Грустная математика. Где взять молодых IT-профессионалов во времена гуманитариев?

8 августа 2021, 15:30

Проблема, которая скоро станет критичной для Украины.

Недавно я покупала кофе в фирменной кофейне в центре города. Получив от меня купюру в 50 гривен, продавец на розовеньком калькуляторе высчитала сдачу — сколько ей нужно дать, если кофе стоил 34 гривни. «Может, у вас будет 4 гривни?» — спросила она. «Увы, только 5» — я протянула ей купюру и с удивлением наблюдала, как она снова считает сумму сдачи на калькуляторе. Киев, центр города, достаточно презентабельная кофейня. Продавец, приличного вида девушка лет 25−27. И полная неспособность посчитать сдачу самостоятельно. И я подумала — а если у калькулятора сядут батарейки — придется закрывать торговлю?

Видео дня

После такого казуса результат сдачи ВНО от Украинского центра оценивания качества образования уже не кажется шокирующим. Мы упорно шли к этому провалу. Да, конечно, можно списать все на пандемию, онлайн-обучение, качество которого оставляло желать лучшего. Но в последние годы с математикой нелады были регулярно. При этом в прошлом году (когда были изоляция и наиболее суровый карантин, не считая проблем с внезапным онлайн-обучением) процент участников, которые не преодолели порог теста ВНО по математике, составил 12,71% (порог 9 баллов из 62 возможных). В 2019 году процент участников, которые не преодолели определенный порог, составил 18,17% (11 из 62), в 2018 году — 18.57% (10 из 62). В этом году не сдали ВНО по математике 31,11% участников (приняли участие 244 839 человек), по физике — 8,33% (приняли участие 23 570), по английскому языку — 10,68%, испанскому — 15,79%, немецкому — 11,49% и французскому — 8,94%.

И, если математику, как неизбежное зло, сдают (вынужденно) сотни тысяч абитуриентов, то желающих сдать физику вдесятеро меньше. Английский, для примера, сдавали 146 381 человек.

Наша молодежь не хочет (не может, не умеет) учить и сдавать технические предметы. Близится век гуманитариев, который рынок труда ждет с плохо сдерживаемой лихорадкой.

Давайте посмотрим ретроспективу. Последние 5−10 лет лидеры в желаниях абитуриентов — гуманитарные специальности. Менеджмент, право, филология, социология, журналистика — все это предметы, не требующие в дальнейшем изучения сложных уровней математики и физики. Поэтому в среднем 55−75 тысяч абитуриентов поступают на специальности первой тройки, оставляя «технарям» крошки со стола. Желающих — в разы больше. По 55−65 тысяч на каждую профессию.

Полагаю, нынешняя вступительная кампания не станет исключением. Нет оснований подозревать кардинальные сдвиги. У нас пока нет качественного среднего образования, дающего отличные знания по сложным предметам. Нет учителей, готовых внушать детям сложные законы. Тем самым детям, которые с трудом читают печатные книги даже по общеобразовательной программе, лишая себя возможности научиться понимать большие тексты. Понимать и переосмысливать их. А это условия задач, доказательства теорем, законов природы и прочая «небеллетристика», от которой у нашей молодежи «кипят мозги». Печальный пример — исследование, проведенное в 2015 году с участием более 18 тысяч выпускников колледжей, показало, что только 21% обычно прочитывает все произведения по списку. Полагаю, к 2021 году ситуация только усугубилась.

Попытки все геймифицировать и «обвидосить» процесс образования, с одной стороны, дает хоть какой-то минимум информации юным школярам. Но одновременно лишает их возможности научиться полноценно получать и научиться глубоко перерабатывать большие массивы информации в формате печатных текстов.

Зачем это? — спросите вы. — В наш диджитальный век оно никому не надо.

Не соглашусь.

Психологи продемонстрировали, что когда взрослые читают новости или транскрипцию художественной литературы, они запоминают больше содержания, чем если бы они слушали идентичные фрагменты. Студенты тоже больше теряют концентрацию при прослушивании аудио, чем при чтении.

Результаты с младшими школьниками аналогичны — исследование, проведенное на Кипре, показало, что связь между навыками аудирования и чтения меняется, когда дети учатся читать более бегло. Если второклассники лучше понимали текст при прослушивании, то восьмиклассники — при чтении.

Ученые из Испании обнаружили, что ученики четвертого-шестого классов, которые читали тексты, демонстрировали гораздо большее погружение в материал, чем те, кто смотрел видео. Авторы подозревают, что студенты «читают» видео более поверхностно, потому что считают его развлечением, а не обучением.

Коллективное исследование показывает, что у цифровых медиа есть общие черты, которые мешают обучению. К ним относятся снижение концентрации, развлекательный образ мышления, склонность к многозадачности, отсутствие фиксированной физической точки отсчета, ограниченное использование аннотаций и редкое повторение того, что было прочитано, услышано или просмотрено.

Вдобавок большинство взрослых и не настаивают на чтении книг своими детьми — и не подают пример этого в быту. Поэтому по достижении «выпускного возраста» абитуриенты либо поступают — «куда проще», стараясь продлить себе «школьное детство», либо руководствуются мнениями и впечатлениями родителей, учителей и других экспертов, к рынку труда и профориентации имеющих опосредованное отношение.

Работодатели не готовы подключаться к профориентации и тратиться на работу со школьниками. Сложная экономическая ситуация, нежелание вкладываться в «евангелизацию» с непонятным для себя профитом, приводят работодателей к необходимости доучивать своих «джунов», но уже точечно.

Один вопрос, которые из года в год становится все острее. Каждый год процент молодежи, идущей на технические профессии, становится меньше. А вакансий инженеров, конструкторов, технологов, программистов и других «технарей» — наоборот. Государство пытается помочь рынку труда тем, что переформатировало госзаказ — теперь на бюджете инженерных мест в разы больше, чем юридических. Но абитуриенты готовы идти на контракт, только бы не учить сопромат.

Пандемия и сопутствующая ей диджитализация, к сожалению, только усугубили перекос — нам нужны программисты и автоматизаторы. И обе эти отрасли составляют те самые технари, по которым уже долгие годы «плачут» производственники, строители, фармацевты, аграрии, химики и прочие профсферы.

К сожалению, с такой подготовленностью, переучить состоявшихся гуманитариев в качественных профессионалов диджитализации будет сложно, если не невозможно.

Каким образом мы будем преодолевать этот разрыв? Попросим специалистов «45+» достать дипломы политеха, отряхнуть пыли с учебников и вспомнить подзабытые истины? Будем импортировать иностранных спецов (про бюджет и трудности нужно будет писать еще одну колонку)? Попытаемся автоматизировать тем, что есть все, что остается, с потерей качества, абы не доводить до беды?

Решения нет. Нет сейчас и в ближайшей перспективе. Нет программы у государства и амбициозных проектов у работодателей. Куда идем и что теряем на этом нелегком пути? Увидим в ближайшей перспективе. Жаль только, что изменить уже ничего не сможем.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X