Что происходит в Китае. Зачем власть атакует крупные технологические компании?

27 августа 2021, 11:19

Наступление китайских властей на IT-компании является частью большой политики — Китай наносит ответный удар США за санкции. А в жертву приносит свой большой бизнес. Сможет ли власть сделать страну технологически независимой от остального мира?

1. Общая картина. Что происходит в Китае, взаимоотношения власти с крупным бизнесом вообще и IT-индустрией в частности

Сегодня эксперты отмечают, что глобальная атака властей на IT-компании началась осенью 2020-го года, когда в последний момент было приостановлено IPO компании Ant Group миллиардера Джека Ма.

Видео дня

Однако, тогда большинство экспертов не увидело в этом признаки грядущей расправы над IT-индустрией. Считалось, что Джек Ма просто позволял себе много либеральных высказываний в адрес китайского правительства, поэтому случившееся было лишь репрессией, направленной непосредственно против богатого вольнодумца.

Однако, происходящее весной и летом нынешнего года заставляет взглянуть на картину совершенно иначе. Большинство атакованных китайским правительством компаний не были ранее замечены в диссидентстве.

Причины атаки кроются в другом.

Скандал вокруг Didi

Didi — китайская компания, которая создавалась как аналог популярного Uber. В 2014—2015 гг. Didi начала ценовую войну с Uber в крупнейших китайских городах. По мнению многих экспертов в этой войне Didi получила широкую поддержку от китайского государства. После того, как агрессивный демпинг со стороны Didi буквально вынудил Uber покинуть китайский рынок, Didi предложило американской компании выкупить ее бизнес в Китае. И руководство Uber пошло на такую сделку.

С 2015 года Didi является основным игроком рынка транспортных услуг в Китае. Летом 2021 года Didi вышла на американский фондовый рынок. Фактически это могло привести к размытию основного капитала компании и сделать компанию частной с большой долей американских (или в принципе, не китайских акционеров).

В конце июля текущего года — спустя всего два дня после выхода Didi на Нью-Йоркскую биржу, китайские власти (через регулятора) объявили о том, что Didi нарушает некие законы о безопасности персональных данных своих клиентов. Все магазины приложений для смартфонов в Китае получили указание удалить приложение Didi и не позволить пользователям в дальнейшем загружать его.

Акции Didi на фондовом рынке моментально рухнули на 50%. Компания за день потеряла $29 млрд рыночной капитализации.

Атака на Full Truck Alliance и Kanzhun

Didi — не единственная китайская компания, которая подверглась атаке со стороны государства в последнее время. В конце июля — начале августа власти ополчились на две крупные компании, которые в нынешнем году вышли на американскую фондовую биржу.

Речь идет о Full Truck Alliance (компания занимается шэрингом грузового транспорта) и Kanzhun (крупная платформа по трудоустройству). Компании также были обвинены в нарушении приватности личных данных своих китайских пользователей.

В течение нескольких дней их акции рухнули на 11−12%, что также привело к миллиардным потерям в капитализации.

Атака на интернет-образование

В конце июля китайские регуляторы буквально за один день уничтожили EdTech-бизнес. Были опубликованы новые правила работы компаний в сфере внешкольного образования. Отныне заниматься внешкольным образованием могут только некоммерческие организации. А тем компаниям, которые уже работают на рынке, отныне запрещено привлекать зарубежные инвестиции. IPO также запрещены.

Что касается компаний, у которых уже есть иностранный капитал, им дадут срок для того, чтобы вывести его. Теперь эти компании должны стать исключительно китайскими. При этом запрещено получать инвестиции не только от иностранных компаний. Но и от зарубежных дочек китайских компаний.

Три крупнейших EdTech-компании Китая моментально и серьезно пострадали от этих действий китайских властей (TAL Education Group, New Oriental Education & Technology Group потеряли примерно 25−30% своей капитализации). По подсчетам экспертов, общие потери составили не менее $120 млрд.

Атака на сервисы доставки еды

Лето 2021-го года стало «черным» и для китайских компаний, которые занимаются доставкой еды (аналоги Glovo и Raketa). Регуляторы внезапно выпустили новые рекомендации по условиям труда курьеров, которые могут фактически уничтожить этот бизнес как таковой, по мнению экспертов.

Компаниям, работающим на этом рынке, предписано поддерживать уровень их заработка не ниже минимальной зарплаты в регионе, где работают курьеры. Также компании отныне будут обязаны дать курьерам доступ к социальному страхованию, создать для них профсоюзы и гарантировать членство в этих профсоюзах.

Но самое главное — регуляторы потребовали, чтобы компании перенастроили алгоритмы своего программного обеспечения так, чтобы увеличить время доставки еды клиентам. Это даст курьерам больше времени на завершение доставки и сделает их труд менее тяжелым, утверждают регуляторы.

Для компаний, работающих на рынке доставки еды, такие меры можно назвать драконовскими. Себестоимость доставки резко возрастает, а увеличенное время доставки снижает ценность услуги для ее конечных потребителей. Т. е. теперь заказ еды будет стоить дороже, а ждать доставки придется ощутимо дольше.

Последствия не заставили себя ждать.

Крупнейший игрок этого рынка Meituan (аналог Glovo), в числе сотрудников которого насчитывается 3 млн курьеров, потерял $30 млрд рыночной капитализации после того, как акции компании рухнули на 15% на бирже в Гонконге. Акционеры предсказывают, что этот вид бизнеса (доставка еды) может в скором времени просто исчезнуть.

Атака на криптовалюты

2021-й год ознаменовался серьезными переменами в отношении китайских властей к криптовалютам.

С одной стороны Китай активно развивает цифровой юань и приветствует диджитализацию экономики. По мнению ряда экспертов, стремящаяся к тоталитаризму власть Си Цзиньпина увидела в диджитализации экономики способ более легкого, но в то же время абсолютно тотального контроля за гражданами.

В мае 2021 года правительство заявило о том, что все компании, которые нелегально предоставляют гражданам услуги, связанные с криптовалютами, будут закрыты. Это ознаменовало также атаку на майнинг. Фактически все действия, связанные с майнингом криптовалют в Китае отныне запрещены.

Это стало большим ударом по биткоину в Китае, где размещались огромные майнинговые «фермы» (по разным оценкам от 65% до 75% всех мировых мощностей).

В июне-июле по стране прокатилась волна арестов чиновников различных компаний, которые предоставляли услуги, связанные с криптовалютами.

Атака на Tencent и компьютерные игры в целом

В июле китайские власти внезапно атаковали игровую индустрию.

Одна из крупнейших китайских IT-компаний Tencent внезапно оказалась в центре внимания государственных СМИ (которые в Китае выполняют роль прямого рупора власти). Государственное информагентство Синьхуа опубликовало большой материал, направленный на критику компьютерных игр как таковых. Их фактически напрямую назвали «опиумом для разума».

Статья указывала на то, что игры вредят умственному развитию школьников и подростков. А о прямой атаке на Tencent свидетельствовало упоминание некоторых ее игровых продуктов. Например, популярнейшей (в Китае) многопользовательской онлайн-игры Honor of Kings. Авторы статьи утверждали, что китайские школьники в среднем проводят в этой игре от 8 до 12 часов ежедневно.

Независимые эксперты считают, что появление такого материала в Синьхуа говорит о новом «курсе», который было указано проводить сверху.

В Tencent, очевидно, рассудили точно так же. Компания немедленно «взяла под козырек». Представители Tencent заявили, что максимальная продолжительность игры для пользователей, не достигших совершеннолетия, будет ограничена. Кроме того, в Tencent запретили внутриигровые покупки для несовершеннолетних игроков. Больше того, топ-менеджмент Tencent впервые озвучил тему, которая напрямую не поднималась в статье Синьхуа. Речь идет о полном запрете компьютерных игр для подростков младше 12 лет.

Власть намекнула (с помощью статьи в Синьхуа), что намерена начать регулировать рынок компьютерных игр, подрезая крылья IT-компаниям. В перспективе это означает санкции или экономические (и юридические) атаки со стороны властей.

Снизить зависимость экономики страны от внешних рынков сбыта и инвестиций — одна из ключевых целей Си Цзиньпина. И сделать это с помощью ресурсных отраслей проще, чем в области высоких технологий.

И вассалы (т.е. компании), которые хотят выжить в сложившихся условиях, предпочитают играть на опережение. И как бы «признавая» свою вину, спешат устроить самим себе наказание, которое превосходит то, на которое изначально намекала власть. Такое «удовлетворение» тирана позволит компании выйти из-под обстрела и продолжать деятельность в сложившихся условиях. Ну а власть сделает вид, что запрет видеоигр для детей — это не результат выполнения ее требований, а социальная инициатива, идущая «снизу».

Tencent и ранее подвергалась атакам со стороны властей. Ее обвинили в нарушении безопасности данных пользователей. В начале лета 2021 года компания даже была вынуждена прекратить новые регистрации в сервисе WeChat. Компания объясняла это необходимостью «залатать» дыры в безопасности.

2. Почему начались атаки на IT-компании? Почему власть не делает ставку на развитие потребительского интернета?

Эксперты различного калибра в целом сходятся в своих оценках происходящего.

Китай имеет сегодня развитый внутренний рынок, что позволяет не ориентироваться на внешние рынки. Власти считают, что внутри страны достаточно денег и мозгов для того, чтобы страна могла самостоятельно справляться со всеми задачами, которые связаны с индустрией высоких технологий.

Некоторые аналитики указывают на космическую программу Китая — как на пример философии Си Цзиньпина в действии. В свое время Китай отказался от плотного сотрудничества в космосе с другими державами, включая не только враждебные США, но и вроде бы дружественную Россию.

Первые потуги Китая в космосе вызывали лишь насмешки со стороны иностранных комментаторов. Но сегодня Китай прочно обосновался на обратной стороне Луны, строит свою орбитальную станцию и вполне серьезно обсуждает миссию на Марс, имея все шансы опередить в этом США.

Технологический потенциал Китая таков, что в стране могут быть реализованы любые задачи без участия иностранных компаний.

Эксперты также отмечают еще один аспект — китайские власти хотят, чтобы деньги работали внутри страны. Чтобы финансовые рынки прокручивали деньги в Китае, минимально используя внешние площадки. Си Цзиньпин и его окружение намерены добиться того, чтобы китайские компании не давали зарабатывать «врагу».

Не стоит забывать и о том, что лишенные возможности привлекать иностранные инвестиции, китайские компании оказываются в полной зависимости от экономической и монетарной политики государства. Проще говоря, государство получает контроль над независимыми (вроде бы) компаниями. Си Цзиньпин уверенно берет под контроль IT-гигантов, пересаживая их с иностранных на локальные деньги.

Стоит учитывать тот факт, что опыт Китая уже начинают перенимать другие страны. Россия уверенно контролирует свои крупнейшие технологические компании. В США идут нападки на Apple и Google. Государства, опираясь на призрачные вопросы стратегии и безопасности, будут стараться взять под контроль IT-компании с целью максимально контролировать крупнейшие бизнесы и иметь возможность вести слежку за гражданами.

В случае с Китаем помимо политического и экономического невозможно не указать на еще один фактор, который стимулирует происходящее. Атака на EdTech, по мнению ряда экспертов, была связана с тем, что Си Цзиньпин поставил перед правительством еще одну задачу — повышение рождаемости в стране. Коммерческое образование для школьников в последние годы становилось в Китае все более популярным. И начиналось составлять конкуренцию бесплатному государственному образованию.

Эксперты объясняют это так: родители, которые едва сами избавились от нищеты (возможно всего лишь во втором поколении) хотят для своих детей самого лучшего и тратят все свои деньги на частные школы. Объем китайского рынка коммерческого образования в Китае (до атаки на EdTech) оценивался в более чем $120 млрд ежегодно. В одной из статей Синьхуа, которая была опубликована в период атаки на EdTech, было напрямую сказано, что внешкольное (т.е. частное) образование подрывает природу образования как общественного блага.

Рано или поздно внутри Китая останутся только китайские бизнесы

Фактически, Си Цзиньпин приказал уничтожить EdTech, чтобы лишить родителей возможности, родив одного ребенка, сосредоточить все усилия на том, чтобы вырастить его с наилучшим образованием, которое требует больших затрат. Считается, что в условиях, когда существует лишь бесплатное государственное образование, родители не должны тратить дополнительные средства на частные школы, а следовательно они в большей степени склонны рожать больше детей.

3. Деиндустриализация и hitech — по какому пути идет Китай?

Ресурсно-промышленный путь (как в России) предполагает более широкие возможности по контролю за собственным населением и социальными порядками. Технологическое же и технократическое развитие невозможно без активного участия Запада. Который по-прежнему имеет большой отрыв по целому ряду технологий.

Си Цзиньпин и его окружение считают, что лучше дать больше времени, но получить технологический прорыв собственными силами (как это произошло с космической программой), чем делать Китай частью мирового технологического ландшафта с зависимостью от западных инвестиций и технологий.

Эту зависимость в Китае считают весьма опасной. Достаточно вспомнить ситуацию вокруг Huawei и санкциями, введенными президентом Дональдом Трампом.

Отлучения от сервисов Google и лишения доступа к лицензионным инженерным технологиям американских компаний оказалось достаточно для того, чтобы «утопить» Huawei, который уже занимал лидирующие позиции на рынке смартфонов и оборудования для 5G. На реанимацию компании уйдут годы и колоссальные инвестиции, поскольку стоит задача создать собственные технологии (в частности производства чипов), которые не будут уступать американским.

В Китае уже убедились, что любые инвестиции в высокие технологии оборачиваются более тесным сотрудничеством крупных китайских компаний с американскими и европейскими компаниями. Это провоцирует ряд последствий:

  • вовлеченность миллионов китайских сотрудников IT-компаний во взаимодействие с иностранными коллегами;
  • зависимость многих китайских технологий от американских патентов (у Huawei были процессоры собственной разработки, однако они базировались на технологии, запатентованной в США, и теперь их производство стало для китайской компании нелегальным);
  • зависимость от рынков сбыта

Возвращаясь к вопросу об индустриализации — Китай имеет огромный и до конца еще не раскрытый потенциал в качестве ресурсной и сельскохозяйственной державы. При том, что в отличие от некоторых ресурсных стран (Норвегия, Финляндия, Голландия) в Китае есть огромный внутренний рынок.

Независимость от рынков сбыта также позволяет «замкнуть» экономику на себя. Снизить зависимость экономики страны от внешних рынков сбыта и инвестиций — одна из ключевых целей Си Цзиньпина. И сделать это с помощью ресурсных отраслей проще, чем в области высоких технологий, где нужно так или иначе конкурировать с иностранными компаниями. Отсюда (как одно из вероятных объяснений) стремление властей несколько ограничить технологический бум и поддерживать развитие менее инновационных отраслей.

Это что-то сродни советской политике милитаризма — когда существенная часть населения СССР так или иначе была задействована в военно-промышленном комплексе, который существовал, к примеру, в ущерб индустрии бытовой электроники.

4. Что конкретно грозит китайским IT-компаниям в ближайшее время? И как это повлияет на иностранные IT-компании, которые работают в Китае или намерены были выйти на китайский рынок в ближайшее время?

Си Цзиньпин считает, что безопасность и стабильность внутри страны ощутимо важнее, чем прибыли и быстрый рост крупных китайских корпораций. И что лучше закрыть доступ к внутреннему китайскому рынку для иностранных компаний, пусть даже ценой обрушения (или замедления прогресса) собственных корпораций, и заставить деньги «крутиться» внутри страны. Он давно посылает сигналы о том, что хочет сделать Китай самодостаточным государством, которое не имеет зависимости от крупных «партнеров», таких как США.

Первыми из иностранцев, кто пострадает (и уже пострадал) от этого подхода станут инвесторы, которые привыкли «поднимать» быстрые деньги на IPO китайских компаний. Новая политика Китая в отношении собственных IT-корпораций делает инвестиции в них абсолютно непредсказуемыми. Риски даже сложно подсчитать. Поэтому аналитики предсказывают довольно быстрое снижение интереса западных инвесторов к тем китайским компаниям, которым будет позволено остаться на фондовых рынках.

При этом также совершенно очевидно, что китайские власти не озабочены вопросом о том, сколько денег от всех этих маневров потеряют иностранные инвесторы, которые уже вложились в китайские компании. Аналитики отмечают, что, пожалуй, единственной возможностью инвестировать в быстрорастущие китайские компании, которые работают на внутреннем рынке Китая, остается «заход» через локальный фондовый рынок. Что в свою очередь имеет ряд сложностей для иностранных инвесторов.

Борьба с криптовалютами в сущности имеет ту же самую задачу — усложнить работу иностранных инвесторов и компаний на территории Китая. Криптовалюты весьма тяжело контролировать. Их широкое распространение может привести к бесконтрольным инвестициям иностранных компаний в местные бизнесы. Равно, как и к оттоку капитала из Китая.

Си Цзиньпин хочет, чтобы деньги, заработанные в Китае, оставались в Китае. И ради этой цели он готов пожертвовать возможностью привлечения в Китай внешних инвестиций, равно как и возможностью появления в Китае ведущих иностранных компаний.

Собственно, для иностранных IT-компаний, которые работают на китайском внутреннем рынке, также могут настать тяжелые времена. Некоторые эксперты считают, что Си Цзиньпин делает что-то наподобие того, что Владимир Путин сделал в начале своего правления, когда собрал крупнейших российских олигархов и предупредил их, что им лучше стать патриотами и дружить с властью, иначе их ждет судьба опального Михаила Ходорковского. Точно таким же образом Си Цзиньпин ставит технологические компании перед фактом: если вы хотите продолжать существовать в Китае, нужно быть союзником властей Китая.

Китай уже много лет проводит политику замещения глобальных сервисов локальными. Отсюда — довольно слабые позиции в Китае у таких гигантов, как Google, Facebook, Microsoft. На внутреннем китайском рынке фактически отсутствуют Samsung, Dell и HP.

Доля Apple неуклонно снижается даже несмотря на то, что компания откровенно нарушает все собственные этические нормы (которые громогласно провозглашаются для прочих рынков) ради того, чтобы спокойно работать в Китае. Например, Apple согласилась хранить облачные бэкапы iCloud китайских пользователей на серверах, которые размещаются в Китае и попадают под местную юрисдикцию.

Эксперты указывают на то, что деятельность еще более мелких иностранных IT-компаний в Китае отныне будет весьма затруднена. Рано или поздно внутри Китая останутся только китайские бизнесы. Единственным способом получить возможность действовать на внутреннем китайском рынке высоких технологий, будет работа через китайскую компанию с китайским же происхождением инвестиций.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X