Госбанки, низкие ставки и кредитование. Что ждет финансовый сектор в 2021-м году?

11 января 2021, 16:13

Прогноз на год. Одиннадцать главных для украинского финансового сектора трендов.

«2020 — украденный год, или год, который написал Стивен Кинг». Это далеко не все определения этого нестандартного пандемического года. Но все, что происходило в 2020-м, уже имеет глобальное влияние на будущее.

Видео дня

Происходят существенные изменения в парадигме ценностей. Здоровье, чувство безопасности и уверенности выйдут на первый план. Многие компании пересмотрят свои операционные процессы, учтут опыт дистанционной работы. Все это обязательно скажется на структуре потребления. Появятся новые тренды в экономике, науке, медицине, образовании, технологиях. Конечно, финансовый сектор не останется вне общих тенденций.

Итак, чего ожидать финсектору Украины во второй год пандемии?

1. Госбанки: сохранение доминирования и старт приватизации

В начале года можем дождаться соглашения «длиной в три года». Еще в конце 2017 IFC, Министерство финансов и Укргазбанк подписали меморандум о частичной приватизации Укргазбанка. Закрыть сделку, похоже, удастся в начале 2021-го.

Это знаковое событие для банковского рынка Украины. Во-первых, такие стратегические инвесторы в последний раз входили в наши банки в конце 2015 года, когда ЕБРР стал акционером «Райффайзен Банка Аваль». Во-вторых, государство на деле докажет задекларированное намерение — уменьшить свою роль в банковском секторе. Конечно, к снижению доли государства в банках с нынешних 54% до 25% еще далеко. Но «лиха беда начало». На очереди — Ощадбанк, которому многое еще предстоит сделать.

Несмотря на старт приватизации, госбанки будут сохранять доминирование. В 2020-м их доля изменилась несущественно: в активах уменьшилась с 55% до 54%, на депозитах населения — с 61,6% до 60,6%. Весомые показатели, которые негативно влияют на конкуренцию. Но аналитиков и журналистов все больше будет волновать другой показатель — доля государственного долга на балансах госбанков.

Исторический опыт работы отечественных государственных банков, к сожалению, дает все основания для таких волнений. Но, по крайней мере сегодня, ситуация выглядит несколько оптимистичнее.

Во-первых, эти соглашения сегодня осуществляются на рыночных условиях. И это — самое важное. Во-вторых, — нет ни одного целевого рефинансирования. Ну и наконец, — начатая реформа корпоративного управления является главным предохранителем от превращения госбанков в «кассу взаимопомощи». Надеюсь, что роль госбанков в конце концов окончательно изменится. И риски их участия в «политически мотивированных кредитах» или «насыщении экономики деньгами» окончательно сойдут на нет.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

2. Окончательное «прощай» неработающим кредитам

Начала о государственных банках, о них и продолжу. 2021-й должен стать годом, когда мы увидим существенное снижение уровня неработающих кредитов на их балансах.

Еще четыре года назад наш банковский сектор был на первом месте в мире по уровню NPL — 58% от всех кредитов. Закономерный показатель, учитывая 200 млрд грн токсичных кредитов экс-владельцев ПриватБанка и двадцатилетнее наследство других госбанков.

Но уже само понимание этой проблемы — результат огромной проделанной работы. В предыдущие годы мы ввели международные стандарты отчетности, существенно усовершенствовали требования к оценке кредитного риска, начали регулярные стресс-тесты, заставили банки признать эти кредиты и зарезервировать их.

Что сделано для снижения NPL? Иностранные и частные банки, имея более развязанные руки, немного сокращали их уровень последние три года. Государственные были менее активными. Хотя мы постоянно рассматривали различные опции: закон о финансовой реструктуризации, возможность продажи NPL, создание вторичного рынка неработающих кредитов.

Вода камень точит. В 2019-м мы утвердили требования к управлению проблемными активами и начали требовать от банков соответствующие стратегии. Весной 2020-го определили критерии для списания и утвердили трехлетние планы для госбанков. И процесс пошел. С начала 2020-го имеем минус 6 п.п. с 48% до 42%.

Неработающих кредитов осталось 450 млрд грн. Не сомневаюсь, в 2021 году этот показатель будет ниже. Банки планируют сократить объемы неработающих активов более чем на 400 млрд грн до конца 2022-го. Так что будем иметь расчищенные и неискажённые балансы, а также большую инвестиционную привлекательность наших банков.

Но это решение проблемы прошлого. В будущем нам надо создавать цивилизованную инфраструктуру для работы с проблемными долгами. Ведь проблемные кредиты будут всегда. Я не только о коллекторах и потребительских кредитах. Речь идет о создании специализированных компаний, которые будут качественно работать с проблемными займами в корпоративном секторе — сложные реструктуризации, поиск инвесторов, управление залоговым имуществом и тому подобное.

Такой законопроект два года назад был наработан НБУ, экспертным и банковским сообществом. Пора к нему вернуться.

3. Эпоха низких ставок

2020-й год стал первым годом в истории Украины, когда процентные ставки стали однознаковыми, то есть ниже 10%. В 2021 году этот тренд сохранится. Этого не произошло бы, если бы Национальный банк не укротил инфляцию, что позволило снизить учетную ставку до рекордных 6%, а наша монетарная трансмиссия не была бы настоящей.

По какой ставке вы могли открыть депозит в январе 2020? 15−16% годовых. Сегодня — это 8−8,5%. Почувствуйте разницу. Впрочем, депозитные ставки уже почти достигли экономически обоснованного минимума. Чего не скажешь о кредитных ставках. Да, они также находятся на историческом минимуме. Но есть потенциал для снижения даже при неизменной учетной ставке.

Качественные заемщики уже могут получить короткие кредиты под 7−8% годовых в гривне и 2−3% в иностранной валюте. Длительное финансирование — под 10−11% годовых в гривне и 3−4% в инвалюте. Еще год назад цена гривневого займа была минимум 16% годовых. В 2021-м попробуем еще больше снизить эту среднюю температуру по палате.

4. Ставки падают, но депозиты все равно растут

Пандемия заставила людей больше экономить. Население резко ограничило потребление. Границы на замке. Одежды нужно меньше. Отдых и развлечения малодоступны. Поэтому люди со средними и высокими доходами стали больше откладывать «на черный день». Даже уменьшение процентных ставок их существенно не отпугнуло.

После очень короткого шокового оттока во время весеннего локдауна вклады населения в банки возобновили рост. И росли в этом году темпами 27% годовых. Правда, следует сказать, что средства на текущих счетах росли быстрее, чем срочные депозиты.

Надеюсь, что в 2021-м будут расти не только средства населения в банках, но и сроки их размещения.

5. Дедолларизация: каких вам еще стимулов не хватает?

Гиперинфляция, недоверие к власти, резкая девальвация, периодические банковские кризисы. Это причины, почему украинцы доверяют больше доллару, а не национальной валюте. Поэтому уровень долларизации банков в Украине остается близким к 40%. Есть надежда, что в ближайшие год-два это начнет меняться. Для этого есть все предпосылки.

Во-первых, снижение ставок сделало гривневые кредиты более привлекательными, чем валютные.

Во-вторых, наши требования отбивают охоту к доллару. Банки, привлекая валютные вклады, обязательно держат на коррсчете в НБУ 10% от этих средств. Для гривны — это ноль. В этом году появятся ненулевые весы кредитного риска для валютных ОВГЗ.

В-третьих, банки меньше зарабатывают на валютном кредитовании. Ранее валюту можно было хотя бы перевложить в валютные ОВГЗ. Сегодня их доходность — на историческом минимуме. Часть валютных средств с целью диверсификации и осуществления расчетов банки вынуждены держать за рубежом на коррсчетах и часто доплачивать банкам-корреспондентам за эту услугу.

В результате — ставки по валютным депозитам приближаются к нулю, а некоторые банки вводят дополнительные комиссии для клиентов за обслуживание валютных счетов.

Итак, сегодня иностранную валюту все менее выгодно иметь. И банкам, и клиентам.

Поэтому когда мы увидим настоящую дедолларизацию в Украине? Полного отказа от иностранной валюты, конечно, не произойдет. Но снижение уровня долларизации с нынешних 40% до приемлемых 15−20% — возможно. Конечно, при условии, что не будет никаких шоков, а макрофинансовая стабильность будет сохранена. Через это прошли соседние страны инфляционные таргетеры: и Польша, и Чехия, и Венгрия. Чем мы хуже?

6. Доходы банков: рекорды подождут

Еще весной во время одного из выступлений я сказала, что коронакризис — это не кризис капитала или ликвидности. Это кризис прибыльности банков. Частично эти слова оправдались.

Прибыль банков в прошлом году действительно уменьшилась. После рекордов в 2018 и 2019 годах, в 2020-м наши банки заработали меньше. Однако все же заработали. За 11 месяцев — около 43 млрд грн прибыли, или $1,5 млрд. Существенный результат. Постепенно восстановились комиссионные доходы, процентные доходы оказались устойчивыми к кризису.

В мире низких ставок банкам будет все труднее зарабатывать. 2021-й станет своего рода выдающимся. Снижение процентного спрэда (процентного дохода) неизбежно. В конкуренции за качественных заемщиков на фоне снижения ставок по депозитам у банков просто не будет другого выхода. Поэтому вызовом и задачей следующих лет будет изменение операционной модели с целью сокращения расходов. А это невозможно без качественной и современной технологической базы.

7. Диджитализация. Бежали со всех ног? Начинаем бежать вдвое быстрее

Пандемия ускорила потребность банков в новых технологиях на три-пять лет. Растет электронная коммерция, симметрично растет спрос на онлайн-банкинг.

Онлайн-кредиты, онлайн-депозиты, получить карточку дистанционно. Если ваш банк этого до сих пор не предлагает, то вам будет трудно конкурировать с другими в 2021-м.

Разрыв между технологическими банками и банками с устаревшими операционными моделями будет увеличиваться. Тем, кто недоинвестировал в технологии в спокойное время, трудно будет найти необходимый ресурс сейчас.

Будет расти и cashless. За последний год его доля выросла с 50% до 55%. Будет пересматриваться и подход к инфраструктуре. Тренд на сокращение банковских отделений продолжится. При отсутствии существенных банковских банкротств за последние три года банки закрыли около 2 тыс. отделений. Но охват банковским сервисом только возрос. Это нормальный тренд. Банки отделения закрывают, а количество цифровых платежей растет.

Правда, в 2020-м наблюдался несколько аномальный рост наличности вне банков. С одной стороны — это реакция населения на неопределенность. Подобные тенденции есть и в других странах. Но есть и отечественные особенности.

Напомню, в 2020-м заработал новый закон о финансовом мониторинге, который ограничил переводы без идентификации плательщика и получателя суммой 5 тыс. грн. Главная цель — борьба с теневой экономикой.

Поэтому, надеюсь, постепенно объем наличных вне банков войдет в норму, безналичные расчеты будут расти, а теневой сектор экономики будет трансформироваться в прозрачный.

8. Кредитование: внимание на ипотеку и МСБ

Прогнозировать рост кредитования бизнеса во время мировой пандемии — непросто. Доходы заемщиков снизились. Сектора услуг и торговли остаются под давлением. Но мы видим первые признаки восстановления кредитных портфелей.

В первую очередь речь идет о малом и среднем бизнесе. В октябре-ноябре кредитный портфель МСБ вырос на 3% в годовом измерении. Надеюсь, что заложенный в 2020 году тренд продолжится и в следующем. Ведь сохраняются основные предпосылки для этого: снижение процентных ставок, государственные программы «5−7−9%», механизм портфельных гарантий.

Уникальным явлением в банковском секторе 2020 стала ипотека. Годовые темпы роста ипотеки выше, чем в целом кредиты: 10,4% против 7,5%. Ключевой благоприятный для ипотеки фактор — существенное снижение ее стоимости. Также надо понимать, что это прыжок с низкой базы. Доля ипотеки в Украине мизерная — 0,7% ВВП. И банки охотнее кредитуют вторичный, чем первичный рынок. Проблем с прозрачностью застроек и защитой прав кредитора хватает.

В 2021-м ипотека продолжит расти. При стабильных условиях банки профинансируют новой ипотеки в полтора раза больше, чем в 2020-м. Все больше банков начинает интересоваться этим сегментом.

Для массового запуска ипотеки необходимо убрать все законодательные пробелы как на первичном рынке, так и в направлении работы с залогом. Также следует тщательнее посмотреть на такой инструмент, как финансовый лизинг. Он может существенно снизить кредитные риски для банков и сделать ипотечное кредитование более привлекательным при достаточной защите прав заемщиков.

9. Консолидация банков продолжится

Все вышеперечисленное наталкивает на мысль, что консолидация рынка должна продолжиться. А количество банков медленно уменьшаться. В этом году не было реорганизаций и объединений между банками. Заявки на слияние НБУ получал, хотя и не согласовал. Не уверена, что такие слияния стали бы украшением нашего сектора.

Спрос на объединение среди небольших банков сохраняется, и попытки объединиться в 2021 году будут. Однако в случае с банками, «минус» на «минус» не дает «плюс». Мы бы не хотели, чтобы два банка без бизнес-модели пытались создать один, который также ее иметь не будет.

Очевидно, новых иностранных банков на рынке мы пока не увидим. 2020-й год не был годом для новых экспансий. 2021-й также вряд ли им станет.

Вероятно, мы увидим новые сделки на рынке. Ведь не оставляет надежд войти в банковский сектор компания Dragon Capital, которая присматривается к розничным банкам. Периодически возникают и другие заинтересованные. В прошлом году мы стали свидетелями возвращения Александра Ярославского в банковский бизнес после приобретения банка Кредит Днепр.

Будут ли новые банкротства? Это всегда трудно предсказать. Если и будут, это, во-первых, точно не будет цепной реакцией на коронакризис или другие негативные тенденции, а во-вторых — не будет нести системных рисков для финансового сектора в целом.

Два года мы не имели банкротств банков. В этом году произошли Аркада и Мисто Банк. Банки, которые были погребены под многолетним бременем непрофильных активов и, по сути, не банковской деятельности. Мы годами предупреждали банкиров: «избавляйтесь от фабрик, заводов, пароходов, которые вы взыскали». С 2021 вступает в силу регуляция, которая заставит банки очищать свои балансы от недвижимости.

10. Будут ли конкурировать небанки с банками за прибыль?

В последнее время об этом много разговоров. Я лично в это не верю.

Во-первых, клиентские группы, продуктовая линейка у этих двух секторов очень разные. Исчерпывающий перечень финансовых сервисов предоставляют только банки.

Во-вторых, уровень технологичности у многих компаний не достаточен, чтобы конкурировать с банками.

В-третьих, к сожалению, ситуация с рыночным поведением и защитой прав потребителей во многих случаях оставляет желать лучшего.

Поэтому я скорее верю в перезагрузку небанковского сектора и синергию высокотехнологичных компаний с высокотехнологичными банками. В то же время банки, которые до сих пор не определились со своей бизнес-моделью, все еще имеют шанс «переквалифицироваться» в небанковское финансовое учреждение со значительными преимуществами.

Ведь мы ожидаем принятия закона о платежных услугах, а также существенное упрощение подходов НБУ к лицензированию небанковских финансовых компаний.

Бонус. Что будет с центральным банком?

Период значительного количественного смягчения, который использовали центробанки развитых стран, рано или поздно закончится. И центробанки дополнительно к обычным вызовам получат новые. Два точно.

Первый — как при имеющейся избыточной ликвидности (результат количественного смягчения) поддерживать экономику и одновременно предотвращать создание «пузырей» и дисбалансов? Таково свойство денег: когда их много, качество оценки объектов для инвестирования снижается. Поэтому конкуренция возрастет не со стороны заемщиков или кредиторов за инвестиции или кредиты, а со стороны инвесторов за объекты инвестирования. Об этом надо думать уже сейчас. Иначе завтра можем получить угрозу финансовой стабильности.

Второй — что делать с компаниями-зомби и их долгами, объемы которых растут по всему миру? В периоды количественных смягчений такие компании получают дополнительную поддержку, постепенно, будучи мертвыми, накапливают свои долги, увеличивая проблемы кредиторов. А это уже проблема для устойчивости финансовых учреждений и инвестиционных фондов.

Однако это не первый мировой кризис. И центральные банки всегда справлялись с последствиями, разрабатывая одновременно превентивные защитные механизмы против будущих кризисов. Главное, чтобы они оставались независимыми, профессиональными и открытыми.

Если же говорить о Национальном банке Украины, то есть длинный перечень задач, которые нужно решать. Наряду с сохранением ценовой и финансовой стабильности стоит задача восстановления экономики после кризиса. И здесь, как никогда, нужен стабильный и прочный финансовый сектор, сбалансированная фискальная политика, поддержка и сотрудничество с нашими международными партнерами. И, конечно, сохранение Национального банка как сильного и независимого института в системе государственного регулирования.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X