«История, от которой пахнет». Сергей Фурса оценивает увольнение Смолия с точки зрения бизнеса

2 июля 2020, 20:58

Сергей Фурса, инвестиционный банкир, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital, в интервью НВ рассказал об отставке Якова Смолия, экономической стабильности и курсе гривны.

— Можно я начну с неудачной шутки о том, что отставкой Якова Смолия нас отвлекают от более важного вопроса: какое именно фото будет изображено на украинской купюре в десять миллионов гривен? Разделяете ли вы такие шутки?

Видео дня

 — Разделяю. На самом деле это довольно точная шутка о том, что происходит и что может произойти в Украине. Потому что сейчас это решение, политическое давление, который шло прямо от президента, подтолкнуло нас к этой отставке. Эта отставка подталкивает к тому, что независимость Национального банка будет потеряна, что мы потеряем сотрудничество со всеми нашими западными партнерами. Потому что независимость Национального банка всегда была прописана как главное условие. И мы пойдем путем тех людей, которые сейчас пророчат: «Давайте печатать деньги, инфляция — это хорошо».

— Есть ответ от Офиса президента относительно заявления Якова Смолия о политическом давлении. Там предлагают лишить политической окраски эту дискуссию. Странные слова, особенно после заявления самого господина Смолия.

 — Это трудно комментировать. Наверное, нужно было что-то сказать. Возможно, они не ожидали, что господин Смолий выйдет именно с таким жестким заявлением и скажет правду, потому они что-то промямлили.

— Раньше о давлении заявляла и предшественница Якова Смолия Валерия Гонтарева, история повторяется?

 — Давление госпожи Гонтаревой немножко другой. Там было давление преимущественно от Игоря Коломойского. Это было не политическое, а деловое давление. Сейчас мы видим, что давят депутаты, совет Национального банка, которые являются представителями политики, и лично президент.

Ситуация дикая, потому что три недели назад президент подписал меморандум с МВФ, где сказано, что независимость Национального банка — это наше все, что Национальный банк проводит замечательную работу и тому подобное. Президент лично гарантировал независимость Национального банка. И как только мы получили деньги от МВФ, Всемирного банка, от ЕС, сразу произошла отставка Смолия. Это история, от которой просто пахнет.

— Действительно настолько сильное давление, действительно настолько слабая персона господина Смолия, что он вынужден подавать в отставку? Или это скорее демарш, который заставит правящую партию подумать и оставить его в должности?

 — Господин Смолий — очень сильная личность, он давно в банковской сфере. Я не знаю, как ему угрожали в Офисе президента, чем угрожали, чем давили, но, возможно, просто в определенный момент человек решает: почему мне больше всех нужно все это? У него замечательная жизнь, у него была сильная карьера. И сейчас пребывание под этим давлением, возможно, человек просто не выдержал.

Мне действительно интересно, как на него давили: в Офисе президента ему показывали видео 95 Квартала с домом Гонтаревой и говорили, что с ним будет то же самое. Я не знаю, как они это делали. Но то, что это беспрецедентное давление, потому что господин Смолий сильный человек, — это точно.

— Александр Дубинский, народный депутат Украины из Слуги народа, которого связывают с Игорем Коломойским, говорит, что основная проблема Нацбанка — это недовыполнение бюджета на 50 миллиардов гривен. Он накануне написал в Telegram, что это он добился заявления об отставке от Смолия. Как сказал когда-то Борис Филатов, «болтливая пятая точка Коломойского» действительно теперь празднует победу?

 — Он действительно празднует победу. Нацбанк был противником Коломойского, он мешал ему вернуть контроль над Приватбанком, он провел национализацию. Поэтому они действительно были врагами Коломойского и Дубинский действительно постоянно поливал Нацбанк грязью, он постоянно привлекался к травле. Это было также довольно мерзкое зрелище, но он это делал постоянно, как он это умеет делать.

О том, что Нацбанк виноват в дыре в бюджете — это интерпретация. Это не проблема Нацбанка, а проблема в том, что кто-то в бюджете спрогнозировал другой курс, чем получилось. При чем здесь Национальный банк? У нас нет фиксированного курса, Национальный банк не обязан держать такой курс, чтобы бюджету было хорошо, это немножко другая история. Национальный банк обязан контролировать инфляцию, что он прекрасно делал — у нас сейчас рекордно низкая инфляция. И поддерживать плавающий валютный курс, что он сделал. Все задачи, которые стояли именно перед Национальным банком учитывая его обязанности, были выполнены просто на отлично.

— Отразится ли отставка председателя Национального банка на стабильности украинской валюты, что будет с гривной?

 — Конечно, отразится. Оно сказывается. Мы видим, что утром гривна падает на межбанковском валютном рынке. И вообще, поскольку мы сейчас теряем поддержку наших западных партнеров, мы увидим, наверное, отток капитала. Вопрос — насколько сильно. Сейчас Нацбанк накопил достаточно весомые резервы, на первых этапах он сможет сдерживать эту девальвацию гривны.

Политическое давление, которое оказывалось на Национальный банк, оказывалось с какой целью? Для того, чтобы Национальный банк запустил станок. И сейчас, когда они получат контроль над Национальным банком, логично ожидать, что они запустят этот станок. А это запустит механизм безумной девальвации гривны.

Поэтому если сейчас господин Смолий уйдет, а контроль над Национальным банком возьмет условный Богдан Данилишин, то есть фактически Офис президента, длительно сильная девальвация нас точно ждет. В краткосрочной перспективе будет давление, будут, безусловно, элементы паники. Но мы можем заметить, что есть резервы для того, чтобы эту панику тушить.

— Может в этой истории сработать иностранное давление с целью сохранения независимости Национального банка?

 — Посмотрим. Прогнозировать то, что происходит в этой голове, очень трудно. Мне хочется надеяться, что сработает. Мне хочется надеяться, что заявление послов, которое было вчера вечером, сработает. Мне хочется надеяться, что демарш инвесторов сработает. Вчера правительство Украины привлекало более миллиарда долларов у рыночных инвесторов, и всю ночь все рыночные инвесторы, люди, которые управляют фондами на триллионы долларов, думали, как им отозвать свои заявки, как им аннулировать это соглашение, потому что они шли покупать долг Украины при независимом Национальном банке. Поэтому это точно будет давление, это точно будет сильная реакция. Но может ли понять господин Зеленский, чем это грозит Украине, я не знаю.

— Отставка Якова Смолия пока окончательно не принята. Как может развиваться ситуация?

 — Верховная Рада точно примет это решение, потому что Верховная Рада у нас — сборище непонятных людей. Сейчас вся ответственность на президенте. Президент должен подать заявление Смолия в Верховную Раду. То есть не Верховная Рада, не депутаты, сейчас вся ответственность на президенте лично.

— Еще одной мишенью Коломойского и его приспешников была госпожа Рожкова. Накануне она тоже написала, что правление остается и будет обеспечивать независимость Национального банка. То, что правление поддерживает заявление Смолия об отставке, но именно никуда не уходит, это что-то значит для нас или это просто промежуточный этап?

 — Скорее всего, промежуточный этап. Если сейчас все правление уйдет, мы получим коллапс. Заявление господина Смолия — это реакция на политическое давление, это реакция на то, что его заставили. Если бы правления сейчас ушло, то это был бы безответственный шаг. Кто-то должен принимать решения, особенно во времена турбулентности, которые запустили сейчас этим политическим давлением.

Сегодня то, что мы видим на межбанке, это очень сильное давление на гривну, и оно будет происходить. Для этого там нужна реакция Национального банка. Без правления такая реакция была бы достаточно эффективна. Поэтому правление должно пока оставаться для того, чтобы просто ответственно удержать ситуацию.

— Что отставка Якова Смолия будет означать для бизнеса?

 — То, что мы теряем независимость Национального банка, разрушает нашу макроэкономическую стабильность. Потому что в последние три года мы достигли макроэкономической стабильности. Мы знали, что курс стабильно рыночный, мы знали, что нас ожидает умеренная инфляция. Бизнес мог спокойно рассчитывать, делать прогнозы и инвестировать. Сейчас этот момент, когда есть полная дестабилизация. В Нацбанк могут прийти люди, которые просто хотят печатать деньги.

Для бизнеса здесь есть четкий сигнал — будет девальвация, будет инфляция, а значит, не нужно сейчас инвестировать, нужно сокращать расходы, готовиться к глубокому кризису, который не обязательно придет через неделю, может, в течение года, но обязательно придет. Я как представитель бизнеса это понимаю. И это сигнал для бизнеса, период стабильности завершен, период определенности завершен и начинается период хаоса и неопределенности.

— Что делать со сбережениями? Выходить в кэш и держать под матрасом, потому что стабильность коммерческих банков тоже может вызвать вопросы? Ваши конкретные советы? И что вы сделаете со своими деньгами?

 — Я сейчас не буду оставлять в гривне, это правда. Я не могу говорить вам «продавайте гривну», но у меня ничего в гривне не будет. Но держать все же надо в банках. Лучше, наверное в банках с иностранным капиталом, потому что там так или иначе будет поддержка материнских структур, или в государственных банках, их так или иначе все равно поддерживает государство.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X