Воронка популизма. Как Украину склоняют к возвращению в 90-е годы

14 апреля 2020, 14:00

Как спасти экономику страны от сокрушительного удара политиков-популистов

Коронавирус продолжает шагать по миру и угрожать ему масштабным экономическим падением. Мобилизация усилий на преодоление кризиса действительно впечатляет. На зависть отечественным политикам большинство развитых стран прибегают к апробированным методам фискального стимулирования. Иными словами, радикально увеличивают бюджетные расходы. Центробанки этих стран также спасают экономики от риска катастрофического падения спроса из-за развертывания программ количественного смягчения.

Видео дня

Многим в Украине хочется скопировать эти мероприятия. На первый взгляд, ничего не мешает правительству увеличить дефицит бюджета, а Нацбанку — профинансировать расходы на борьбу с последствиями пандемии и все другие расходы заодно. Можем ли мы действительно просто слепо следовать примеру крупнейших экономик мира? Нет, к сожалению.

Почему идеи эмиссии и дефолта стали модными

Разные страны имеют совершенно разную способность к маневру с помощью того или иного инструмента экономической политики. Например, масштабы фискального стимулирования ограничены доверием к кредитоспособности правительства. А снижение ключевой ставки центральным банком для поддержки экономики упирается в риск расшатать ценовую и финансовую стабильность.

Популяризация дефолта и эмиссии демонстрируют жалкую краткосрочность мыслей нашей политической элиты и отражают реальный институциональный баланс в стране.

В отличие от США или ЕС, Украина имеет очень узкое пространство экономической политики. Макрофинансовая стабильность крайне чувствительна к уровню валютных резервов. Если к выводу из страны средств, кроме иностранных инвесторов, присоединятся еще и резиденты из большого бизнеса, будет тяжело. Инфляция в Украине девальвационным давлением разгоняется в считанные дни. В то же время кредитоспособность правительства продолжает оставаться столь низкой, что любой шок мгновенно закрывает доступ к заимствованиям. Банковская система имеет запас прочности, накопленный в предыдущие годы, но он тоже не безграничен. Поэтому относительная макрофинансовая стабильность последних лет не должна вводить нас в заблуждение.

В то же время экстраординарность ситуации требует не только корректной оценки рисков и угроз, но и политической воли принимать разумные решения. То есть те решения, которые учтут среднесрочные последствия, и будут адекватно восприняты экономическими агентами. Именно в этом аспекте вырисовывается проблема.

Специфика кризиса требует сочетания общих макроэкономических и узко специализированных (таргетных) подходов к дизайну антикризисного пакета. Но масштаб кризиса также порождает огромный соблазн прибегнуть к простейшим решениям, ориентированным на формальное покрытие разрыва в доходах и расходах только потому, что кто-то делает что-то подобное.

Нельзя сказать, что мир оказался в макроэкономическом тупике. Но с уверенностью можно сказать, что многие страны оказались в шаге от воронки популизма. Эта воронка все сильнее и сильнее затягивает воображение многих людей в Украине.

Что является классическими признаками популизма? Противопоставление «народа и элиты», близорукость планирования, использования демократических институтов для подрыва институтов демократии, разрушение балансов сдерживаний и противовесов для реализации деструктивной экономической политики, дискурс, ориентированный на морализаторство проблемы противостояния и социальную мобилизацию и тому подобное.

Понятно, что первым под давлением популистов оказываются центральные банки. Центробанки традиционно воспринимаются ими как космополитическая глобальная элита, масонская ложа ценовой и финансовой стабильности, оторванная от «боли и страданий» миллионов людей.

В Украине это измерение популизма четко спроектировано на НБУ и МВФ, поскольку многие именно в этой увязке видят связывание рук правительству, которое стремится заботиться о простом гражданине. Однако, такое противопоставление «народа и элиты» имеет совсем другую природу, чем латиноамериканское левачество или правый экономический национализм. В наших реалиях оно давно отражает защиту экономической модели олигархического вымогательства.

В условиях слабых государственных институтов, коррупции от бытового уровня до уровня миллиардных тендеров, реализации власти через наделение рентой, то есть правом на грабеж, отдельных людей, вряд ли можно сказать, что НБУ и МВФ являются теми инстанциями, которые якобы связывают руки правительству.

Основное внимание должно быть сосредоточено на величине бюджетного дефицита и поддержке секторов, которые понесли потери.

Наоборот. Это наши политические назначенцы не способны разорвать замкнутый круг многоплановых договоренностей и порядков, которые делают сбор налогов политически уязвимым. Не способны гарантировать, что расходы бюджета не окажутся в оффшорах известного ограниченного круга людей. Не могут довести до конца ни одну реформу, ориентированную на повышение качества институтов, так как это нарушит политическую систему, которая стоит на страже своих рент.

Популяризация дефолта и эмиссии демонстрируют жалкую краткосрочность мыслей нашей политической элиты и отражают реальный институциональный баланс в стране. Украину ограничивают в выборе не по причине отсутствия рациональных альтернатив, а из-за сопротивления влиятельных бизнес-групп, которые никогда не будут нацелены на максимизацию общественного благосостояния.

Именно поэтому эмиссия с дефолтом подаются под разными соусами. От спасения промышленности, до спасения врачей, борющихся с коронавирусом в ободранных медицинских палатах, часто густо поросших плесенью — пока некоторые покупали виллы, футболистов и политические партии.

Почему важно сохранить дистанцирование НБУ от политиков

Центробанки способны эффективно выполнять свой мандат только при верховенстве права, балансе сдерживаний и противовесов, гарантирующих дистанцирование политиков от вмешательства в монетарную политику и политику финансовой стабильности. Почему для популистов принципиально разрушить баланс сдерживаний и противовесов, установленный в демократическом обществе? Потому что это открывает путь к подчинению центробанка правящей группе.

К сожалению, вопрос независимости НБУ до сих пор не стал сквозной нитью канвы политической культуры. Желание бизнесово-политических групп разрушить ее пугает перспективой десятилетий экономического упадка. Коронакризис еще раз четко обозначил, что баланс сдержек и противовесов, на основе которого гарантируется независимость НБУ, опирается не на верховенство права, а на поддержку со стороны международных организаций. Почему? Структурные решения и развитие институтов требуют выхода за пределы олигархического статус-кво. А борьба с кризисом требует решений, которые бы не предусматривали учет интересов каждого отдельного олигарха. К этому ренто-вымогатели просто не готовы.

Поэтому морализаторство о «преступной» монетарной сдержанности НБУ, который пытается сохранить макрофинансовую стабильность в непростых условиях, приобретает яркие признаки популизма. Пожалуй, именно так начинал Уго Чавес, говоря о том, что бензин должен быть доступен. Именно так себя вели отдельные греческие политики во время долгового кризиса в зоне евро.

Что надо делать для преодоления кризиса

Сначала понять, что корень проблем — не в НБУ. Макро- и микро инструменты надзора и ругулирования Национального уже достаточно задействованы в пределах реакции на кризис. Учетная ставка снижается, инструменты рефинансирования расширяются и становятся более гибкими. Но монетарная политика имеет незначительный запас потенциального смягчения. Необоснованное снижение учетной ставки, как и прямое финансирование Национальным банком бюджетных расходов посредством покупки государственных облигаций очень быстро скажется на ценниках в магазине. Этого не заметят владельцы олигархической ренты, впрочем быстро почувствуют на себе миллионы украинцев.

Основное внимание должно быть сосредоточено на величине бюджетного дефицита и поддержке секторов, которые понесли потери. Проблему финансирования бюджетного дефицита без нарушения макрофинансовой стабильности решить достаточно просто — необходимо просто продолжить сотрудничество с МВФ. В то же время поддержка секторов должна опираться на целевой и фокусный подход. Важно соблюсти принципы фискальной помощи и кредитного содействия бизнесу, который понес потери от пандемии, но поддерживает занятость и продолжает инвестиции. Не исключено, что для определенных категорий граждан нужно применить подход базового дохода. Расходы на инфраструктуру тоже являются крайне необходимыми, но именно они генерируют огромный риск хищничества, поэтому за ними нужен дополнительный контроль.

И главное. Нужно понять, что именно пространство политики, а не нрав центрального банка, определяет объем антикризисного пакета.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X