Почему взлетели цены на газ в Европе и чего ждать дальше

3 сентября, 10:32

За прошедшую неделю месячные фьючерсы на природный газ на европейском хабе TTF взлетели на 38% и составляли нефтяной ценовой эквивалент более чем в $560 за баррель.

Всего за август цены на газ выросли почти на 80%. Этот скачок стал возможным главным образом благодаря рыночной панике и страхам полного прекращения поставок российского газа в Европу. Впрочем, даже если учесть все проблемы со снабжением, новые ценовые уровни цен на газ, очевидно, уже вышли за пределы любой экономической целесообразности.

Видео дня

В последние месяцы газпром прилагал значительные усилия, чтобы держать европейский газовый рынок раскаленным до предела. С июня российский газовый монополист ограничил прокачку газа в Европу через трубопровод Северный поток 1 до 40% мощности. Объяснял газпром это вроде бы неисправной турбиной Siemens, которую западные санкции не позволяют вернуть на компрессорную станцию.

В то же время, россияне не спешили компенсировать сокращение работы СП-1 большими объемами через белорусский или украинский газопроводы, не говоря уже о явной сомнительности таких технологических объяснений. Впрочем, с последующей эскалацией, потребность в каких-то обоснованиях кажется вообще отпала: и вот уже сокращение поставок французской Engie газпром объясняет «спорами из-за некоторых контрактов». Поэтому предупреждение о полной приостановке работы СП-1 с 31 августа на три дня Европа восприняла как сигнал готовиться к зиме без российского газа — фьючерсные цены взлетели вверх. Сам газпром не торопился успокаивать рынки, и, напротив, предсказал на зиму ценовые уровни уже в $4 000/тыс. куб. м. И, о чудо, не прошло и две недели, как цены уже почти добрались $3 700/тыс. куб. м.

Между тем на протяжении всего этого безумного ралли запаса в европейских газохранилищах быстро росли даже при крайне ограниченных российских поставках. По состоянию на 28 августа, газохранилища уже были заполнены почти на 80%, на 1% выше, чем в среднем за последние пять лет. Это говорит о том, что катастрофического дефицита на физическом газовом рынке нет. Даже если добиться этого европейцы сумели, в том числе, за счет старта кампании жесткой газовой экономии и сокращения газоемких производств. По расчетам Международного энергетического агентства потребление газа в ЕС за первые пять месяцев этого года упало на 11%. Помог также мощный рост импорта сжиженного газа по морю: в Capital Economics оценивают увеличение объемов за первое полугодие на 55%.

Итак главным двигателем ценового рывка стали спекуляции, или, другими словами, ожидания. Рынок разогревался не только усилиями самого газпрома, но и многочисленными представителями западных СМИ, аналитиками и трейдерами, которые то по стечению обстоятельств или сознательно оказались мощными союзниками россиян. Одним из самых недавних элементов массированной панической информационной кампании стал нарратив о том, что уже накопленных солидных запасов газа может хватить разве что на пару месяцев, хотя при этом скромно умалчиваются такие дополнительные факторы, как экономия потребления и рост импорта сжиженного газа.

В условиях такой тотальной энергетической войны удивительно выглядит пассивность европейских регуляторов, которые, кажется, с полной апатией недавно наблюдали за «свечой» цен на газ и электроэнергию. И это тоже явилось одной из причин ценового взрыва. Возможно, для них было бы уместно изучить опыт китайских регуляторов, еще недавно применявших целый арсенал рыночных и административных средств, чтобы погасить спекулятивные волны на рынке железной руды, металлов и угля.

Впрочем, якобы руководящие органы ЕС все-таки выходят из оцепенения, ведь решили, наконец, принять чрезвычайные меры по ограничению роста цен в энергосекторе. Даже просто объявление этих намерений без конкретных деталей помогло газовым ценам на биржах в начале этой недели упасть сразу на 20% — еще одно свидетельство того, что большая доля ценового роста не имела никакого обоснования.

Конечно, нынешнего ралли цен не произошло бы, если бы не существовала и мощная фундаментальная причина — высокая зависимость Европы от импорта российского газа. И по этой фундаментальной причине цены на европейский газ в ближайшей перспективе останутся на чрезвычайно высоких уровнях, хотя и вряд ли около заказанных газпромом $4 000. Для ее устранения Европе понадобится большая политическая воля добиваться большей газоэффективности и развивать альтернативные пути, обеспеченные энергией. И, согласно наблюдениям некоторых специалистов отрасли, такая воля пока есть.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X