Инфляция выше цели: игнорировать не нужно реагировать

2 декабря 2021, 14:11

Инфляция в Украине несколько замедлилась, но все же находится в диапазоне 10−11%. Насколько это критично?

Соавтор: Алена Закутняя, главный экономист Отдела стратегии и формулировки монетарной политики НБУ.

Если о критичности текущей инфляции спросить экономистов, то можно услышать совершенно противоположные мнения. Некоторые такую инфляцию сочтут вполне нормальной платой за стимулирование экономики, не несущей весомых деструктивных эффектов. Другие, напротив, назовут ее «галопирующей», которая отрицательно сказывается на экономике.

Видео дня

Инфляция — абсолютное зло?

Алан Гринспен, седьмой глава ФРС, еще в 1994 году сформулировал такой критерий оптимальности инфляции — это когда «…домохозяйства и предприятия при принятии решений могут не принимать во внимание ожидаемое изменение среднего уровня цен». Иными словами, это ситуация, при которой цены растут настолько незначительно, что рядовые граждане и предприятия особо не задумываются над вопросом инфляции при принятии решений о получении кредита, вложении средств в бизнес, совершении покупок или сбережений и т. д.

Снижение цен, то есть дефляция, обычно демотивирует предпринимателей начинать и расширять бизнес, а население не спешит наращивать потребление, в том числе дешевеющих товаров длительного использования. Рост долговой нагрузки на заемщиков запускает дефляционную спираль и подавляет кредитование, потребление и инвестиции, а соответственно, экономический рост.

Невысокая инфляция нивелирует дефляционные потери для экономики. Она также позволяет предотвратить достижение нулевого предела ключевых ставок, так что у центральных банков остается больше возможностей влиять на экономические процессы проведением монетарной политики.

Ввиду такой логики и устанавливаются инфляционные цели. Все центробанки-таргетеры имеют инфляционную цель выше нуля. Считается, что для стран с развитыми экономиками оптимальный уровень инфляции — около 2%, а для развивающихся стран немного выше — 3−5%. Последние исторически обладают меньшей продолжительностью применения инфляционного таргетирования и в то же время более высокой и волатильной инфляцией (подробнее во вставке 2 Инфляционного отчета за апрель 2021 года), остаются более склонными к непредсказуемым потрясениям, в частности из-за слабости институтов и низкого уровня развития экономик (подробнее во вставке 5 Инфляционного отчета за июль 2021 года).

Цель НБУ — 5% с допустимым отклонением +/-1 п.п. — одна из самых высоких среди стран-таргетеров.

Не все инфляции одинаково полезны

В условиях ускорения инфляции при достаточно сдержанном восстановлении экономики более актуальным становится определение не столько оптимального, сколько критического уровня роста цен, превышение которого влечет за собой целый каскад негативных процессов, которые в дальнейшем ограничат экономический рост.

1. Высокая инфляция провоцирует еще более высокую инфляцию. С усилением инфляции экономические субъекты начинают все больше учитывать ожидаемую инфляцию, принимая потребительские и инвестиционные решения. Домохозяйства обычно начинают меньше экономить, больше тратить и требуют более высоких заработных плат для компенсации роста цен. Банки закладывают большую инфляционную премию в ставках по кредитам. Производители, ожидающие повышения заработных плат, стоимости обслуживания кредитов, роста цен на сырье и оборудование, также могут повысить цены на свою продукцию, чтобы компенсировать будущие убытки. Как результат, инфляция усиливается и постепенно начинает стойко подпитывать себя. Это так называемая инфляционная спираль, которая при определенном уровне превращается в нерегулируемый рост цен.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

2. Высокая инфляция — волатильная инфляция. Мировой опыт свидетельствует, что чем выше инфляция, тем существеннее ее колебания. Нет ни одной успешной страны, которая имела бы высокую и одновременно стабильную инфляцию.

3. В среде высокой и волатильной инфляции не может быть дешевых и доступных кредитов. Вкладчики неохотно экономят, если ставка по депозитам не возмещает им потери из-за инфляции. А из-за уменьшения сбережений снижается ресурсный потенциал банков для кредитования экономики. В таких условиях банки обычно начинают конкурировать за вкладчиками повышением депозитных ставок. Высокая стоимость ресурсов закладывается в процентные ставки по кредитам. Кроме того, банки не желают занимать средства, скажем, под 5% или 9% годовых, если ожидаемая инфляция составит 12%, а потому закладывают ожидаемую высокую инфляцию в процентные ставки по кредитам.

4. Рост инфляции и ее волатильность снижают привлекательность инвестиционных проектов. Инвесторы всегда учитывают неопределенность и оценивают обесценивание вложений под влиянием инфляции. Уменьшение (а еще хуже — отток) инвестиций приводит к уменьшению производства и заинтересованности в его результатах и может повлечь за собой формирование дефицита товаров.

5. Из-за более высокой инфляции, чем в странах — торговых партнерах, растет реальный обменный курс, а значит, уменьшается ценовая конкурентоспособность экономики. Если проще — цены товаров украинского производства становятся менее привлекательными по отношению к ценам конкурентов из других стран.

6. Снижение доверия к национальной валюте стимулирует население экономить в иностранной валюте. Первое и очевидное последствие — девальвация национальной валюты. Впоследствии это приведет к дальнейшему развертыванию инфляционных процессов, росту уровня долларизации экономики, а соответственно, снижению способности центрального банка контролировать инфляцию.

7. Инфляция усугубляет неравенство и усиливает социальную нестабильность, а значит, подрывает уровень доверия населения к власти.

Именно поэтому на долгое ускорение инфляции в мире начинают реагировать не только центробанкиры, но и политики, осознающие, что недовольство избирателей быстрым удорожанием товаров и услуг усиливается.

К примеру, в сентябре 2021 года центральный банк Польши неожиданно повысил ключевую ставку до 0,5% с 0,1% впервые за последние 9 лет. Повышение произошло и в ходе следующего заседания в ноябре — на 75 б. п. до 1,25%. Оно снова превысило рыночные ожидания и является рекордным по темпу с 2000 года. Любопытно, что накануне принятия сентябрьского решения по ставке центробанком премьер-министр Польши Матеуш Моравецки выразил надежду, что реакция центробанка на самый стремительный рост цен за последние двадцать лет будет «надлежащей». А после этого он неоднократно выражал свою поддержку решениям Национального банка Польши и Совета по монетарной политике по обузданию инфляции.

Так инфляция в Украине 10−11% это много или мало?

Учитывая мировую практику, пороговый уровень инфляции существенно отличается для разных групп стран. Да, для развитых экономик — это 1−3%, тогда как для развивающихся экономик (таких, как украинская) опасным считается рост цен в годовом измерении на 7−13% (см. Khan and Senhadji (2001), Espinoza et al. ( 2010), Pypko (2009), Mohaddes and Raissi (2014), Ndoricimpa (2017)).

Согласно Стратегии экономической безопасности Украины на период до 2025 года критическим считается значение индекса потребительских цен на уровне 12%. При этом стратегией закреплена необходимость соблюдения критических границ индикаторов экономической безопасности и недопущения принятия решений, которые будут приводить к выходу за эти пределы.

Часто с пересечением «психологического предела» связывают превышение инфляцией отметки 10%, после которой возрастают риски устойчивого разбалансирования инфляционных ожиданий.

Проблема, которая не решится сама по себе

Текущий рост цен в Украине и мире ожидается и отражает восстановление как отечественной, так и мировой экономики. Все больше центробанков стран с развивающейся экономикой не считают текущий инфляционный всплеск временным и переходят к циклу усиления монетарной политики: повышают ключевые ставки и сворачивают стимулирующие меры по сдерживанию инфляционного всплеска.

Ведущие центробанки также постепенно меняют риторику, предупреждая рынки о возможной нормализации и усилении монетарной политики в будущем. Так, центральные банки США, Великобритании и Канады уже начали сокращать объемы программ «количественного смягчения». Центральные банки Новой Зеландии, Исландии, Норвегии и Южной Кореи повысили свои ключевые ставки.

В этих условиях довольно странно выглядят призывы к НБУ игнорировать текущее ускорение инфляции, рост инфляционных рисков на горизонте политики и не усиливать монетарную политику. Нога на грабли наступает, а сердце верит в чудеса? Вспомним хотя бы 2015 год в Украине, когда инфляция в отдельные месяцы достигала 60% в годовом исчислении.

Действительно, после введения инфляционного таргетирования инфляция в отдельные периоды также ускорялась (сейчас она тоже превышает 10%). Более того, в 2020 году она, наоборот, была ниже целевого диапазона.

Впрочем, есть нюанс — после введения инфляционного таргетирования в среднесрочной перспективе инфляция каждый раз возвращалась к цели благодаря проведению последовательной монетарной политики Национальным банком и поддержке такой политики со стороны правительства. Поэтому сегодня Национальный банк тоже не стоит в стороне. НБУ был среди первых центробанков в мире, начавших цикл повышения ключевой ставки. Для усиления монетарной трансмиссии были свернуты антикризисные меры, а также оптимизирован операционный дизайн монетарной политики. В октябрьском пресс-релизе Национальный банк напомнил, что в случае реализации проинфляционных рисков готов и дальше повышать учетную ставку, а также задействовать другие монетарные инструменты для возврата инфляции до уровня 5%.

Показать ещё новости
Радіо NV
X