Почему рано говорить, что рынок земли уже открыт

14 ноября 2019, 11:18

Окно возможностей закрывается

Народные депутаты приняли в первом чтении законопроект, предусматривающий отмену моратория с 1 октября 2020 года. Но говорить, что рынок земли уже открыто — рано. Как минимум, документ еще должен пройти второе чтение, а сделать это будет непросто. И сегодня, и вчера под стенами парламента тысячи аграриев. «Слуги» их не услышали. На месте власти я бы не игнорировал протесты крестьян и не смеялся бы над тем, что они приехали в Верховную Раду на «джондирах», а не на мотоблоках. Даже если кому-то эти протесты кажутся искусственными или проплаченным (что далеко не факт), это не значит, что они не выражают господствующие настроения людей. И это не значит, что игнорирование этих протестов не приведет к значительно более масштабным и стихийным. Если будет надо, то все будет — доказано Майданами.

Видео дня

У «слуг народа» голосов нет

Единственное, что нужно было этой власти для внедрения рынка земли — это политическая воля. Вспомним, что они имели на старте. Высокое доверие общества. Доверие не просто к власти, но и ко всему, что она делает. Была четко озвучена политическая воля президента. Он давал немного конкретных предвыборных обещаний. Однако рынок земли был именно таким конкретным обещанием. «Слуги народа» имели всю полноту власти: президент, монобольшинство и моноправительство.

Люди понимали, что это карт-бланш для принятия любого решения, и вопрос открыть рынок земли уже воспринимали как неизбежный. Тем более, что большая часть подготовительной технической работы уже была проведена правительством Гройсмана. Однако снятие с повестки дня рассмотрения земельных законопроектов 12 ноября уже показало, что даже у крупнейшей в истории украинского парламента фракции «Слуга народа» голосов «за» нет. Монобольшинство есть, а вот земельного большинства нет. Блокирование трибуны и все события 13 ноября, в том числе и принятие законопроекта за основу — это уже рефлексии.

Земельное дежавю, или Теория колебаний

В 2017 году мы в правительстве вплотную приблизились к запуску рынка земель. Был наработан законопроект об обороте угодий сельскохозяйственного назначения. Был готов законопроект о финансово-кредитном обеспечение фермеров для покупки земли. Однако уже тогда я видел, что предыдущий состав Верховной Рады эти законы принять не сможет. Тогда я понимал, что окно возможностей откроется в первый год работы нового парламента. Сегодня это окно закрывается. Казалось бы, как это возможно, ведь есть политическая воля, полнота власти, однако решение провести трудно.

А дело в том, что единственное, чего не имела власть на старте — это компетентности. Во всех смыслах этого слова. Цель внедрения рынка земли — «бешеный рост ВВП» — была откровенно неправильной. И даже ее сформулировали не они, а им. Разобраться в аграрной отрасли и продовольственной безопасности не хватило эрудиции, а собрать экспертов с разными взглядами и хотя бы выслушать их — желания.

Единственное, чего не имела власть на старте — это компетентности. Во всех смыслах этого слова. Цель внедрения рынка земли — «бешеный рост ВВП» — была откровенно неправильной
poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Некомпетентность зажгла искру недоверия

Собственно, неумение общаться с людьми и убеждать их стало роковым. Сначала рынок земли не поддерживали 60% населения, и так немало, но отмена моратория воспринимали как неотвратимость. Сейчас противников рынка — 70%. Почему социология играет против «Слуг»? Потому что дьявол кроется в деталях. Украинцы хорошо помнили, что три года обещало правительство Гройсмана: никаких иностранцев, все для фермеров, 200 га — в одни руки. К этому люди были готовы. А дальше пошел провал за провалом: иностранцы, никаких ограничений по площади и откровенное издевательство обещаниями кредитов, которых не будет.

Каждая новая информация противоречила предыдущей: сначала рынок будет с 1 января 2020 года, затем — с 1 июля 2020-го, потом — с 1 октября. Президент говорит одно, министры — другое. Вспомните эту карусель. Правительство: иностранцы могут покупать землю. Зеленский: только украинцы. Премьер: иностранцам тоже нельзя. Президент: никаких иностранцев. Премьер: иностранцы с 2024 года. А потом комитет Совета кулуарно согласовывает законопроект с иностранцами. Все — народ окончательно запутался и не без основания считает, что власть «что-то мутит».

То, что законы писало не правительство, все уже поняли: там даже нет рабочих групп, которые это сделали. Однако законы пишут, и единственное, что людям очевидно, что эти документы вынимают где-то из-под ковра и точно не во властных кабинетах. Искра недоверия разгорелась и огонь уже сносит все на своем пути. Различные политические силы всегда спекулировали на вопросах рынка земли, однако сегодня дрова, которые они подбрасывают в огонь, им в руки вложили сами «слуги».

Референдум — не панацея

Сейчас понемногу начинают говорить о плане Б — референдуме. Его бросают в информационное пространство и представители власти, и других фракций. Однако следует понимать, что референдум — не панацея.

Во-первых, если что-то и выносить на референдум, то только вопрос, что делать с государственными землями. Это 8,5 миллионов гектаров, о которых власть практически не говорит, что планирует с ними делать. Только они являются национальным достоянием. Не могут 20 миллионов украинцев имеющих право голоса на референдуме, решать, что делать 7-ми миллионам владельцев паев. Это уже их земля.

И во-вторых, следует четко представлять, как формулировать вопросы. Ведь надо понимать философию украинцев. Мне в этом контексте вспомнилась одна беседа. В 2017 году мы работали над земельными законопроектами.

Социологические данные практически свидетельствовали о таких же настроениях людей, как и сейчас. Но меня интересовало не только отношение к мораторию, но и аргументация. Я много общался с людьми лично, расспрашивал коллег, что говорят им, и как-то один депутат-мажоритарщик, который добросовестно работал в округе, мне сказал: «Люди начинают понемногу понимать, как будет работать рынок, понемногу планировать, еще немного времени —- и отношение к отмене моратория будет преимущественно нейтрально-положительным». А потом он улыбнулся и добавил: «А вообще, знаете, сокровенная мечта крестьянина заключается в том, чтобы продать пай, но чтобы он остался твой».

Вот эта модель «продать так, чтобы потом осталось твое» довольно популярна среди владельцев паев. Сейчас в Земельном кодексе есть инструмент, который это позволяет — эмфитевзис. И он используется, крестьян без юридического образования совершенно не пугает сложное латинское слово и контрагент с огромным штатом юристов/менеджеров/землеустроителей. Крестьяне подписывают такие сделки. Почему? Потому продать, но не до конца — это и является лучшей страховкой от обмана и несправедливости. А именно этого на самом деле и боятся люди. Это снимает избыточное давление в земельных отношениях; те, кто хочет продать землю — продают ее, те, кто хочет купить — покупают. Все процессы завершены, но некритично. Все дела откладываются на 25−50 лет, а дальше — как Бог даст, пусть дети решают. Эту психологическую особенность нельзя не учитывать.

Если закон о рынке земли не будет принят в ближайшее время чем дальше, тем менее вероятным это выглядит), следующее окно возможностей откроется уже только у нового парламента.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X