Криминальные перспективы электронной прописки

2 марта 2020, 18:00

Некоторые идеи, которыми фонтанируют отечественные дигитализаторы, вызывают даже не оторопь, а ужас. Внедрение электронной прописки может стоить жилья многим резидентам Украины. Вот почему

После пяти месяцев наблюдения за Михаилом Фёдоровым на посту министра цифровой трансформации Украины можно уверенно утверждать — осторожность и рассудительность — не его конёк. Нашумевшее высказывание министра о том, что «роль кибербезопасности немного преувеличена» не являются рисовкой или провокацией ради хайпа и кликбейта. Человек, отвечающий в государстве за цифровую трансформацию, совершенно искренне не считает проблему безопасности заслуживающей того внимания, которое уделяют этому вопросу СМИ и экспертное сообщество.

Видео дня

Пренебрежение, если не органическая неспособность учитывать вопросы безопасности и доверия в цифровой среде, сочетается с поверхностным знанием украинских реалий.

Коллега г-на Фёдорова, такой же неуёмный цифровизатор Дмитрий Дубилет, считает лишними, никому не нужными сущностями собственноручно написанные сотрудниками автобиографии. Увы, никто из коллег постарше не удосужился (не успел? не рискнул?) объяснить министру Кабинета министров, что традиция требовать от соискателей и сотрудников собственноручно писать пространный текст имеет сугубо прикладное значение. В спорных ситуациях, когда возникает необходимость почерковедческой экспертизы, в нынешнее время зачастую негде взять образцы почерка, кроме как в автобиографии из личного дела сотрудника. Кстати, г-н Дубилет так же негативно относится и к запрету оформления ЭЦП на суррогатных носителях, что характеризует его взгляды на безопасность чуть более, чем полностью. Впрочем, он из Приватбанка, а это многое объясняет.

Неизбежным следствием подобных воззрений являются всё новые и новые инициативы, некоторые из которых заставляют, фигурально выражаясь, шевелиться волосы на голове. Можно и нужно обсуждать, какие из них обладают наибольшим деструктивным потенциалом — «паспорт в смартфоне», удалённая регистрация по месту жительства или ещё какая-нибудь смелая инновация.

Если говорить о разовом ущербе, наибольшую опасность, похоже, представляет удалённая регистрация, она же «электронная прописка».

В конце ноября г-н Фёдоров дал пространное интервью ресурсу LB.ua, которое наделало «неабиякого фуражу». Помимо упомянутых выше рассуждений о кибербезопасности, главный цифровизатор пообещал в 2020 году «прописку с помощью смартфона, когда ты можешь задекларировать место проживания с помощью простого инструмента». Иными словами, предполагается полностью отойти от нынешнего порядка регистрации, который предполагает личный визит и собственника квартиры, и регистрируемого лица (жильца), и фиксацию регистрации на бумаге.

В пространном интервью Максима Соколюка, руководителя Государственной миграционной службы, которая, среди прочего, администрирует вопросы идентификации и регистрации граждан, идеи г-на Фёдорова получили дальнейшее развитие: «А загалом ми виступаємо за повідомчу систему, коли людина просто декларує: я живу за ось такою адресою. І право власності на житло не має значення. Я розумію, що багато людей казатиме: „Як це так, що на моїй домашній адресі буде хтось зареєстрований?“, тому ми пропонуємо поступові зміни».

В этом месте автор просит дорогих читателей и читательниц не отвлекаться пару минут, чтобы понять, откуда именно в этой, вроде бы вполне невинной идее, исходит угроза их, читателей, правам на собственные жилые помещения.

С момента принудительной регистрации несовершеннолетнего придётся ждать шестнадцать лет, прежде чем он и его бессовестные родители потеряют право пользования вашей недвижимостью

В конкретно-исторических условиях нынешней Украины регистрация третьих лиц на своей жилплощади сопряжена с реальными рисками в случае недобросовестного поведения жильцов. Дело в том, что новорождённые дети автоматически регистрируются по месту жительства кого-то из родителей. Автоматически означает, что согласие собственника жилья не нужно. А будучи зарегистрированным, несовершеннолетний не может быть выписан без согласия его родителей или органов опеки, каковое согласия невозможно получить, если у несовершеннолетнего нет иного жилья. С момента принудительной регистрации несовершеннолетнего придётся ждать шестнадцать лет, прежде чем он и его бессовестные родители потеряют право пользования вашей недвижимостью. Если, конечно, кто-нибудь из этой компании не родит ещё одного, двух или сколько получится детей.

Всё вышеописанное не является умозрительной угрозой, по этой схеме де-факто потеряли своё жильё десятки людей. Обычно жертвами оказывались люди, имевшие неосторожность (глупость, наивность) принять за чистую правду обычную для державных мужей риторику законопослушания и действий исключительно «в правовом поле». Сдав своё жильё в аренду, они регистрировали правоотношения в договоре, прописывали жильцов по месту фактического проживания, показывали свои доходы, платили налоги и пребывали в уверенности, что могут спать спокойно. Потом выяснялось, что они попали в патовую ситуацию, выход из которой просто не предусмотрен. Мало того, собственники фактически захваченного жилья не освобождаются от оплаты коммунальных и прочих связанных с содержанием недвижимости расходов.

Теперь в этой мошеннической схеме стараниями Фёдорова, Соколюка и других добрых граждан, должен появиться могучий цифровой «усилитель». Как только регистрация становится удалённой и электронной, даже не обязательно заявительной, исчезает единственный по-настоящему действенный предохранитель от злоупотреблений. Как уже много раз самым затейливым способом доказано на практике, за достоверность, целостность и сохранность данных в государственных и муниципальных реестрах государства Украина не отвечает никто.

Хочешь выпустить поддельные ключи цифровой подписи на имя члена Национального агентства по предотвращению коррупции? Не вопрос! Хочешь переоформить на себя активы любого рода, от квартир до «Киевметростроя»? Почему бы и нет. Выложить в открытый доступ паспортные данные кандидатов на государственную службу? Ну и что, бывает.

Безусловно, возможность получить право проживания не так интересно, как право собственности. Тем не менее, по бедности нашей — всё хлеб. Есть целые сообщества, не будем тыкать пальцем и называть их по имени, которые с удовольствием воспользуются возможностью без особых хлопот завладеть чьим-то жильём. Вы, например, отправляетесь на пару недель за границу, а по возвращении обнаруживаете в двери новые замки и галдящую ораву каких-то оборванцев — своими сожителями. Оказывается, уже года два или три они зарегистрированы в вашей квартире, причём с вашего согласия. Просто согласие это было выражено в электронной форме, зато по всем правилам, в полном соответствии с заветами г-на Фёдорова.

Похоже на то, что люди доброй воли недооценивают некоторую ограниченность взглядов очередной тёплой компании смелых реформаторов. Нужны какие-то энергичные действия, пока они не разбили, всё что можно, не порезались при этом сами, не порезали всех нас и наших детей. Что это могут быть за действия? Обсудим в следующий раз.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X