Как россия будет возвращать кредиты пострадавших от войны украинцев

3 декабря 2022, 10:55

Что такое Bad Bank и как он поможет Украине?

Война нанесла существенный ущерб украинскому бизнесу и гражданам. Прямые потери промышленных активов из-за действий агрессора, по оценкам Киевской школы экономики на конец сентября, достигли $10 млрд, а потери из-за уничтожения или повреждения жилых домов — $50,5 млрд. Это без учета активов на временно оккупированных территориях и в условиях продолжающейся войны, ежедневно наносящей новый ущерб. Очевидно, часть заемщиков упустила возможность своевременно возвращать банкам кредиты.

Видео дня

Если приобретенное за кредитные средства оборудование или помещение уничтожено, стандартные инструменты возврата долга — реструктуризация, взыскание залога или средств с поручителя — не сработают. С другой стороны, банки не могут простить заемщикам долги, поскольку для предоставления кредитов привлекли ресурсы вкладчиков. Максимум могут списать проценты, или свои доходы. Но и у банков есть военные убытки — прямые из-за потери или уничтожения имущества и косвенные из-за неработающих кредитов (NPL).

В кризис 2014—2016 годов с рынка ушло около сотни банков, преимущественно из-за проблем с капиталом. Фонд гарантирования вкладов уплатил вкладчикам 90 млрд грн возмещения. Но бизнес, к сожалению, свои средства в этих банках потерял. К полномасштабному вторжению банковская система подошла в более подготовленном виде, чем в предыдущий кризис, но текущие вызовы беспрецедентны.

Во время военного положения регулятор не будет применять к банкам меры воздействия из-за нехватки капитала, а после, вероятно, применит переходный период для его пополнения. Но почему по «военным счетам» должен платить частный бизнес или, в случае государственных банков, налогоплательщики? И за чей счет и как скоро при таком сценарии можно будет возобновить доступное кредитование?

Очевидно, что убытки и заемщикам, и банкам должно покрыть государство-агрессор. Однако обращение в международные суды на этот счет — процесс сложный и длительный. Он будет более эффективным, если иск будет централизованным и исключит конкуренцию между лицами, которым нанесен ущерб. По крайней мере, затраты времени, ресурсов и средств на юридические услуги будут в разы меньше, чем если свои претензии к России будет отстаивать каждый заемщик или банк отдельно.

Посредником между пострадавшими заемщиками и банками и международными судами может стать новая структура — банк плохих активов или Bad Bank. В международной практике такие учреждения создаются для восстановления финансовой устойчивости банков, консолидации и урегулирования NPL — они взимают средства с заемщиков через суды или забирают и продают залог. В мире есть ряд успешных примеров таких учреждений, обычно помогающих банкам выйти из кризиса.

Первую модель «плохого банка» использовал американский Mellon Bank в 1988 году, создав Grant Street National Bank, чтобы тот покупал конфискованные во время взыскания кредитов активы, в частности, недвижимость. «Плохой» банк за несколько лет выполнил свою миссию и был ликвидирован, «хороший» — продолжил успешно работать.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Опыт американцев использовала Швеция во время кризиса 1992 года, создав по совету McKinsey&Co компанию Securum по урегулированию долгов в одном из крупнейших банков страны Nordbanken. Активами, преимущественно недвижимостью, компания управляла пять лет, а после кризиса продала с прибылью.

Альтернативный опыт использовала Латвия во время обрушения на рынке недвижимости в кризис 2008 года. Крупнейший банк страны Parex Bank был национализирован, а из его структуры были выделены работающие кредиты. Parex работал на рынке как «плохой банк», а после кризиса отказался от банковской лицензии и трансформировался в компанию по управлению проблемными активами.

Эти кейсы, к сожалению, не являются готовым примером для воспроизведения в нашей стране. Природа текущих долгов — не экономический кризис, как было в других странах, а полномасштабная военная агрессия. Вместо залоговой недвижимости в большинстве случаев — руины. Бизнес, потерявший производственные мощности, не в состоянии генерировать денежный поток для погашения старых долгов или нуждается в дополнительных средствах для релокации и восстановления. К тому же взыскание долгов предусматривается не с заемщиков, а с другого государства. Формат украинского Bad Bank может быть уникальным, первым в мире примером такого заведения.

При этом основы функционирования Bad Bank могут быть стандартными — пополнение капитала за счет государства и международных доноров, выпуск облигаций в обмен на портфели NPL. Обязательным элементом должно быть корпоративное управление Bad Bank по лучшим международным практикам, что позволит сделать его функционирование прозрачным для доноров, банковского рынка и общества.

Дискуссии о создании Bad Bank в Украине нужно начинать уже сейчас, ведь банкротство банка как болезнь лучше предупредить, чем потом лечить. Это вопрос сохранения стабильности финансовой системы страны и общее дело регуляторов финансового рынка. Добровольное возмещение ущерба агрессором маловероятно, а судебное разбирательство может длиться годами. Однако ожидаемый результат того стоит, ведь кредиты нужно возвращать, а военные преступники должны быть наказаны.

Показать ещё новости
Радіо NV
X