«Банки получают жирную маржу, но ничего не платят с нее физикам и военным». Валерия Гонтарева о финансовых вызовах войны — интервью

15 ноября, 09:30
Эксклюзив НВ
Валерия Гонтарева (Фото:НБУ)

Валерия Гонтарева (Фото:НБУ)

Как перенаправить деньги граждан с валютного рынка, какие репарации реально получить от россии, за кем надо следить в ПриватБанке и что стоит предпринять НБУ в первую очередь? Валерия Гонтарева поясняет, как удержать финансовую стабильность в тылу

Глобальная инфляция вынуждает центральные банки мира повышать учетные ставки. В Украине, где идет активная фаза войны против россии, Национальный банк также прибегнул к радикальному монетарному шагу, подняв ставку сразу до 25%. Однако, банковские процентные ставки не выросли вслед за учетной, а инфляция в Украине продолжает расти.

Видео дня

В экспертном сообществе, распространено мнение о том, что устойчивость банковской системы, выдержавшей первый удар войны, во многом предопределена реформами, которые сумела провести в финансовом секторе команда Гонтаревой в 2014—2016 годах.

НВ Бизнес расспросил экс-главу НБУ, а ныне лектора Лондонской школы экономики Валерию Гонтареву о том, как она оценивает сейчас политический иммунитет Нацбанка, как украинской экономике выстоять, как привлечь средства для восстановления, как заставить россию платить репарации и почему решение судов в пользу Коломойского в деле ПриватБанка может дорого обойтись для государства.

Про смену глав НБУ и независимость регулятора

— Прошел месяц после того как уволился Кирилл Шевченко, он заявил, что на него оказывалось политическое давление. Видите ли вы в этой отставке аналогию с ситуацией Смолия?

— Мне кажется, что схожесть есть. Если вспомнить, в начале войны международного финансирования заходило в недостаточно, и Национальный банк очень активно эмитировал гривню. Но команда Нацбанка совершенно четко понимала, что это плохо закончится. Мы сегодня не будем критиковать некоторые шаги НБУ, которые можно было сделать более своевременно. Например, когда НБУ повысил ставку до 25% и только через месяц сделал корректировку обменного курса до уровня 36,6.

Но руководство НБУ это понимало, я читала официальные коммуникации Национального банка, где они все время говорили о том, что необеспеченная эмиссия — это непродуктивно, она будет только расшатывать макроэкономическую стабильность в стране. Поэтому мне кажется, противостояние на политическом уровне началось где-то в это время. Потому что, если мы возьмем дело, которое предъявили Шевченко, по-моему, оно началось до того, как он стал главой НБУ. Было совершенно очевидно, что уже все знали о том, что есть такое дело, поэтому безупречной деловой репутации уже и тогда не было.

— Насколько я знаю, тогда и подозрения не было, а если нет подозрения, то значит нет и повода для того, чтобы репутация была испорчена.

— Скорее всего, там был политический подтекст. Я не говорю, что это подозрение на 100% коррелируется к этому политическому подтексту, но дело в том, что, на мой взгляд, давление уже было, потому что официальные коммуникации Национального банка говорили о том, что понимания на высоком уровне у них нет. НБУ с Минфином никак не могли найти общий язык. Постоянно были публичные коммуникации о том, что мы не можем просто так печатать деньги и делать эмиссию, потому что это приведет к необратимым процессам как по курсу, так и по инфляции.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

— Нынешняя смена главы НБУ может говорить о том, что независимость регулятора ослабла?

— Единственный вывод, который я сделала недавно, — это то, что в стране уже совершенно никому не было интересно, кто там назначен новым главой Национального банка. Я даже помню, в тот день только несколько СМИ вообще писали об этом. Так что к сожалению, роль главы Национального банка нивелируется. Связано ли это только с войной или с частой сменой глав НБУ, мне сказать трудно. Обидно видеть, как нивелируется роль института вообще и, наверное, такая частая смена глав Национального банка и привела к тому, что уже никому даже не интересно, кто находится на этом месте, лидер ли он с четкой визией и стратегией или нет. И вопрос в том, что мы очень часто любим разменивать кадры, а ведь для любой работы, на которую ты приходишь, надо как минимум три месяца, чтобы войти в зону компетенции. Мы постоянно теряем эти несколько месяцев и если новый лидер не имеет видения и стратегии, то это постоянно отбрасывает нас назад. Но как я вижу, это уже вообще никому не интересно, кто там, что там и как это все происходит.

— Как вы относитесь к новому главе НБУ Пышному? Насколько вы его знаете как профессионала?

Показать ещё новости
Радіо НВ
X