Стратегии Нацбанка и что помогает гривне устоять?

10 мая, 11:22

Борьба с инфляцией vs поддержка бизнеса: какая стратегия сейчас лучше?

Сейчас во многих украинских компаниях проходит пересмотр бизнес-планов: на второй квартал, на следующий год и т. д. 24 февраля жизнь всех нас коренным образом изменилась, и новые обстоятельства требуют по-новому взглянуть на будущие перспективы. Конечно, подобное происходит и у нас. В рамках такой перепланировки мы стараемся предположить, что будет с инфляцией, уровнем безработицы и курсом валют. Хотя эти переменные очень зависят от других — как долго будет длиться война, насколько жестким будет противостояние, каких территорий это противостояние коснется. Ответы на эти главные вопросы сейчас не знает никто — и поэтому любые прогнозы относительно экономического будущего страны и отдельных предприятий достаточно условны.

Видео дня

Эта неопределенность не позволяет участникам экономического процесса иметь некую устойчивую стратегию, часто управление происходит в ручном режиме, объединяющем несколько подходов. Это касается государственного управления в той же мере, что и планирование бизнес-деятельности. Приведу пример политики на валютном рынке, которую сейчас осуществляет Национальный банк Украины.

В текущих условиях стратегий действий регулятора на этом рынке может быть две. Первая — это «игра в долгую». Она предполагает, что война будет продолжаться месяцы, а то и годы, и первым приоритетом становится борьба с инфляцией и ростом валютного курса. Главная цель — не допустить резкого роста цен, что сделает жизнь бедных слоев населения более трудной в условиях войны. В мандате НБУ нет задачи удерживать валютный курс на каком-либо уровне. Главная миссия регулятора — ценовая и финансовая стабильность. Но все мы хорошо понимаем, что к росту курса валют вскоре «подтягиваются» и цены на топливо (что мы уже видим), и это негативно влияет на инфляцию. Административное сдерживание цен в перспективе не достигнет своей цели и может вызвать дефицит энергоносителей, продуктов питания и т. д.

Собственно, многие шаги сейчас сделаны именно в этом стратегическом направлении. Отказ от плавающего валютного курса, стимулирование максимального ограничения импорта, соответствующие лимиты и запреты на наличном валютном рынке, новые нормативы по валютной позиции банков — все эти меры в направлении «игры в долгую».

С другой стороны, у нас может быть другая стратегия — «игра в короткую». Это когда мы уверены, что победа нас ждет в ближайшее время. Через дни и недели, а не через месяцы и годы. Тогда главное — поддержка бизнеса, развитию которого валютные запреты и отсутствие государственной помощи предпринимателей никак не способствуют. Да, сейчас мало оснований полагать, что враг покинет нашу территорию в ближайшее время. Но кто это знает, кроме наших мужественных воинов? Поэтому забывать об «игре в короткую» в НБУ и правительстве не собираются. И «закручивать гайки» валютных ограничений до конца, как это делал НБУ, например, в 2015 году, кажется, никто не намерен.

Из этой стратегии — шаги, направленные на безотказное наполнение банковской системы ликвидностью, а также программы поддержки бизнеса. Это играет против стабильности валютного курса, однако очень помогает предпринимателям выжить в сложные времена. И значит, добавляет уверенности, что экономика не упадет так сильно и ее восстановление не нужно будет проводить «с чистого листа». Так как, в конце концов, именно состояние экономики определяет, какой курс будет у той или иной национальной валюты.

Есть еще один блок мер руководства Украины, который, по-моему, не может быть предметом дискуссий, хотя находится вне каких-либо стратегий регулирования валютного рынка. Это помощь тем, кто остался без работы и был вынужден уехать. Тысячи гривен помощи сливаются в миллионы и миллиарды и тоже определенным образом давят на валютный курс. Эта помощь для многих — буквально вопрос выживания. Поэтому я не считаю, что у государства был шанс не оказывать эту помощь. Здесь без вариантов.

Из этой же серии — помощь со стороны Нацбанка тем украинцам, которые были вынуждены выехать за границу. Удерживая курс валютообмена коммерческих банков, регулятор помогает переселенцам покупать товары и снимать наличную валюту с гривневых карт по лучшему курсу. Только в начале войны это «благое намерение» превратилось в проблему: некоторые наши соотечественники наладили канал выгодной конвертации гривни в валюту, специально пересекая границу и снимая там наличную валюту с гривневых карт. Это привело к необоснованному экономическому выводу валюты из страны, и хорошо, что НБУ частично перекрыл эту схему лимитами. Конечно, окончательным барьером на пути подобных сделок в перспективе должно стать приближение официального курса гривни к котировкам наличного рынка.

По моему глубокому убеждению, у НБУ нет другого выхода, кроме того, чтобы в ручном режиме переключаться между двумя стратегиями. И ответа на вопросы «какая стратегия лучше?» — пока не существует. Опять-таки, будет у нас «игра в длинную» или «игра в короткую» — никто точно не знает. Вряд ли экстрасенсы или гадалки это предвидят. Разве что наша армия может приблизить нас к столь желанной победе.

Но, в конце концов, эти две разновекторные стратегии в сумме дают неплохой результат. Посмотрите на наличный курс гривни. Сравните его с вашими персональными ожиданиями по поводу курса гривни к доллару, который вы прогнозировали в первый день войны. Этим курсом все изумлены, особенно иностранные эксперты.

Что помогает гривне выстоять? Наверное, тому есть много причин. Не могу не упомянуть всестороннюю поддержку Украины со стороны наших мощных стран-партнеров и международных финансовых организаций. Есть фактор патриотических настроений, царящих сейчас в украинском обществе. Важную роль играют и валютные ограничения НБУ, о которых я упоминал раньше. Есть немаловажный фактор стабильности финансовой системы, а также достаточный уровень международных резервов.

Но есть еще один фактор — украинцы привыкли к валютной свободе (сейчас, правда, несколько ограниченной), которую Национальный банк ввел несколько лет назад. Привыкли к рыночному ценообразованию на национальную валюту. Которая, как показывает опыт, может как терять стоимость по сравнению с долларом, так и расти в цене.

Во время многих прошлых кризисов стратегия украинцев по предотвращению потерь была только одна: в любой ситуации беги и покупай доллары. Это случалось и в 2008, и в 2014 году, и много раз раньше. Но предыдущие годы заложили сомнение у многих, что такая стратегия всегда приводит к лучшим результатам, ведь доллар может и дешеветь. На него влияет рыночное ценообразование, которое зависит от многих факторов.

Я не знаю, удастся ли вернуть валютообменный курс к «свободному плаванию» в ближайшее время. Но знаю точно, что после проведенных регулятором реформ у нас гораздо больше шансов пройти текущий ужасный кризис с наименьшими потрясениями для валютного рынка. Поскольку мы к этому и всем дальнейшим кризисам гораздо лучше подготовлены благодаря многочисленным реформам финансового рынка, которые, я убежден, будут активно продолжаться. После нашей победы.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X