Почему еще не получили деньги МВФ и ЕС, о приватизации госбанков, Таможне, контрабанде — рассказал замминистра финансов Юрий Драганчук

22 октября 2020, 11:18
НВ Премиум
Цей матеріал також доступний українською

Какие условия МВФ уже выполнила Украина и что мешает, а также о приватизации госбанков и результатах Таможни в интервью НВ Бизнес рассказал заместитель министра финансов Украины Юрий Драганчук.

Украине критически важно получить до конца 2020 года финансовую поддержку от Международного валютного фонда, а также ЕС и других международных финансовых учреждений. Ведь эта помощь заложена в государственный бюджет на этот год, дефицит которого находится на уровне 300 млрд грн.

Видео дня

Журналист НВ Бизнес встретился с заместителем министра финансов Украины по вопросам европейской интеграции Юрием Драганчуком, который, в частности, отвечает за государственные банки, Таможню и сотрудничество с МВФ и другими западными партнерами. В своем первом интервью в этой должности Драганчук рассказал о том, какие условия меморандума МВФ Украина уже выполнила, почему МВФ и ЕС до сих пор не выделили стране деньги, о планах по приватизации государственных банков, результатах Таможни и контрабанде.

О приватизации государственных банков и ситуации с Укрэксимбанком

— Уже в октябре в Укргазбанк, согласно стратегии Минфина в отношении госбанков, должен зайти инвестор, Международная финансовая корпорация. Это уже произошло?

— Еще нет. Мы еще в переговорном процессе по тексту Соглашения. Речь идет о юридических тонкостях. Принципиальные вопросы уже согласованы. Поэтому мы ожидаем подписания в ближайшее время.

— Вы можете озвучить какие-то детали?

— Ключевая деталь — Укргазбанк получит кредит от Международной финансовой корпорации IFC в размере 30 миллионов евро, который затем будет конвертирован в капитал банка.

Вхождение IFC в капитал банка станет прецедентом для Украины, когда МФО становится акционером украинской государственной организации. Это важный шаг в процессе приватизации Укргазбанка и сокращении доли правительства в банковском секторе.

Сейчас мы ждем письмо от Антимонопольного комитета.

НВ
Фото: НВ

— Письмо о предоставлении согласия?

— Нет, это не предоставление согласия. Это разъяснение относительно определения принадлежности к государственной помощи мероприятий по приобретению Минфином акций Укргазбанка, которые будут принадлежать Международной финансовой корпорации на праве собственности, в случае возникновения намерений МФК воспользоваться своим правом обратного выкупа в течение срока действия пут-опциона, что является условием кредитного соглашения.

— Даты соглашения сейчас еще нет?

— Мы делаем все, чтобы подписание состоялось в ноябре.

— О каком проценте в капитале Укргазбанка идет речь?

— О 20%.

Контекст — биография Юрия Драганчука

Начал карьеру с должности ведущего юрисконсульта в Укргазвидобування. Десять лет был юристом юридической фирмы Саенко Харенко. С апреля 2015 года, в течение года, на общественных началах был советником министра экологии и природных ресурсов. Затем такую же должность занимал в Министерстве финансов Украины. С апреля по сентябрь 2018 года — независимый член наблюдательного совета Укргазбанка. С ноября 2018 года — партнер в инвестиционно-консалтинговой компании Y4 Ukraine. С 22 апреля по 12 августа 2020 года работал в должности заместителя министра финансов, после чего на этой должности занялся направлением европейской интеграции.

— Что с Ощадбанком? До конца этого года согласно меморандуму с МВФ в капитал Ощада также должен зайти инвестор.

— Да, мы сейчас ведем переговоры с ЕБРР по этому вопросу. Но всемирная пандемия Covid-19, к сожалению, существенно усложняет работу.

— В этом году это может не произойти, или вы успеете?

— Мы, конечно, прилагаем все усилия, чтобы финализировать договоренности по этому вопросу до конца года, но, боюсь, это маловероятно. Объективно, если в случае с IFC у нас уже практически финализирован текст Соглашения, в случае с ЕБРР мы еще на этапе обсуждения концептуальных позиций будущего соглашения.

— То есть вы не уверены, что в этом году успеете?

— Да.

— Ощадбанк же должен перед этим зайти в Фонд гарантирования вкладов (ФГВФЛ), а также должна произойти отмена 100% гарантирования депозитов, этот вопрос когда будет решен?

— 2 сентября на заседании Совета финансовой стабильности участники встречи согласовали план вхождения Ощадбанка в ФГВФЛ с 1 января 2021 года. Учитывая большой депозитный портфель банка и, соответственно, потребность в значительных взносах банка в Фонд, для учреждения будет предусмотрен переходный период до 31 декабря 2023 года в части уплаты регулярных сборов. Это предложение Совета по финансовой стабильности также требует имплементации на уровне закона.

— Как вхождение Ощадбанка в ФГВФЛ и отмена 100% гарантирования вкладов будет выглядеть технически? Какова процедура?

— Необходимо внести соответствующие изменения в законы Украины «О банках и банковской деятельности» и «О системе гарантирования вкладов физических лиц», предусмотреть особенности участия Сбербанка в Фонде для обеспечения максимально безрисковой модели присоединения банка к Фонду.

— Речь идет о 20% в Ощаде, вхождении в капитал?

— Мы еще не имеем четкой цифры.

— Даже ориентировочно?

— Наше желание максимально сократить долю государства на банковском рынке. В обновленных основах стратегического реформирования банков государственного сектора, которые были поддержаны правительством в начале осени этого года, мы задекларировали, что до 2024 года доля банков с государственным капиталом должна сократиться с 55% (которые мы имеем сейчас) до 25%. Соответственно, чем крупнее будет вхождение инвестора в капитал Ощадбанка, тем лучше.

— То есть для вас лучше продать сейчас больше…

— Мы готовы 100% продать, если будет покупатель… Объективно же такие сделки проходят поэтапно. Инвестор, прежде всего, покупает долю в капитале банка, изучает как он работает…

— Конечно.

— И тогда, когда он полностью получит понимание изнутри, как работает банк, то он уже принимает решение о вхождении полностью.

— А как вы относитесь к тому, что, например, та же Укрпочта хочет стать банком?

— Мы не поддерживаем желание Укрпочты стать банком как раз по той причине, что у нас и так 55% банковской системы находится в руках государства, и добавлять туда еще Укрпочту, мы считаем, неправильно.

— А какой сейчас объем NPL в портфелях государственных банков, и вообще есть понимание, что это за кредиты…

— Сейчас много, около 63%. Но до 2024 года мы должны выйти на уровень до 20% от кредитного портфеля.

Достаточно высокий уровень NPL банков государственного сектора обусловлен качеством корпоративного кредитного портфеля, на долю которого приходилась львиная доля объема банковского кредитования. В то же время, значительная часть заемщиков не обслуживают свою задолженность перед госбанками. Это, в свою очередь, заставило банки увеличить уровень резервов. Больше всего их было зарезервировано в ПриватБанке после национализации.

В отраслевом разрезе значительный объем неработающих кредитов приходится на оптовую торговлю, химическое, пищевое производство, сельское хозяйство, операции с недвижимостью и тому подобное.

Конечно, сейчас уже у банков есть все законодательные инструменты для того, чтобы уменьшать уровень NPL: были приняты все необходимые нормативные документы НБУ по работе с проблемными активами, а также постановление Кабинета министров, которые упрощают жизнь и работу с NPL для государственных банков, определяют все необходимые инструменты для работы с проблемными активами. Постановление КМУ принято в этом году, и мы уже видим определенные результаты. Так, по результатам 6 месяцев 2020 года на шесть миллиардов гривен государственные банки уменьшили размер NPL по сравнению с началом года.

— А как они это делают, как они уменьшают?

— Есть возможность реструктуризации, списание продажи… Механизмы работы с NPL значительно расширены с помощью вышеупомянутых постановлений.

НВ
Фото: НВ

— Анализировали ли вы, что это за кредиты? Например, в Укрэксимбанке это кредиты, выданные до 2014 года, связанные с прошлой властью. Вы как-то анализировали эти портфели?

— Мы как Минфин не имеем такой задачи, анализировать портфели конкретного банка. Мы более стратегически действуем, эту задачу мы поставили наблюдательному совету, стратегией предусмотрено уменьшение портфеля NPL в Укрэксимбанке до 10% до 2024 года. Далее наблюдательный совет утверждает стратегию банка, ставит задачу правлению и они работают с NPL.

— Вы проводили оценку государственных банков, сколько они стоят? Есть ли какая-то цифра?

— Нет. Согласно обновленным принципам стратегического реформирования государственного банковского сектора предусмотрено, что каждый банк отдельно утвердит свою стратегию развития, и в рамках этой стратегии будут привлекать внешних консультантов, которые, в том числе, и будут проводить оценку и анализ.

— Вы сейчас не знаете, например, сколько бы вы хотели получить от приватизации госбанков?

— Мы бы хотели получить максимально возможную сумму, но для того, чтобы…

— Но какой-то такой суммы нет.

— Пока мы не утвердили стратегии по каждому из банков госсектора, называть какие-то цифры некорректно. Нам еще предстоит выяснить, какую долю нужно будет продавать по каждому банку, каким образом и тому подобное. Для этого как раз у наблюдательного совета есть возможность нанять консультантов…

Вы уже упомянули Укрэксимбанк, что происходит с этим банком и насколько критична ситуация?

— Я бы не сказал, что ситуация каким-то образом критическая, у них доля NPL соизмерима с другими банками госсектора.

По результатам стресс-тестирования, которое проводил Национальный банк, было показано, что банк нужно докапитализировать на сумму 6,8 миллиарда, Министерство финансов докапитализировало. Почему это так? Потому что не было сформировано в достаточном объеме резервы под определенный кредитный портфель, и менеджмент оценивал что уровень резервов приемлем. Нацбанк проверил как регулятор и обнаружил недостаточность этого резервирования, пришлось докапитализировать. Сейчас перед менеджментом Укрэксимбанка стоит задача — в первую очередь — это работа с NPL и уменьшение их части.

— Укрэксимбанк начал выдавать кредиты областям на ремонт дорог под будущие поступления в бюджет. Первой получила Полтавская область. Планируется ли выдача этих кредитов другим областям, как можно оценить риски по таким кредитам и не повлияет ли это на объем тех же NPL, эти кредиты, которые выдают сейчас?

— Опять же, для этого у нас и есть профессиональный менеджмент и наблюдательный совет, которые ответственны за то, чтобы объем NPL не увеличивался, а наоборот уменьшался. Они оценивают риски и принимают соответствующие решения.

— Глава НБУ Кирилл Шевченко недавно сказал о том, что банковская система уже почти достигла показателя в 35%, когда она может финансировать госбюджет. Нет ли конфликта интересов с государственными банками — с одной стороны нужно привлекать деньги через размещение ОВГЗ, чтобы финансировать бюджет, а с другой стороны госбанкам, не очень интересно покупать по той ставке, которая есть сейчас?

— На самом деле ОВГЗ — это рыночный механизм и банки сами принимают решение инвестировать или нет. Мы же не можем заставить банки, даже государственные, купить наши ОВГЗ. Сейчас есть возможность не только банкам) инвестировать в ОВГЗ.

— Но нет такого, вы не заставляете банки, именно госбанки инвестировать?

— Ни в коем случае. Если им это интересный инструмент инвестирования, если ликвидность, политика банка и другие внутренние факторы позволяют им увеличить долю ОВГЗ, тогда, конечно, они заинтересованы. Но мы никоим образом не заставляем их покупать, тем самым финансируя бюджет

НВ
Фото: НВ

О сотрудничестве с МВФ и ЕС

— Украина рассчитывала в этом году получить более шести миллиардов льготного финансирования (от МВФ и других). Сколько вы уже получили этого финансирования? Условия Украины, в частности, Минфин уже выполнил, согласно меморандуму?

— С МВФ у нас диалог происходит сейчас каждый день. Вот сегодня будет звонок с ними по выполнению наших структурных маяков. Сейчас мы идем полностью в программе, то есть все, что предусмотрено программой, мы выполняем. Например, на сентябрь было предусмотрено по таможне, начало процесса создания таможни в формате единого юридического лица. Мы уже приняли соответствующие постановления и запустили этот процесс, будет завершен до конца года. Плюс в экспериментальном режиме мы запускаем тестирование таможенников для того, чтобы не просто перевести всех из одной структуры в другую, в единое юрлицо, но чтобы оценить их профессиональные знания, общие знания, благонадежность; это даст один из инструментов для принятия решения о переводе их в новую службу. Далее, за пределами этого маяка, уже будем вводить новую систему контроля, мотивации и повышения квалификации таможенных кадров.

— Но, например, по Ощадбанку точно не успеваете…

— Но это не является структурным маяком. У нас есть определенные условия, которые мы четко должны выполнить в конкретный срок, а то, что просто договорились сделать и делаем.

— Что же Украина должна сейчас сделать, чтобы получить транш в этом году?

— Претензий к тому как мы выполняем договоренности по структурным маякам у МВФ нету. Были определенные беспокойства по поводу отставки главы НБУ Смолия. Сейчас уже все нормально. Есть новый глава Нацбанка, мы видим, что система работает стабильно, все нормально, никаких изменений в банковском секторе от смены персоналий не произошло. То есть новый менеджмент НБУ придерживается определенного курса, независимый Нацбанк работает как работал, соответственно. Есть вопросы по решению Конституционного суда по поводу НАБУ. Это решение предусматривает изменения в закон о НАБУ, которые нужно внести и принять. И, МВФ, конечно, наблюдает за этим процессом. Если все будет хорошо, то никаких препятствий для того, чтобы получить транш в этом году у нас не будет. Идет рабочий процесс.

— А САП?

— По комиссии, на самом деле, у них больше не вопрос, а ожидания: насколько она адекватно заработает. Мы все увидим, когда комиссия начнет осуществлять отбор.

Соответственно, каких-то таких конкретных вещей, структурных маяков, которые мы не выполнили, у нас нет.

— Я так понимаю, это вопрос не к вам, а к законодателю?

— Это больше вопрос общей ситуации в Украине. Вот когда МВФ получит уверенность, что все в порядке, никакие реформы не останавливаются, мы продолжаем предыдущий курс, тогда будет положительный сигнал, будет очередной транш.

— А по налоговой вы в курсе, какая ситуация?

— Приняли постановление о переходе в формат единого юридического лица. То есть на самом деле все, что записано, какие конкретные вещи в меморандуме, они все выполняются. И в связи с тем, что есть много людей, комментаторов, в прессе, в частности, дающих разные сигналы, у нас беда в стране, по антикоррупции беда, с банковской системой…

— Нет, там есть вопросы…

— Вопросы, конечно, есть.

— Судебная реформа вообще не производится.

— Процесс продолжается. Украина только получила заключение Венецианской комиссии, и Минюст Офис Президента и профильный комитет сейчас активно работают над этим вопросом с нашими международными партнерами.

— А можно тогда как-то более подробно? То есть что сделано, что там в графике, чтобы понимать ситуацию?

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Картина деловой недели

Еженедельная рассылка главных новостей бизнеса и финансов

Рассылка отправляется по субботам

Показать ещё новости
Радіо НВ
X