Грабеж среди бела дня, или Просто об истории налогов

9 октября, 09:53

Серия очерков о том, как зарождались и формировались налоговые системы, и об их влиянии на человечество.

В современном английском языке «Daylight Robbery» означает очень наглое и откровенное преступление, ведь считается, что грабители обычно действуют в ночной тьме, и надо иметь смелость ограбить жертву открыто, когда все это видят.

Видео дня

Именно такое название носит недавно приобретенная мною книга Доминика Фризби. Она была написана в 2019 году, и да — эта книга о налогах. «Daylight Robbery, или Как налоги сформировали наше прошлое и изменят наше будущее» написана простым, доступным даже не специалистам языком, и в ней изложено много интересных (и не всегда однозначных) мнений о налогах и их влиянии на человечество.

Интересно, что эпиграфом к книге является любимый лозунг некоторых взбалмошных налоговиков — да-да, именно то выражение Жан-Батиста Кольбера: «Искусство налогообложения — это умение ощипывать гуся так, чтобы получить как можно больше перьев и как можно меньше шипения».

А история самого термина Daylight Robbery упоминается уже в первой главе. И достаточно поучительной.

Где-то в 1660 году в Англии появился налог на костры («hearth money»). Им облагалась практически любая печка, установленная в доме. Налог уплачивался дважды в год, а поскольку фискалы получали комиссию от суммы собранного налога, они охотно вторгались в дома, считая количество печей — и тем самым нарушали священное английское privacy.

Народ сердился — и потому с удовольствием воспринял так называемую «Славную Революцию», когда короля Джеймса II заменил Вильгельм (Уильям) III. Новый король занял свое место на троне — и увидел то же, что и украинцы в 2014 году после бегства Януковича: пустой бюджет и войну. Даже кучу войн одновременно. Откуда брать деньги?

Решение придумали в 1696 году. Догадываетесь, какое именно? Да, друзья. Новый налог, получивший в народе название «оконного» (Window Tax).

Теперь налоговикам не нужно было посягать на чужую конфиденциальность. Они просто ходили по улицам и считали окна домов и требовали налог за каждое окно. Это считалось справедливым: много окон мог себе позволить только состоятельный человек. И поначалу ставки налога были более или менее разумными — но вскоре начали расти.

«Благодарные» англичане принялись замуровывать окна. После этого в течение десятилетий продолжалась своеобразная война — власти все увеличивали и увеличивали ставку налога, а люди начали строить дома с минимумом окон — иногда на некоторых этажах их не было вообще. В 1746 году был введен еще и налог на стекло, а в некоторых городах уже случались целые улицы без единого окна! Производители стекла начали массово переносить производство в соседние страны.

Более того, «оконный налог» во многих случаях превратился в инструмент несправедливости. Ведь часто случались ситуации, когда владелец дома где-то в провинции должен был оплатить из-за количества окон больший налог, чем лондонец, чье жилье стоило примерно в 50 раз больше. Также страдали владельцы многоквартирных домов для малоимущего населения: налогов с них сдирали много, потому что много было окон, а «перенести» эти расходы на арендаторов было невозможно.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Уменьшение количества окон приводило к удушью и антисанитарии, в помещения не попадали ни свежий воздух, ни солнечный свет. В журнале «Ланцет» откровенно обвиняли «оконный налог» в распространении эпидемий.

В конце концов, тотальное неприятие англичанами этого вымогательства привело к активным действиям. После долгих дебатов в парламенте бестолковый налог был отменен в 1851 году. Именно во время дебатов об этом один из парламентариев и использовал выражение «Daylight Robbery», которое стало крылатым. Правда, имел он тогда в виду отнюдь не наглость властей, которые ввели налог, а совсем другое — то, что благодаря этому налогу у людей был похищен дневной свет.

В конце первой главы книги автор подводит определенные итоги по истории налогов, отмечая, что:

— многие налоги вводились как временные, но потом оставались надолго;

— ставки налога часто были приемлемыми, но почти всегда потом росли;

— иногда налоги посягали на базовые свободы (в случае с «оконным» — на право людей на солнечный свет и свежий воздух);

— неадекватные налоги стимулируют людей уклоняться от них, следовательно «неправильное» поведение в глазах общественности становится «правильным»;

— иногда налоги могут повлечь за собой неожиданные негативные последствия (например, эпидемии из-за отсутствия окон);

— Уинстон Черчилль назвал налоги «необходимым злом».

Вопрос лишь в том, когда и при каких обстоятельствах зло действительно необходимо. И об этом следует задуматься некоторым любителям простых решений, подражающих британским монархам XVII века, крича «в стране война — так что увеличим налоги!».

Продолжение следует.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X