Война в Украине изменила мир, и классические стратегии больше не работают. Что делать инвесторам?

13 сентября, 10:53
Эксклюзив НВ

Глобальный фондовый рынок потерял около $20 триллионов капитализации. Многие профессиональные участники рынка получили рекордные убытки. Как инвестировать в таких условиях?

Год назад, разрабатывая инвестиционную стратегию, мы готовились к замедлению темпов роста мировой экономики и акций публичных компаний. Как негативный сценарий мы ожидали просадку рынка на 5−10% в течение следующего года. И соответствующую просадку ряда акций growth сектора на 10−25%. Предполагали увеличение рыночной волатильности и закладывали 10−12% падения по ключевым индексам.

Видео дня

Сейчас мы видим, что падение рынка длится уже более года, и это создает неблагоприятные условия для инструментов с инвестиционным горизонтом до 1,5 лет.

Из-за войны цены на энергоносители и другие сырьевые товары показали многолетние или исторические максимумы. Это напрямую повлияло на инфляционные ожидания, заставило ФРС ужесточать монетарную политику. Повышение учетных ставок привело к пересмотру параметров в риск-менеджмент системах институциональных инвесторов и падению фондового рынка. Поскольку технологические компании имеют большую чувствительность к изменениям монетарной политики, падение индекса Nasdaq превысило падение S&P 500.

Глобальный фондовый рынок потерял около $20 триллионов капитализации. Многие профессиональные участники рынка получили рекордные убытки. К примеру, убыток известного хедж-фонда Tiger Global Management, который специализируется на инвестициях в технологические компании на разных стадиях зрелости, за полгода вырос на 52%, Third Point — более чем на 35%. Даже ультраконсервативные Билл Акман и Уоррен Баффет в моменте были в просадке на 25% с максимумов.

Рекордсмен — международная инвестиционная компания BlackRock, которая за полгода потеряла 1,7 триллиона долларов.

Главная причина, которой компании объясняют такие потери, — неверная оценка рыночной ситуации, и, как результат — выбор ошибочной инвестиционной стратегии.

Какие стратегии чаще всего разрабатывали компании, опираясь на свои прогнозы годичной давности? Падение индексов на более 20% в 2018 и 2020 годах создали у рыночных участников определенный алгоритм реагирования на последующие просадки. Основная вводная, вокруг которой строился алгоритм, — это уверенность, что ФРС активно использует инструменты стимулирования для поддержания фондового рынка в случае возникновения существенных рыночных коррекций. Многие участники рынка, включая и нашу компанию, выбрали защитную стратегию по структурированным нотам. Защитную, поскольку этот инструмент защищает от волатильности на уровне 22−27%, а также обеспечивает защиту капитала на уровне 12−17% в случае, если произойдет превышение волатильности. В условиях этого сценария при падении акций на минус 10−15%, инвестор зарабатывает свои 8−12% за год. Еще одно преимущество этого продукта — более эффективная систем управления позициями.

На тот же сценарий рассчитывало большинство инвестиционных банков. Одни из лучших фондов держали открытые позиции по наиболее просевшим компаниям в нотах. Например,

Фонд Berkshire Hathaway — компания StoneCo

Фонд Point 72 — компания Pagseguro Digital

Dragoneer Investment — компания Farfetch

За год падение по этим компаниям составило 70−80%.

Реальность, перед лицом которой мы оказались в начале марта, заставила в корне пересмотреть стратегию. Стало очевидным, что уже скоро произойдет существенный рост стоимости ресурсов, а инфляция будет идти вверх. Соответственно, монетарная политика ФРС будет направлена на сжатие ликвидности для борьбы с инфляцией. Исходя из этого мы начали искать вариации на тему — в какие активы инвестировать, чтобы максимально использовать данную просадку. А просадка была неминуема, потому что действия ФРС по росту стоимости денег давят на компании growth сектора.

В то же время, даже при сильном падении стоимости акций, некоторые компании новой экономики остаются привлекательными для инвесторов, поскольку их выручка и клиентская база продолжают расти. Кроме того, они продолжают инвестировать в расширение бизнеса. Поэтому один из аспектов актуальной стратегии — покупка акций хороших, перспективных компаний growth сектора по выгодной цене, с глубоким, тщательным анализом их бизнеса. Поскольку по аналогии с бумом доткомов станет ясно, какая из компаний — будущий Apple (выросла на 10 000% с 2000-го), кто станет Cisco (остались сильным рыночным игроком, но уже никогда не стоили так дорого, как в 2000-м), а чья бизнес-модель не сможет показать состоятельность во времени. Между тем, ставка исключительно на публичный сектор в нынешних условиях не охватывает все возможности момента.

Что убивает клиентов и управляющих в период, подобный нынешнему? Волатильность акций. Фондовый рынок показывает большую эмоциональность, чем рынок частных инвестиций. И подвержен нелогичной оценке активов. То, что мы сейчас видим — это большой разрыв между оценкой частных компаний и оценками публичных компаний из одних и тех же секторов. В частности fintech, property, foodtech и т. д. Многие компании, как частные, так и публичные, из этих секторов, выдержат испытание ростом учетных ставок, возможно, рецессии. Более того, возможно, подберут под себя еще больше рынка, клиентской базы.

Но фондовый рынок этого пока не оценивает. Чего нельзя сказать о рынке частных инвестиций, где сейчас сосредоточены умные деньги. Он дает объективную, а не эмоциональную оценку бизнесу. Именно поэтому оптимальная в нынешних условиях стратегия — это комбинация в инвестиционном портфеле публичных и частных late stage компаний growth сектора. Такая комбинация позволяет снизить волатильность — частные активы менее волатильны по сравнению с публичными.

Фондовый рынок движим индексными фондами, денежной массой, ликвидностью, а не умными деньгами. Здесь переоценка активов будет осуществляться в период от года до трех лет с изменением политики ФРС в отношении учетных ставок.

В идеале актуальный в нынешних условиях инвестиционный портфель должен включать инструменты, позволяющие получать доход на волатильном рынке в долгосрочной перспективе. Это долгосрочные трехлетние опционы, доли в частных компаниях, которые готовятся к выходу на IPO, акции компаний, которые просели, но сохраняют сильную бизнес-модель и перспективы роста.

Сейчас уникальное время, которым смогут воспользоваться те, кто поверх общих эмоций сможет оценить низкие цены, просевшие мультипликаторы, понять бизнес-модель перспективных компаний, которая уже не скрывается за хорошей макроэкономической ситуацией. Именно плохая макроэкономическая ситуация оголяет проблемы внутри компаний либо их отсутствие. Для таких инвесторов сделанные в течение ближайших двух лет инвестиции будут наиболее прибыльными за период четырех-пяти лет.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X