из сказанного выше, нам доказывать с толковым словарем что такое "тара" и приводить аналогию с яйцом и его тарой – скорлупой? Или просто сказать, что обстоятельства, не отображенные в обжалованном решении, не могут браться во внимание и сэкономить клиенту много оплачиваемых часов? Вот и я о том же!


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: