Где спрятана золотая жила биткоин-индустрии

0 комментировать
Среди успешной пятерки первым свой миллион заработал именно Бреннан. Его мораль была следующая: во время золотой лихорадки продавай лопаты

Собственник лесопилки Джон Саттер, младший владелец 70 га в изолированной пограничной зоне Джозеф Ладу, швец штанов с медными заклепками Ливай Стросс и проводник на горном перевале Джим Мейсон Суккум. Что объединяет этих четырех счастливчиков XIX века, кроме заработанных миллионов?

Лесопилка, собственником которой был первый, разрослась в столицу штата Калифорнии с годовым бюджетом в $70 млрд. На месте пограничной зоны вторым была построена недвижимость с капитализацией в несколько миллионов долларов. Компания третьего сегодня получает $4 млрд годового оборота в индустрии текстиля. Горный перевал, проводником через который был четвертый, в свое время был назван Эльдорадо, а сам Суккум за три года добыл в нем драгоценного песка на один миллион долларов.

Разный бизнес, построенный на одном фундаменте - золотой лихорадке США 1860-х. Это было время, когда обезумевшие от возможности быстро разбогатеть люди (старатели) пустились в гонку за золотом. Будучи уверенными в том, что главный заработок лежит на дне горных рек в виде желтых самородков, они стали главным рынком сбыта для компаний четырех парней, упомянутых выше. А сами парни превратились в главных бенефициаров золотой лихорадки, поразившей миллионы умов.

Но будет неправильно не упомянуть пятого, пожалуй, самого успешного. Его имя Сэмюэль Бреннан. Этот человек первым начал скупать лопаты в регионе работы старателей, заработав на этом 36 тыс. долларов в первые недели своего бизнеса (чтобы осмыслить эквивалент этой цифры на время 1848 года, надо умножить ее на двадцать). Это прибыль с продажи инструментов для добытчиков золотого песка, которую получил этот предусмотрительный предприниматель, когда открыл лавку по продаже инвентаря.

Неудивительно, что среди успешной пятерки первым свой миллион заработал именно Бреннан. Его мораль была следующая: во время золотой лихорадки продавай лопаты.

История циклична. Однажды случившиеся, события повторяются, двигаясь по диалектической спирали вверх. Следующий виток погони за добычей драгметаллов – уже в киберпространстве. Стремительный рост интереса к цифровому золоту – биткоинам – подтверждается его 300%-й капитализацией, начиная с начала этого года.

На фоне роста стоимости криптовалют начало появляться все больше игроков, заинтересованных в инвестировании в волатильный актив. Это подтверждают как активные вложения населения в криптовалюты, так и направление своих финансовых потоков в цифровое золото венчурными фондами, среди которых Andreessen Horowitz и Pantera Capital. Но наиболее интересная статья инвестирования – в оборудование для майнинга.

Как известно, протокол передачи криптовалют работает децентрализовано. А транзакции в блокчейне в режиме реального времени подтверждают миллионы узлов распределенной сети. Их называют «майнерами», а их основная цель – подтверждение транзакций и соединение их в блоки.

«Майнеры» по своей сути – это те же лопаты, которыми когда-то добывали золотую пыль в руслах рек Кремниевой долины. Только сегодня они работают с цифровой рудой, просеивая ее с помощью математических алгоритмов в поисках криптографических пар. Как только пара найдена – транзакция подтверждается, а майнер получает свою «криптовалютную пыль».

Возвращаясь к добыче физического золота, уже через несколько десятилетий на смену лопатам пришли бурильные машины (очевидно, что технологическая революция не могла оставить в покое такую лакомую сферу сырьевой промышленности). А следом за машинами начали появляться шахты.

Сегодня тяжелое машиностроение наблюдается и в добыче криптовалют. На сайтах производителей майнингового оборудования Bitmain, Bitfury, Hotmine постоянно появляются усовершенствованные версии устройств. Сегодня такие фермы поддерживают львиную часть блокчейн-сети биткоина, а прибыль от майнинга известных заводов-производителей превышает 100 тыс. биткоинов в год.

В то время, когда шахты для добычи золотой руды выбрасывают в окружающую среду вредный карбон, майнинг, будучи полностью привязанным к цифровому пространству, при его правильном использовании создает дополнительную ценность. Во время добычи цифрового золота оборудование выделяет много тепла, открывая возможность для его использования в агробизнесе (обогрев теплиц), коммунальных услугах (обогрев жилых домов) и даже в социальных проектах (обогрев школ, приютов и др.).

Одним из представителей полезного майнинга является упомянутая выше компания Hotmine. Ее СЕО Олесь Слободенюк прогнозирует, что в ближайшие несколько лет именно производители «лопат» для добычи криптовалют станут главными выгодоприобретателями на фоне роста криптоэкономики. А их правильное использование поможет сделать майнинг не только прибыльным, но и полезным.

Известно, что в Украине юридический статус биткоинов не определен. Исходя из того, что по своей природе транзакции криптовалют – это информация в блокчейне, можно рассматривать майнеров как устройства, которые занимаются поиском и валидацией такой информации. А поиск информации за вознаграждение – это вид экономической деятельности из одноименного раздела отечественного КВЭД. Отталкиваясь от того, что такое описание деятельности практически ничем не отличается от описания деятельности информационных агентств, которые принимают заказы на поиск информации в сети и последующей ее продажей в виде информационных услуг, юридически компания, зарегистрированная в Украине, может заниматься майнингом. Утверждать, что биткоины – это информационные услуги, скорее всего, будет некорректно, но в условиях тотального отсутствия регулирования крипторынка на постсоветском пространстве это может стать хорошей точкой старта для создания правоприменительной практики.

На какие деньги построен Стенфордский университет, который ежегодно принимает около 15 тыс. студентов и является одним из самых авторитетных вузов США? Его основатель – Лэланд Стенфорд – первым проложил железную дорогу от залежей золота к тихоокеанскому побережью для его дальнейшего экспорта, после чего стал одним из первых железнодорожных магнатов Новой Земли. Его подход был такой же, как у торговца лопатами, и это сработало. Фантазируя, можно предположить, что когда-то за деньги, заработанные на производстве оборудования для добычи криптовалют, будут создаваться школы для обучения блокчейн-разработчиков. Такие крипто-специалисты будут готовиться по госзаказу с последующим привлечением к строительству электронного государства на распределенных сетях. Тем временем оборудование, выпущенное производителями умных майнеров, будет обогревать школы для разработчиков в зимнее время.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время Бизнес, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: kolonka@nv.ua

Эксперты ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: