Есть ли будущее у банковской системы без усиления прав кредиторов

28 ноября 2018, 09:00

Во время банковского кризиса в 2014-2017 годах более 90 банков в Украине стали неплатежеспособными.

Тогда государство было вынуждено выплатить их вкладчикам почти 90 млрд грн по вкладам, которые гарантируются Фондом, то есть, не превышающим 200 тыс. грн. Почти 80 млрд из этой суммы были предоставлены Фонду в качестве кредитов Нацбанком и Министерством финансов, в среднем под 10-14% годовых. В итоге, сумма процентов по этим кредитам превысила объём самих кредитов, и к 2031 г по займам и процентам по ним ФГВФЛ должен выплатить государству около 140 млрд грн.

Видео дня

Вернуть средства можно посредством продажи активов неплатежеспособных банков и\или путем погашения кредитов самими заемщиками. К сожалению, платежная дисциплина на данный момент в Украине практически отсутствует, в частности, из-за пробелов в законодательстве, в судебной системе, в защите прав кредиторов. А потому продажа активов на сегодня остается практически единственным способом для Фонда вернуть эти средства.

Качество активов неплатежеспособных банков зачастую крайне низко, цена их продажи, соответственно, невысока, и, по оптимистическим прогнозам, путем продажи активов удастся вернуть в лучшем случае 20-22 млрд грн. Хотя Фонд выстроил прозрачную систему продаж, цена активов все же непосредственно зависит от того, как скоро, какими усилиями и в каком объеме новый собственник сможет вернуть себе те деньги, которые были выданы банками в качестве кредитов.

А вернуть их часто очень непросто. В своей практике мы сталкиваемся с несколькими основными схемами вывода средств недобросовестными заемщиками. Прежде всего, это использование судебной ветви власти (оспаривание договоров поручительства, ипотеки, или залога): недобросовестным заемщикам помогают абсурдные решения судов по формальным признакам. Например, существует всем, казалось бы, понятный институт ипотеки – кредит под залог недвижимости. И вдруг суд принимает решение, что договор ипотеки недействителен в связи с тем, что в нем, условно, ошибка в площади объекта недвижимости на 0,5 кв.м. И по такому формальному признаку, не имеющему ничего общего с духом закона, отменяется договор ипотеки, а кредит фактически становится необеспеченным, то есть бланковым. Таких примеров – тысячи.

Еще один довольно часто используемый трюк – прямое воровство залогов при помощи регистраторов, когда из Государственного реестра прав на недвижимое имущество буквально «исчезают» объекты: например, сегодня в Реестре собственником значится банк Платинум, завтра вместо него уже незнакомая организация. В начале октября, к примеру, таким образом был украден один из наиболее ликвидных активов этого же банка - здание в центре Одессы на проспекте Т. Шевченко площадью свыше 11 тыс кв м, право собственности на которое мы пытались вернуть через антирейдерское ведомство при Минюсте – Комиссию по вопросам рассмотрения жалоб в сфере госрегистрации, но получили отказ, и сейчас дело рассматривается в судебном порядке.

Третий популярный способ вывода средств – банкротство предприятий-заемщиков. Законодательство, в том виде, в котором оно сейчас действует, предоставляет чрезвычайно широкие возможности заемщикам выводить их активы за небольшие деньги. Потому мы действительно надеемся, что Кодекс Украины о процедурах банкротства, который в октябре принял парламент (а вступит в силу через полгода), и реформа судебной ветви власти – все это позволит усилить права кредиторов и, в конечном итоге, будет способствовать развитию банковской системы. Правда, существует также риск, что за оставшиеся полгода до введения Кодекса в действие многие поторопятся пройти процедуру банкротства по нынешним – нечетким и оставляющим большое поле для манипуляций – правилам.

Впрочем, профессиональные инвесторы, покупая активы неплатежеспособных банков сейчас, могут рассчитывать, что этот шаг даст результат в долгосрочной перспективе.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X