Четыре причины. Почему нужно пересмотреть политику в отношении микро- и малого бизнеса в Украине

8 января 2020, 14:00

Пока настоящий Культ Развития Предпринимательства существует только на бумаге и в заявлениях политиков. Малый бизнес выживает в одиночку, да еще учится защищаться от государства самостоятельно

Как когда-то метко выразился президент США Рональд Рейган: «Малый бизнес несет ответственность за почти весь экономический рост в Соединенных Штатах». Большинство правительств стран мира, понимая, что именно средний класс преимущественно формируется из представителей малого бизнеса, является гарантией демократии и свобод, решающим фактором экономического развития, пытаются поддерживать развитие микробизнеса, используя для этого следующие типичные нефискальные инструменты:

Видео дня

 — снижение регистрационных расходов и сокращение продолжительности соответствующих процедур (дерегулирование)

 — обучение предпринимательству, развитию профессиональных навыков и адресных услуг в области развития бизнеса (юридическая помощь, консультирование, поддержка стартапов)

 — расширение доступа к финансовым услугам (микрокредитование, лизинг), информационным и коммуникационным технологиям;

 — интеграция на рынке государственных закупок, в частности путем установления квот для малого бизнеса и микробизнеса.

Большинство перечисленных инструментариев, если формально и присутствуют в Украине, то находятся или на декларативном уровне, либо отсутствуют вообще. К сожалению, пока, настоящий Культ Развития Предпринимательства существует только на бумаге и в заявлениях политиков и чиновников. Малый бизнес выживает в одиночку, более того учится защищать себя от государства самостоятельно, потому что с начала сентября новая власть объявила именно малый бизнес и упрощенную систему налогообложения главными врагами политики детенизации и макрофинансовой стабилизации.

Малый бизнес и упрощенная система налогообложения учета и отчетности — не самая большая угроза бюджету (даже не попадает в ТОП-5)

В то же время имеющиеся расчеты показывают противоположное — малый бизнес и упрощенная система налогообложения учета и отчетности (далее — УСН) не самая большая угроза бюджету (даже не попадает в ТОП-5). Уровень ухода от налогов в течение последних 4−5 лет со стороны этой категории бизнеса почти не изменился, в то время как злоупотребления на таможне, основанные на нарушении таможенных правил, контрабанде и коррупции на границе, деятельности конвертационных центров («налоговых ям») и обороте контрафактных товаров, демонстрируют порой стремительный рост. А значит, решение властей начать борьбу с теневой экономикой с малого бизнеса является кардинально неверным.

Отдельным вопросом для дискуссий остаются налоговые стимулы для малого бизнеса, такие, как специальные налоговые режимы. Что касается последних, в мире они очень распространены, поскольку, с одной стороны, такой бизнес имеет свои особенности по сравнению с крупным и средним, а с другой — играет важную социальную, экономическую и политико-экономическую роль, которая оправдывает особое отношение, вплоть к прямой государственной помощи. Например, власти Казахстана с целью стимулирования развития малого бизнеса задекларировали в последнее время беспрецедентные шаги — три года без налогов и проверок (комбинация налоговых каникул и моратория на налоговые проверки).

В общем, анализ национальных законодательств в разных странах позволяет выделить две системы налогообложения микро и малого бизнеса:

 — в рамках общей системы налогообложения с применением особых, зачастую упрощенных правил ведения учета доходов и расходов, отчетности и уплаты налогов, льгот или изъятий из налогооблагаемой базы по отдельным видам налогов;

 — путем введения специальных режимов налогообложения.

По данным признакам можно выделить пять базовых моделей налогообложения малого и среднего бизнеса, в настоящее время применяемых отдельными юрисдикциями порядке снижения степени тяжести администрирования и стоимости соблюдения):

1. особенности налогообложения налогом с доходов физических лиц (специальные вычеты и освобождение)

2. упрощенный режим налогообложения (чаще это объединение уплаты всех налогов в один или несколько платежей)

3. налог с выручки оборота)

4. фиксированный налог

5. специальное разрешение или патент

Украинская УСН, применяющая комбинацию моделей 1, 2, 3 и 4, не выглядит ни экзотической, ни аномальной, хотя в некоторых моментах является одной из самых либеральных (наверняка останется таковой до момента проведения полной фискализации расчетов, которая запланирована на 01.01.2021).

Учитывая вопрос компромиссной детенизации и потенциала увеличения доходов бюджета, именно последние две модели (4 и 5) являются оптимальными для Украины вследствие:

 — минимума или даже отсутствия законодательных требований по ведению бухгалтерского учета и отчетности

 — освобождения от контроля доходов отдельных случаях доходов и расходов)

 — использования РРО (кассовых аппаратов), что не является обязательным требованием

Этот подход базируется на предположении, что заработки многих категорий микробизнеса, особенно ФЛП, работающих без наемных работников, имеющих естественные ограничения, обусловленные рынком, а потому не нуждаются в сплошном контроле государства. В то же время умеренные налоги и необременительные процедуры соблюдения стимулируют микробизнес к выходу из тени.

В совокупности описанный выше международный опыт и известные нам из других источников особенности Украины задают рамку для дальнейшего развития УСН по мере укрепления институциональной способности государства и повышения благосостояния.

Во-первых, изменения должны соответствовать процессу развития. Если его нет, или он происходит очень медленно, то и осложнения УСН или повышение ставок налогов не оправданы, и приводят к нежелательным последствиям, среди которых, в частности, и замедление развития: благосостояние медленнее увеличивается из-за упадка малого бизнеса последнее время — из-за оттока рабочей силы), а коррупция продолжает расширяться и внедряться за счет поборов с мелких предпринимателей.

Напомню, резкое изменение правил УСН, достигнутое в качестве компромисса после попытки ее полного уничтожения правительством Азарова в 2010 г., привело к потере 2.2 млн рабочих мест в секторе микропредпринимательства. Зато целесообразным является упрощение общей системы налогообложения, приближение ее к УСН.

Во-вторых, не стоит полагать, что надобности в УСН уже нет, или когда-либо ее не будет: даже если украинские институты по своему качеству когда-то и достигнут лучших мировых образцов, то и тогда останутся в силе объективные факторы, которые нуждаются в существование специальных режимов для микробизнеса.

В-третьих, увеличение способности государственных институтов, в той мере, в какой оно будет происходить, следует использовать для того, чтобы постепенно делать упрощенную систему более справедливой и более защищенной от возможных злоупотреблений через дифференциацию, а не через увеличение контроля. Ведь дифференциация в зависимости от активов и места работы несет относительно меньше коррупционных рисков, чем проверки. Сплошной контроль был и остался проблематичным, как с точки зрения эффективности, так и с позиции коррупции, поэтому он должен оставаться ограниченным и сосредоточенным исключительно на тех категориях плательщиков, которые относятся к заранее определенной группе риска касательно возможных злоупотреблений упрощенным режимом.

И напоследок, в-четвертых, полная фискализация расчетов, которую планируется ввести экономической властью с начала 2021 года, что не является особо доминирующей практикой в мире или «мировым трендом». Более того, итоги исследования результатов фискализации в 20 странах мира экспертов МВФ в 2015 году (WP / 15/73) подтвердили, что:

1. несмотря на значительную стоимость для государства и бизнеса, положительный фискальный эффект от обязательного введения кассовых аппаратов нельзя считать доказанным, а утверждение о молниеносном успехе фискализации основано на отдельных примерах и не подтверждается имеющимися данными. Под положительным эффектом подразумевается краткосрочное нНа год-два) увеличение налоговых поступлений;

2. технология, в данном случае обязанность иметь кассовый аппарат, сама по себе не способна изменить поведение людей в среднесрочной перспективе, поэтому все положительные эффекты, наблюдавшиеся из-за фискализации, за несколько лет исчезали, а расходы бизнеса и государства оставались. Иными словами, фискализация имеет смысл только в отношении отдельных рисковых групп налогоплательщиков;

3. рассматривать фискализацию как «золотой ключик» от детенизации это ошибка. Она может быть эффективной лишь в том случае, если вводится как элемент налоговой, или большой экономической реформы, которая прежде всего включает миссии на радикальное упрощение и удешевление ведения бизнеса и выравнивание правил игры.

Кстати, неоправданно агрессивная политика фискализации привела к отставке трех правительств в странах — членах ЕС.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X