Взрослые в комнате. О чем говорил Клаус Шваб в Давосе

3 февраля 2020, 18:30

Клаус Шваб обращается не к тайному мировому правительству, а ко мне и к вам. И правильно делает. Без нас ничего не получится. Не порешают. Не договорятся

Есть вещи, вера в которые успокаивает. Жить с верой в то, что где-то высоко в социальной стратосфере, есть люди, которые держат ситуацию под контролем — реально легче.

Видео дня

Я верил в это, как и многие, подсознательно. Верил, что есть те, кто держит под контролем экономику, защищая сложнейшую систему с миллиардами субъектов от хаоса и гибели. Верил, что мировая безопасность — в коже чемоданов каких-то компетентных и опытных мужчин и женщин. Верил, что экологическая катастрофа, ядерная война или эпидемия невозможны — «взрослые в комнате» обязательно дадут команду «Стоп», если придет время.

На протяжении короткой, но динамичной карьеры, мне доводилось общаться с несколькими сотнями топ-менеджеров, дюжиной миллиардеров, министрами с и без приставки «премьер-». Мне на ногу дважды (в разные годы) наступил один и тот же госсекретарь.

Всякий раз я внимательно смотрел в их глаза и я готов поклясться, что они точно такие же, как у всех других живых людей. С нотками радости, иногда — страха, тревоги. Часто — усталости. Не удивительно, что они забывают застегнуть молнию или могут пролить коктейль. Удивительно другое: они и есть вершина айсберга принятия решений. Выше — никого. А ниже — неотделимое тело айсберга, которое намного тяжеловеснее, хотя и скрыто под водой.

Если у украинских и иностранных чиновников и есть что-то общее, так это забота о том, что подумают люди

Если у украинских и иностранных чиновников и есть что-то общее, так это забота о том, что подумают люди. У наших чиновников она реактивная и близорукая. У иностранных эта привычка инстинктивная, врожденная и более стратегическая, за участившимися исключениями. Многие бизнесмены тоже грешны болезненной сверкой с общественным мнением. Они называют рейтинг «репутационный капитал». Получается, что влияние людей, принимающих решения, существенно ограниченно мнением общества, частью которого они являются. Или их мнением об этом мнении, если верить Теореме Томаса. Вершина айсберга существует только пока существует тело.

В этом году Клаус Шваб в традиционном манифесте говорил о новом капитализме. О том, что старая система плохого и хорошего не учитывает то, что на самом деле плохо и хорошо. И этот диссонанс уже можно чувствовать, видеть и дышать им.

Сегодня я понимаю такие тексты совсем иначе, чем несколько лет назад. С опытом человека, заглянувшего за кулисы и увидевшего, что там ничего нет. Я совсем иначе понимаю адресата. Швабу и любому другому человеку, которых хочет настоящих изменений не стоит обращаться к СЕО, крупнейшим капиталистам и политикам. Они двигаются по инерции и по колее конъюнктуры, влияние на которую только имитируют.

Шваб обращается ко мне и к вам, и правильно делает. Без нас ничего не получится. Не порешают. Не договорятся. Не изменят курс. Не свернут от пропасти. Не придумают. Не спасут. Не разрулят.

Проблема в том, что собрать сто, двести или три тысячи человек и серьезно поговорить сложнее, чем донести хотя бы слово миллиардам. Поэтому, инклюзия и образование — единственный шанс на лучшее будущее. Именно потому что нет тайного правительства, которое бы защищало от краха, как бы страшно ни было это принять. Только инклюзия и образование для всех — ведь мы одинокие дети, одни дома, на тесной планете. Мы — команда, и на судне никогда не было капитана.

И сможем ли мы учиться достаточно быстро, чтобы в условиях растущей скорости винта успевать разглядывать и обходить появляющиеся по курсу рифы, зависит от каждого из нас.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X