Печерский райсуд заблокировал 18 украинских веб-сайтов. Разбираемся с юридической стороной вопроса

5 августа 2019, 17:00

Суд обязал интернет-провайдеров закрыть доступ к определенным сайтам. Законно ли это?

Материал подготовлен в соавторстве с Анной Резниковой, адвокатом практики безопасности бизнеса АО «Юскутум»

На днях Печерский райсуд заблокировал 18 украинских веб-сайтов, среди которых есть онлайн-медиа. Объявление об этом появилось на сайте телеком-регулятора НКРСИ. Скандальное решение о блокировке доступа успело из-за своей формулировки стать поводом для обсуждений не только в сфере медиа, но и в юридическом мире.

Видео дня

Если подробнее, то из-под пера судьи Печерского района вышло решение о наложении ареста на имущественные права интеллектуальной собственности, которые возникают у интернет-пользователей при использовании данных сайтов. Интернет-провайдеры, которых обязали закрыть доступ к 18-ти сайтам, на данный момент ждут обжалования этого решения. Давайте разберемся, что же произошло.

В указанном определении следственного судьи «замечательно» всё: отсутствие понимания общих принципов уголовного судопроизводства, императивных требований действующего УПК Украины, правовой природы, целей и способов реализации таких институтов как: арест имущества, теория доказывания, процесс электронно-цифрового следообразования и процесс сбора и фиксации цифровых доказательств.

На сегодняшний день в Украине насчитывается около 7 тысяч интернет-провайдеров, реестр которых ведет Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации. Но, почему-то, в определении судьи указано лишь не более 20. Это закономерно наводит на вопрос о причинах указанной избирательности.

Интернет-провайдеры, осуществляющие деятельность в Украине исполняя судебное решение, обязательное на всей территории Украины, имеют возможность закрыть доступ к определенным сайтам. Но эти меры не являются ни справедливыми, ни эффективными.

Во-первых, провайдеры никоим способом не причастны к незаконной деятельности лиц, подозреваемых в совершении преступления (виновность, которых еще только подлежит доказать в приговоре). Тем не менее, по логике суда и правоохранителей, именно законопослушные провайдеры должны нести финансовые издержки по такому блокированию, что в принципе является несправедливым вмешательством в хозяйственную деятельность. Помимо того, вопрос об использовании заблокированного сайта решается путем использования VPN-программ, поэтому все усилия как провайдеров, так и самих следователей будет иметь крайне низкий эффект.

Украинское законодательство, по крайней мере пока, содержит ограниченный перечень оснований для блокирования сайтов. Так, статья 34 Конституции Украины гласит, что каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом — по своему выбору. Обращаем внимание читателей, что указанные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены законом в некоторых случаях только на основании решения суда, которое должно быть постановлено в соответствии с законом.

Мягко говоря, персонализированные обязательства, возлагаемые на провайдеров по закрытию доступа к сайтам, действительно являются скорее обходом действующего законодательства, нежели его исполнением. Запрет интернет-провайдерам предоставлять «услуги по доступу» пользователей к сайтам вводит ограничения не только для владельцев веб-сайтов и провайдеров, но и для пользователей интернета.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Помимо того, свобода выражения мнения в международном праве гарантируется Всеобщей декларацией о правах человека, Международным пактом о гражданских и политических правах (МПГПП), который ратифицирован Украиной в 1973 году, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Так, быть признанным соответствующим целям международных нормативно-правовых актов ограничения свободы слова, возможно, если это предусмотрено законом, служит законным интересам и необходимо в демократическом обществе одновременно.

Вернемся к тексу определения следственного судьи. Ходатайство прокурора об аресте обосновано тем, что на территории Украины действует преступная организация. Члены этой организации, за предварительным сговором, вступили в стойкое иерархичное объединение в количестве пятерых и более лиц с целью совершения тяжких и особенно тяжких преступлений. Это и вымогательство денежных средств, и угроза насилия в отношении потерпевших и их близких родственников, и уничтожение имущества, и разглашение тайны частной жизни. Прокурор утверждал, что злоумышленники вымогают денежные средства, распространяя компрометирующую потерпевших информацию, и с помощью собственников (администраторов) ряда сайтов были выполнены требования подозреваемых. Примечательно, что прокурор собственным постановлением признал указанные сайты вещественным доказательством.

При этом, сам суд пришел к выводу, что веб-сайт является объектом интеллектуальной собственности. Отметим, что украинское законодательство и судебная практика не рассматривает веб-сайты как материальные объекты или имущество, что ставит под сомнение возможность ареста. В этой ситуации работает правило о разделении объекта интеллектуальной собственности и его материального выражения. Легче всего это представить на примере рассказа (объект) и книги, в которой он напечатан (материальное выражение). Никто не будет арестовывать рассказ. Имущественные права интеллектуальной собственности возникают из факта создания произведения, а не посещения сайта.

С позиции защиты прав интеллектуальной собственности, действительно существует механизм блокировки сайтов. Только направлен он на защиту прав автора, чье произведение незаконно используется в сети.

С позиции защиты прав интеллектуальной собственности, действительно существует механизм блокировки сайтов. Только направлен он на защиту прав автора, чье произведение незаконно используется в сети. Это единственно возможный случай, когда имущественные права автора являются основанием для блокировки сайта.

Существует практика ЕСПЛ о признании веб-сайтов объектом права собственности (Gasus Dosier- und Fördertechnik GmbH v. the Netherlands). Мы также можем допустить, что Печерский суд, принимая спорное решение, руководствовался практикой ЕСПЧ и теорией «собственности», которая отражена в первой статье Первого протокола к Конвенции. Проблемой остается только то, что имущественные права у пользователей там не возникли и возникнуть не могут и само определение, в связи с этим, не соответствует УПК Украины.

Так, целью ареста является временное лишение права на отчуждение, распоряжение и/или пользование имуществом, в отношении которого существует совокупность оснований или разумных подозрений считать, что оно является, например, доказательством преступления. Действительно арест имущества допускается в целях обеспечения вещественных доказательств.

УПК прямо говорит, что вещественными доказательствами являются материальные объекты, уточняя при этом, что они должны были быть орудием совершения преступления или сохранить на себе его следы, или содержат другие сведения, которые могут быть использованы в качестве доказательства обстоятельств совершения преступления, в том числе предметы, которые были объектом противоправных действий, например, деньги, ценности и другие вещи, приобретенные противоправным путем, наличие которых прокурор не доказал.

Признание веб-сайтов вещественными доказательствами и наложение ареста на права интеллектуальной собственности путем обязательства интернет-провайдеров закрыть к ним доступ для неограниченного количества пользователей интернет-сети является незаконным

Поэтому, признание веб-сайтов вещественными доказательствами и наложение ареста на права интеллектуальной собственности путем обязательства интернет-провайдеров закрыть к ним доступ для неограниченного количества пользователей интернет-сети является незаконным.

Задачей ареста имущества является предотвращение возможности его сокрытия, повреждения, порчи, уничтожения, преобразования, отчуждения. При этом, арест может быть наложен на движимое или недвижимое имущество, деньги в любой валюте наличными или в безналичной форме, в том числе средства и ценности, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, расходные операции, ценные бумаги, имущественные, корпоративные права, по которым постановлением или решением следственного судьи определена необходимость ареста имущества.

Более того, УПК прямо говорит, что не может быть арестовано имущество, если оно находится в собственности добросовестного приобретателя, кроме ареста имущества в целях обеспечения сохранности вещественных доказательств.

Запрет или ограничение пользования и распоряжения имуществом могут быть применены только в случае, когда существуют обстоятельства, которые подтверждают, что их неприменение приведет к сокрытию, повреждению, порче, исчезновению, утрате, уничтожению, использованию, преобразованию, передвижению, передаче имущества, что не было доказано в суде прокурором.

Специально для НВ Бизнес

Больше мнений — в разделе Эксперты НВ Бизнес

Показать ещё новости
Радіо НВ
X