Дубогрыз по средам. Нацбанк прозрачный и не очень, ГПЗКУ без денег, финансовая помощь ЕС

26 января, 14:10

Главные финансовые события начала года и почему они важны.

Первоочередным на прошлой неделе были неэкономические новости — СМИ и соцсети обсуждали потенциальное обострение войны с Россией. И все же, что с экономикой?

Национальный банк снова поднял учетную ставку, в шестой раз за последний год. Теперь сразу на 1 процентный пункт — с 9% до 10%. Ровно столько же составила инфляция в 2021 году. Но инфляция снижается, еще осенью она была 11%, а ставка растет. Более того, прогнозы и риторика НБУ снова «ястребиные», повышательные. Согласно прогнозу — он не обязателен к исполнению, но, за редкими исключениями, монетарная политика НБУ полностью отвечает прогнозам — в марте нас ждет следующий раунд повышения ставки.

Видео дня

Все логично. Инфляционные риски и инфляционные ожидания все еще высоки. Плюс уже весной США готовится поднять свою ключевую ставку — это означает, что развивающиеся страны должны реагировать похожим образом. О том, что высокая инфляция оказалась более серьезной проблемой, чем казалось, говорит и свежий прогноз НБУ. Осенью Нацбанк рассчитывал, что до конца 2022 года инфляция вернется к целевым 5%; нынешний прогноз более пессимистичен — 7.7%. 5% ожидают в лучшем случае уже к концу 2023 года.

На руку — если так корректно говорить — Нацбанку сыграла и турбулентность на фондовых рынках, распродажа и снижение цен украинских ценных бумаг в начале года. Не будь этих скачков цен, скорее всего, НБУ был бы менее жестким, и повысил бы ставку до 9.5%.

Какова реакция рынка — например, ставок по банковским кредитам и депозитам? Почти никакой. Похоже, банки ожидали именно такого развития событий: сохранили «предпразничные» условия по депозитам, заранее подготовили заемщиков, что кредиты не подешевеют. Кредитование, исходя из данных только что опубликованного опроса банков, будет развиваться за счет более доступных неценовых условий — смягчение требований к заемщикам и документации, больше суммы кредитов и кредитных линий.

В целом монетарная политика НБУ при всей каденции Кирилла Шевченко, несмотря на опасения, остается последовательной, прогнозируемой и предсказуемой. Своими словами — Нацбанк заранее предупреждает о своих действиях и всегда — при отсутствии потрясений и форс-мажоров — выполняет обещанное. Это и есть ключевое условие эффективной монетарной политики: за монетарную политику и ее коммуникации (а это очень важная составляющая) НБУ заслуживает твердой пятерки с плюсом.

С другой политикой, надзорной (другое общепринятое название — «микропруденциальная») все сложнее. Особенно в части коммуникаций. В конце прошлого года Нацбанк отстранил от должности двух руководителей Проминвестбанка. В начале нынешнего Мегабанк — по требованию НБУ — отправил в отставку зампредседателя правления.

Отставка руководства банка регулятором — требование последней надежды, своего рода «козырь Судного дня», исключительная мера, применяющаяся, когда никаким другим способом исправить ситуацию в банке уже не выходит. Как превентивная, воспитательная или карательная мера такое требование не годится, для этого регуляторы применяют другие доступные меры воздействия. Для сравнения: во всем Евросоюзе за весь 2021 год аналогичная мера, смена руководства, применялась лишь трижды. Нацбанк получил такие полномочия лишь полгода назад — и те же три случая.

Наверняка основания были: что Проминвестбанк, что Мегабанк — не самые успешные игроки системы. Проблемы первого известны давно, второму по результатам прошлогоднего стресс-теста необходимо серьезно нарастить адекватность капитала (проще говоря, найти деньги, чтобы остаться на рынке). Однако пояснений — речь о публичных, а не внутренних, для банкиров, — от самого НБУ пока что не было. Прозрачность и предсказуемость важны не только в монетарной политике.

Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ) — в дефолте. Звучит страшнее, чем в реальности: по факту, на счетах компании нет денег, чтобы выплатить очередной транш по кредитам Экспортно-импортного банка Китая. Это $95 млн остаток по кредиту — чуть меньше $1 млрд. Теперь либо государство, как акционер, должно перечислить эти деньги компании. Или компания юридически отказывается от платежа, и тогда государство вынуждено будет гасить весь остаток кредита целиком. Платить так или иначе придется.

Почему это важно? Вопрос даже не в деньгах. И возможно, даже не в самой ГПЗКУ — за 11 с лишним лет ее существования вопросов к эффективности ее работы и коррупционных скандалов вокруг компании было предостаточно. Вопрос к самой госполитике и госкомпаниям.

Как ГПЗКУ обрекли на дефолт — называется одна из недавних колонок в НВ.Бизнес. Ироничный ответ — это случилось 10 августа 2010 года, когда было создано госпредприятие ГПЗКУ, предшественник нынешней госкомпании. Все — есть исключения, но именно что исключения — госкомпании проходят этот путь. Создание с помпой. Накачка капиталом. Несколько лет успешного проедания полученных денег. Кредиты. Убытки. Необходимость платить. Следующая закачка капитала. И так пока во время кризиса не найдется политик, что возьмет на себя ответственность назвать вещи своими именами и прикрыть лавочку. Как было, например, с НАК ЭКУ или «Вугіллям України». Или, когда речь о стратегических предприятиях или естественных монополиях, заплатить, несмотря ни на что. Как с НАК Нафтогаз или Укрзалізницею, или Ощадбанком с Укрэксимбанком и Укргазбанком.

К слову, 25 января — ровно год с начала приватизации Укргазбанка. Год назад Президент, Премьер, Глава НБУ объявили о соглашении с Международной финансовой корпорацией, которая готовилась предоставить банку кредит, а после стать акционером. На этом все и закончилось. Приватизация, как всегда, не на часі.

В международной практике, на которую ссылаются эксперты (но чаще все-таки чиновники), поясняя необходимость существования госкомпаний, есть масса успешных примеров работы госкомпаний и учреждений. Но мы в Украине. Здесь у госкомпаний путь один — выкачка денег из бюджета. Приватизации, даже там, где она необходима, не происходит — как с госбанками, или она стопорится — как в случае с Большевиком или Электронмашем.

Взамен приватизации, продажи, закрытия госкомпаний Кабмин плодит новые. Только за прошлый год: Укрфінжитло, Президентский Университет, Национальный авиаперевозчик. Бег по кругу. История повторяется.

И из позитива. Российская угроза принесла и позитивные последствия. Евросоюз выделяет Украине 1.2 млрд евро экстренной финансовой помощи. Половину суммы готовы выплатить в ближайшее время. Плюс дополнительно еще 120 млн евро так называемой «двусторонней финансовой помощи» — вдвое больше, чем планировалось ранее.

Почему это важно? Доступ Украины к рыночным займам за рубежом в ближайшее время будет трудным. Инвесторы и без того перепуганы возможной агрессией России. И Украина, даже без новых военных действий, рискованная для инвестиций (что длинных, что коротких) страна. Плюс на очереди отток денег из развивающихся стран после роста ставок в США. Это все о том, что ключевым для Украины становится не рыночное, а так называемое «официальное» финансирование. Кредиты от МВФ, международных финансовых институций, правительств других стран. Макрофинансовая помощь от того же МВФ, США, Евросоюза. С учетом обострения отношений с Россией нам готовы давать такие деньги. Возможно, и переговоры о новой программе с МВФ пройдут без прошлогодних эксцессов.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X