КИК: смерть офшорам или все же генофонду?

19 ноября 2020, 14:45

В чем смысл новых законодательных норм о контролируемых иностранных компаниях?

В новом 2021 году нас ожидают две оглушительные налоговые новости. Первая — это налоговая амнистия (сегодня ее многие недооценивают, а зря — ведь она коснется практически каждого). Впрочем, это не тема сегодняшней статьи.

Видео дня

Вторая новость — это имплементация законодательства о КИК. КИК (контролируемая иностранная компания) — это любая иностранная компания находящаяся во владении (или под контролем) физического или юридического лица — резидента Украины. Такое лицо называется «контролером КИК». И вот об этом мы поговорим.

Имплементация в украинское налоговое законодательство норм о КИК (как один из шагов плана BEPS) проводится под громким лозунгом «Смерть офшорам!» Собственно, как и сам план BEPS, который часто называют «деофшоризацией». Нам предстоит настоящая налоговая революция. Изменится все.

Не верите? Вот вам тогда несколько цифр только по одному маркеру экономики — объему инвестиций. Возьмем данные Госстата (цифры годичной давности, но их «свежесть» особой роли не играет — ведь это итоговые суммы, за весь период инвестирования, да и 2020 год — «ковидный» — и очень не показательный для анализа инвестиций). Итак, цифры:

Крупнейшие инвесторы в Украину:

  • Кипр — $10,3 млрд
  • Нидерланды —$7,5 млрд
  • Великобритания — $2 млрд
  • Германия — $1,7 млрд
  • Швейцария — $1,6 млрд.

Если мы возьмем статистику по привлеченным украинскими предприятиями иностранным кредитам — мы также увидим значительную часть «кипрских денег». Да и владельцами/акционерами очень часто также оказываются киприоты. А ведь население острова Афродиты — всего около 1 млн человек. Весь Кипр — размером с Одессу или Днепр.

КИКи очень распространены. Убери их — и бизнес закачается, пытаясь выйти на новую точку равновесия

Все эти цифры — далеко не новость. Почти все эти инвестиции, кредиты — украинские деньги. Да и акционеры/киприоты — только номиналы. Фактические собственники — наши. Просто долгие годы Кипр был удобной юрисдикцией, через которую структурировались активы. Кстати, далеко не всегда это крупный бизнес. Очень часто «кипрским офшором» пользовались малые предприятия (с годовым оборотом менее 2 млн евро). А ведь есть еще и другие «интересные страны». Та же Панама. Белиз. Британские Виргинские острова. Люксембург.

Все это я написала только с одной целью: показать насколько наша обычная и повседневная жизнь пронизана КИКами. Кстати, далеко не все из них — офшоры (тот же Кипр — уже давно не офшор, но до сих пор неплохо себя чувствует за счет, в т. ч., «славного низконалогового прошлого»). Но КИКом является и польская компания (контролером которой является украинец), и немецкая, и «штатовская». Любая. Что еще более подчеркивает мысль: КИКи очень распространены. Убери их — и бизнес закачается, пытаясь выйти на новую точку равновесия.

Итак, в чем смысл новых законодательных норм о КИК?

Государства (не только Украина — практически весь мир) хотят сделать низконалоговые юрисдикции экономически непривлекательными. Для этого вводится система мер, призванная:

  • раскрыть информацию (налоговым органам) о КИКах и их контролерах;
  • ввести жесткий контроль за КИКами и их контролерами;
  • и, основное, ввести дополнительные (в нашем случае, уже украинские) налоги с «налогово-оптимизированной» прибыли КИК.

По итогам следующего года (или еще через год — данную норму закона хотят отодвинуть по времени) контролеры КИК сдадут декларации и заплатят дополнительные налоги. Какие?

Вообще-то контролерами могут быть как юридические, так и физические лица. Но, с учетом «исторических нюансов возможностей внешнего инвестирования» — в Украине совсем незначительная доля контролеров КИК — юридических лиц. Как правило, контролеры — это обычные физлица (люди). А значит, прибыль КИК спустится (в виде налоговой базы) на уровень дохода физлица, где налогообложится НДФЛ (налогом на доходы физических лиц) и военным сбором. Ставка НДФЛ составит либо 18%, либо 9% — в зависимости от нюансов операции. Есть еще одна ставка -5% — но она будет применяться достаточно редко.

Таким образом, государство рассчитывает на дополнительное поступление денег в бюджет. Больших денег. А не ошибается ли оно в прогнозах? По некоторым данным, аналогичные меры принесли в прошлом году в бюджет РФ порядка 4 млрд руб. Совсем немного.

Безусловно, увеличение налоговой нагрузки на прибыль КИК (на 10,5 — 19,5%) — окажет самое явное влияние на прибыльность КИК. И у владельцев/контролеров КИК будет несколько путей.

Они могут:

  • остаться с КИКом — согласиться уплачивать дополнительные налоги, сдавать отчеты, выполнять другие — часто довольно обременительные — процедуры «ухаживания» за КИКом;
  • ликвидировать КИК и перестуруктурировать бизнес;
  • сменить налоговое резидентство и уехать из страны: фактически уехать, в т. ч. вывезти семьи.

Сегодня, общаясь с бизнесменами, на вопрос о возможной/вероятной эмиграции, обычно слышишь «Нет, не уеду. Здесь у меня все, вся жизнь». Но в России, по итогам аналогичных мер, вышло из налогового резидентства РФ — от 15% до 40% владельцев КИКов (разные источники дают разные данные). Скорее всего, и в Украине будут похожие цифры.

И вот вопрос. Если в казну поступит по итогам КИКовских новаций 50−100 млн грн. Будет ли это адекватной заменой «ухудшения генофонда» — потери 20% бизнесменов, владельцев КИК?

Показать ещё новости
Радіо НВ
X