Дубогрыз по средам. Гривна как хоббит, провал приватизации, Укрпошта и банк, макроэкономический триллер

2 февраля, 14:04
Цей матеріал також доступний українською

Главные финансовые события начала года и почему они важны.

Гривна укрепилась после распродаж и небольшой паники начала прошлой недели. Курс гривна/доллар в конце января вырос (или, как говорят трейдеры, «сходил») до 28.99, и на 2 февраля снизился («вернулся») до 28.32. Что общего у гривни с хоббитом — «сходили туда и обратно»: одна из трейдерских шуток начала февраля.

Видео дня

С начала года девальвация составила 3.7%. На первый взгляд немало. Вот другое сравнение — за год, с начала февраля 2021. Было 28.13 грн/доллар, стало 28.32. Девальвация на 0.9%. Словами: меньше одного процента.

Что здесь интересно? Нацбанк уже восьмой год кряду повторяет: валютный курс плавающий. Колебания на плюс-минус два процента в неделю или плюс-минус пять процентов в месяц — дело привычное. В нынешних условиях — даже ожидаемое; и мировые рынки ликвидные и волатильные (изменчивые), и российская угроза немаловажный фактор. Похоже, за семь лет мы еще не привыкли. Каждое снижение курса сопровождается страхами и подогревается наводящими ужас заголовками в СМИ — «обвал гривни», «гривна резко дешевеет», «когда ждать доллар по 50» — даже если в реальности курс меняется на 20−30 копеек в день. Пора бы и привыкнуть.

Почему это важно? Панические настроения, страшные заголовки в СМИ и сюжеты в телевизоре — все это формирует негативные ожидания. Ожидания — важнейшая составляющая и инфляции (роста цен), и девальвации (курса): если бизнес ожидает, что цены будут расти, он сам их поднимает; если население ждет, что курс снизится и идет скупать валюту, курс снизится даже больше. И коммуникации с вербальными интервенциями НБУ тут не особо помогают: приходится делать интервенции уже настоящие. Тратить международные резервы, чтобы сдержать курс, поднимать учетную ставку выше инфляции. Кликбейтные заголовки оборачиваются и ростом траффика в медиа, и, одновременно, потерями для экономики.

Укрпошта готовится купить Альпари Банк. Почтовый оператор подал в НБУ пакет документов для покупки, у регулятора есть два месяца, чтобы одобрить или отказать. Судя по риторике руководства Укрпошты, сделка состоится: СЕО оператора, Игорь Смелянский, сообщил, что Укрпошта объявила тендер на закупку 17 тысяч банковских терминалов для будущего банка. Ожидаемая стоимость — 290 млн грн. Сам банк, точнее банковская лицензия, обойдется еще в 260 млн.

Почему это важно? Интерес УП к банкам, похоже, обойдется плательщикам налогов в разы дороже лицензии. Терминалы — только начало. Дальше придется платить за новые отделения, за найм и обучение сотрудников, за расширение банка. Плюс, конечно, операционные расходы.

Что мешает государственной Укрпоште договориться с Ощадбанком и использовать сеть отделений госбанка (которые есть в большинстве сел) — и вместо этого создавать новый банк, по сути, с нуля? В теории ничего. На практике — некие противоречия, например, взаимное нежелание обмениваться базами данных клиентов. Не рискну судить, насколько они неразрешимы, особенно, учитывая, что акционер у Ощадбанка и Укрпошты один и тот же — государство. Стоят ли эти противоречия сотен миллионов или даже нескольких миллиардов гривен дополнительных (и, правда, неочевидных) расходов плательщиков налогов — или все же есть возможность договориться? Решать будет Кабмин, последнее слово здесь за ним.

Завод Электронмаш снова продан на аукционе. Цена завода, по сути, 14 гектаров земли под Киевом — 430 млн грн. Это вдвое меньше, чем завод оценили в ходе предыдущего аукциона — тогда победитель пообещал заплатить 970 млн грн, но в итоге не нашел таких денег и отказался от сделки. Так что «продан» — термин пока что не совсем корректный.

Что здесь интересно? Покупатель — такая же полупрозрачная компания, как и в первый раз. ООО «Український імідж», по документам осуществляет деятельность в области права, уставный капитал 50 тыс грн, выручка за 2020 год 384 тысячи гривен, прибыль — 94 тысячи. Основана в 2006 году — однозначно не SPV (Special Purpose Vehicle, компания, которая создается «под сделку»). Купить банк такая компания не смогла бы, даже за меньшую сумму. Откуда покупатель с такими финпоказателями возьмет 430 млн плюс инвестобязательства — вопрос открытый. Никто из отечественных мультимиллионеров пока официально не заявлял, что это его проект (как было в случае с заводом «Большевик», когда в день сделки стало известно, что победитель — такая же «полупустышка» — подконтрольна партнерам Василия Хмельницкого).

Почему это важно? Приватизация провалена. Как минимум, в части коммуникаций. Казалось бы, идеальный объект в контексте разговоров об «инвестнянях» и инвесторов, осаждающих офисы привлечения инвестиций. 14 га земли под застройку, без юридических проблем «Большевика». Можно делать презентации, road shows, рассказывать — это называется термином «питчить» — почему серьезный иностранный или внутренний инвестор просто-таки обязан купить Электронмаш. Или попытаться купить — на честном прозрачном аукционе. Или хотя бы перенести аукцион: время для высоких цен на украинские активы, действительно, не лучшее. Вместо этого аукцион проводят без сколь-либо заметного маркетингового сопровождения, в нем участвуют лишь пять компаний (вместо 22 на предыдущем), побеждает мало кому известное ООО, цена вдвое меньше. Кроме как провалом назвать такое очень трудно.

И из позитивного: Государствнной продовольственно-зерновой корпорации, ГПЗКУ, удалось избежать дефолта по кредиту китайскому Эксимбанку. 2.5 млрд грн заплатило Министерство финансов по госгарантии. Что и ожидалось.

И небольшой макроэкономический триллер. Нацбанк раскрыл детали повышения учетной ставки с 9% до 10%. Случай нетривиальный — решение было принято в последний момент, в четверг, 20 января. Еще за день, в среду, 19 января (деталь важна, чуть ниже — почему) Правление НБУ было настроено еще более решительно, поднять ставку до 11%.

Что дальше? В марте, на следующем раунде пересмотра ставки, ее поднимут минимум до 11%. Рынок уже подготовлен.

Что здесь интересно? Внутренняя кухня. Нацбанк принимает решения о ставке 8 раз в году (может и чаще, но это уже вовсе экстраординарный случай, точнее, реакция), объявляя о решении всегда в четверг. За день и за два дня до этого проводятся заседания Комитета по монетарной политике, где и формируется решение. То есть, по сути решение известно уже по средам. Как и в этом случае: в среду общее решение было поднять ставку до 11%. «Во время последнего монетарного комитета только два из десяти его членов настаивали на умеренном повышении учетной ставки, до 10%. Напротив, семеро предлагали повысить сразу на 2 процентных пункта, а один — на 3», — рассказывает первая зампред правления НБУ Катерина Рожкова.

Случаев, когда всего за день решение по ставке менялось, за последние 6 лет, с новым дизайном монетарной политики, было всего два или три.

Что стало поводом на этот раз? Вот цитата из пресс-релиза НБУ. «В частности, членами Правления НБУ дополнительно учитывалась динамическое изменение стоимости украинских активов и признаки стабилизации на валютном рынке, которые появились в течение второй половины дня 19 января и утром 20 января. В этих условиях усилился риск, что неожидаемо жесткая реакция со стороны НБУ может быть неверно воспринята участниками рынка и вызовет неадекватную их реакцию. С учетом указанных факторов отдельны члены Правления изменили свою позицию в сравнении с той, за которую высказывались на заседании КМП».

Своими словами: рынок за сутки утихомирился, падение цен украинских активов прекратилось. А если бы не прекратилось?

Нацбанк неоднократно информировал — в монетарной политике решения принимаются, исходя из долгосрочных тенденций. «Решения по монетарной политике НБУ не являются реакцией на прошедшие события, а ответом на ожидаемое развитие событий в будущем» — другая цитата, уже из раздела сайта Нацбанка, посвященного монетарной политике.

Была ли стабилизация на финансовых рынках 19 и 20 января достаточной, чтобы Правление НБУ всего за день изменило свое видение «развития событий в будущем»? Или, после того, как НБУ поделился своим видением ставки с другими органами власти или МВФ (вовсе не знаю, было ли так, и делится ли НБУ такими данными — все же, информация чувствительная), последовала реакция, которая и привела к такой резкой смене мнений? Например, президент ранее (хотя и весьма давно) высказывался о том, что высокой ставки он не одобряет.

«Это [кардинальное изменение позиций Правления] сигнал, который меня лично несколько тревожит», — пишет Катерина Рожкова. Добавляя ремарку, которую можно трактовать и позитивно и негативно, и как сигнал успокоиться, и как предупреждение. «Но важно, чтобы Национальный банк оставался последовательным в принятии решений и реализации политик. Поскольку одна из самых важных предпосылок и залогов действенности политик центрального банка — это доверие рынка».

И правда, целый триллер.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X