Почему я не стал бы покупать Приватбанк и сколько на самом деле стоит monobank

16 сентября 2021, 12:38

80 млрд грн за Приватбанк. Много это или мало — не так важно. Важнее кто в принципе может его купить и при каких условиях.

Правительство утвердило стратегию развития государственного Приватбанка, согласно которой финучреждение собираются разделить на две структуры. Первую, условный «хороший банк», планируют продать за 80 млрд грн. За эти деньги, согласно доступного в СМИ текста утвержденной стратегии, потенциальный инвестор получит розничный и МСБ-бизнес, сеть отделений, IT и казначейство.

Видео дня

Много это или мало? Ответ на этот вопрос, на самом деле не настолько важен. Разговаривать о цене можно только за столом переговоров с потенциальным покупателем. Все иное просто не имеет никакого смысла. Намного важнее ответить на вопрос, кто в принципе может купить Приватбанк и при каких условиях сделка возможна.

Очереди нет

Прибыль Приватбанка в первом полугодии составила 11,6 млрд грн — это лучший результат на рынке. На 1 июля у финучреждения, если судить по количеству активных карт, была наибольшая розничная клиентская база — 22,8 млн карт. Вторая по величине сеть отделений, более 11 тыс. терминалов самообслуживания, безусловное лидерство в инновациях. Эти цифры могут вскружить голову и создать иллюзию, что после начала торгов к банку один за другим потянутся инвесторы с предложениями.

Однако это не так. Скажу откровенно, я не стал бы покупать Приватбанк до тех пор, пока в любом суде в любой точке мира есть хотя бы один незакрытый спор с экс-собственниками финучреждения. Это не вопрос доверия к руководству или акционерам банка. А исключительно оценка рисков. И она должна быть тем более детальной и осторожной, чем выше цена актива.

2−3 млрд долларов, которые хотят получить от продажи Приватбанка, очень крупная сумма даже для самых больших компаний и инвестфондов. Ни один инвестор в мире не станет покупать актив, который является объектом судебных споров между акционерами. Тем более когда, по сути, оспаривается сам факт собственности. В этом смысле абсолютно не важно, будет ли продаваться весь Приватбанк или только его лучшая часть. До тех пор, пока не будет поставлена окончательная точка в споре между старыми и новыми собственниками, найти покупателя, на мой взгляд, не получится.

Но даже если решить все вопросы с предыдущими владельцами, на горизонте не видно желающих приобрести столь крупный актив. Банковская система уже как минимум лет 10 не является лидером симпатий инвесторов. И речь не только об Украине — очередей на банки давно нет во всем мире.

В случае с Украиной есть еще и дополнительные риски, страновые. Лучше всего их демонстрируют рейтинговые оценки международных агентств. Государство, вероятно, могло бы попробовать «закрыть» их некими госгарантиями. Но насколько они окажутся убедительными для инвестора, готового вложить $3 млрд — судить сложно.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Это, впрочем, не означает, что готовиться к будущей продаже госбанков не нужно. Государство в самом деле сконцентрировало в своих руках чрезмерно большую долю на банковском рынке. В этом нет ничего угрожающего, но и пользы — тоже никакой. Такая концентрация как минимум искажает конкуренцию на рынке. Только этого обстоятельства достаточно, чтобы заниматься приватизацией госбанков.

Сколько стоит monobank

В случае с monobank вопрос цены, напротив, наиболее интересен. Все то, что известно о банке из открытых источников, действительно делает его очень интересным для покупки активом. Технологичность, репутация, динамика развития — все это добавляет нулей к цене финучреждения.

Любой здравомыслящий инвестор рассматривает актив еще и с точки зрения потенциального развития: что можно предпринять, чтобы улучшить показатели, нарастить прибыль, масштабировать бизнес. В случае с Monobank все это возможно. У этого актива есть огромные перспективы. Купил бы ли я? Однозначно да.

Но сколько на самом деле стоит monobank? Озвученный в прессе миллиард долларов — сумма немаленькая. Но что получит за эти деньги инвестор?

Проблема в том, что monobank не является банком в классическом понимании. Это структура, технология, надстроенная над банком (ну или встроенная в него). Само собой это не является проблемой. Но представляет огромную сложность для реальной оценки финучреждения.

Я не стал бы покупать Приватбанк до тех пор, пока в любом суде в любой точке мира есть хотя бы один незакрытый спор с экс-собственниками финучреждения

Поскольку monobank не является классическим банком, он не публикует финансовой отчетности. Можно лишь предполагать, сколько он зарабатывает, что представляет собой клиентский кредитный портфель. Невозможно понять даже базовые вещи, критически необходимые для оценки: капитал, его доходность. В таких условиях говорить о вероятной стоимости банка в принципе не имеет смысла.

Соглашусь, что оценивать mono исключительно по стандартному правилу, применяемому к банкам, неверно. Ведь в данном случае речь идет о продаже технологии, успешного финтех-стартапа. Но все же деньги monobank зарабатывает на вполне классических банковских услугах, хоть и делаются они чуть иначе. А значит, использовать только модели, применяемые для оценки технологических компаний, тоже нельзя.

Так сколько же на самом деле стоит mонобанк? Ответ на этот вопрос может дать только реальный покупатель, готовый отдать деньги за актив. Или фондовый рынок, если бы акции банка торговались на какой-нибудь, например, европейской площадке. Только такую цену можно и нужно считать справедливой. Так или иначе, любой актив стоит ровно столько, за сколько его готов купить инвестор.

Показать ещё новости
Радіо NV
X