Как программа 5−7−9 изменила украинский банковский сектор

9 ноября 2020, 17:30

Банковский сектор будет становиться все более «улыбчивым». Во всех смыслах этого слова. Ведь в условиях тотального ценового равенства иного выхода просто нет.

Едва ли авторы и инициаторы программы 5−7−9 могли предположить, чем обернется их затея для банковского рынка. Можно долго дискутировать о ее эффективности с точки зрения оживления экономики и создания рабочих мест, вспоминая, что почти 80% всех займов выданы в качестве рефинансирования старых кредитов. Но невозможно отрицать ее положительное влияние на работу банковской системы.

Видео дня

Суть в том, что по мере развития программы, подключения к ней новых банков и расширении критериев участия, кредитные ставки для малого и среднего бизнеса на рынке выровнялись, будто под линейку.

Внезапно оказалось, что финучреждение больше не может конкурировать с другими банками, предложив клиенту на четверть процента меньшую ставку. Ведь ровно такие же условия он получит через дорогу.

Здесь-то банкирам и пришлось вспоминать азы маркетинга, пытаясь придумать, чем еще, кроме цены, можно завлекать заемщиков «без вопросов». Которых, будем откровенны, украинский экономический конвейер выпускает в крайне скудных объемах.

Скорость прежде всего

Прежде всего, внимание привлекла скорость принятия решений. Избалованные сытыми ОВГЗ-временами банкиры уже начисто позабыли, что значит выдавать кредит бизнесу быстро. Хотя бы за неделю.

Первые попытки, само собой, были направлены на обучение персонала. Кнутом и пряником начальство взялось подгонять менеджеров на местах. В небольших банках это дало практически мгновенный результат. В крупных системных — по сути обернулось фиаско.

Потому уже сейчас ряд крупных и не только финучреждений активно работают над запуском скоринговых моделей, чат-ботов, онлайн открытием счетов, электронным документооборотом. Цель максимум — выйти на согласование кредита за сутки. Программа сама соберет все доступные сведения о юрлице из легальных баз данных, дополнит их данными, полученными из опросника на сайте и выдаст готовый результат.

Если заемщик удовлетворяет условиям — менеджер будет готов на следующий день подписать соглашение. И это не фантастика, а абсолютно реалистичные проекты, работа над которыми ведется прямо сейчас.

Если потенциальный клиент не удовлетворяет условиям банка, в дело идет армия менеджеров. Тут, к слову, преимущество на стороне небольших финучреждений, которые в короткие сроки могут отстроить (и уже делают это) качественные кредитные отделы и снабдить их хорошими кадрами. К слову, битва за последних уже началась. И она неизбежно приведет к росту зарплат в банковском секторе.

Ковенанты уходят в прошлое

Еще один неизбежный эффект запуска 5−7−9 — отказ от ковенантов. То есть дополнительных требований к заемщику в обмен на кредитование. На протяжении последнего десятилетия в украинском банкинге стала нормальной ситуация, когда в обмен на ссуду клиент должен перевести все обороты кредитору, завести зарплатный проект, раздав сотрудникам к зарплатной еще и кредитную карту, и т. д.

Но в условиях ценового равенства эта практика оказалась абсолютно несостоятельной. Банки вынуждены смягчать свои требования. И мне известны примеры перекредитования клиента одного банка другим без обязательств перевода оборотов, форексных контрактов, зарплатного проекта. Это не слишком приятная новость для банкиров, но достижение для клиентов. Едва ли кто-то еще год назад мог предположить, что ковенанты можно упразднить, не прибегая к изменению законов. Это происходит уже сейчас.

Важно, что даже если свернуть 5−7−9 прямо сейчас, остановить эти изменения уже не выйдет. Банки начали меняться. Это медленный процесс, но он неизбежен. Спячка, в которой находилась банковская система с 2016 года, завершена.

Аппетит к риску

Это хорошо видно по меняющемуся отношению финансистов к рисковым проектам. Если еще год назад слово «стартап» в банковской среде считалось ругательством, сейчас к нему относятся вполне снисходительно. Некоторые даже подыскивают на рынке подходящие проекты, чтобы внести их в портфель с другими, аналогичными по сути, и подкрепить государственными гарантиями.

Последние изменения, внесенные в программу 5−7−9 ускорят этот процесс. Теперь в рамках госпрограммы можно будет кредитовать более крупный бизнес и даже убыточные предприятия.

Конечно, на чрезмерный риск никто идти не станет. Нормативы Нацбанк не менял, да и акционеры едва ли обрадуются росту токсичных активов в портфеле. Но это дает солидное пространство для маневров. Да, скоринговыми моделями такие вопросы не закроешь. Но небольшие банки охотно возьмутся за сложных клиентов.

Синергетический эффект

Наконец, 5−7−9 запустила процесс формирования бизнес связей между банками и бизнесом на уже забытом уровне. Финучреждения и компании из b2b сегмента активно работают над созданием совместных программ. Суть проста: компания продает клиенту товар (технику, оборудование, транспорт, семена, удобрения), а банк выступает кредитором покупателя.

Совершенно неважно, кто выступает инициатором сотрудничества. Главное — результат. Такие кейсы на рынке уже есть. И, что очень важно, они еще в большей степени вынуждают банки работать над процедурами. К примеру, поставщик сельхозтехники, инициатор такого проекта, требует от банков обеспечить принятие решения по займу за сутки. Если финучреждение не берется выполнить условие, контракт не подписывается. К счастью для него, желающих хватает.

Уверена, что в ближайшее время аналогичных по сути программ будет появляться все больше. А банковский сектор с каждым месяцем будет становиться все более «улыбчивым». Во всех смыслах этого слова. Ведь в условиях тотального ценового равенства иного выхода у банкиров просто нет.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X