С высшим образованием, но без знаний. Как украинские агрокомпании борются с угрозой кадрового коллапса

16 мартa, 09:00
3099
Цей матеріал також доступний українською
С высшим образованием, но без знаний. Как украинские агрокомпании борются с угрозой кадрового коллапса - фото

Министерство образования и науки Украины

Студенты Белоцерковского национального университета изучают на семинарском занятии коров

Технологическая революция в агросекторе и развитие рынка инновационных решений оставили за бортом всю систему национального профильного образования, пишет журналист Александр Пасховер в статье для нового номера журнала НВ.

Уникальная ситуация возникла на кадровом рынке Украины в целом и в агарном секторе в частности. Алекс Лисситса, глава Совета по вопросам аграрного образования при Министерстве образования и президент Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ), называет ее "девальвацией высшего образования". И типична она не только для агро, уточняет Лисситса.

Итак, 17 аграрных университетов, три агроинститута, две агроакадемии, 86 агроколледжей и техникумов обучают сейчас около 153 тыс. студентов. Из них 90 тыс. — за счет госказны. Каждый год на свободный агрорынок выходит примерно 30 тыс. выпускников. А это, по оценке Лисситсы, на 20 тыс. больше, чем способна принять отрасль, ради которой организован этот праздник образования. Более того, те, кто все‑таки конвертирует свой диплом в работу по профилю, практически профнепригодны, так как в массе своей не обладают современными навыками, а порой и несовременными тоже.

“Вы можете себе представить, какое количество денег государство выбрасывает на ветер в то, чтобы в итоге подготовить курьера или работника для ресторана быстрого питания”, — вступает в дискуссию Юлия Порошенко, основатель платформы Agrohub, специализирующейся на агроинновациях.

Впрочем, это полбеды. Вот как, по мнению специалистов УКАБ, выглядит беда во всю ее ширь: во‑первых, в стране образовался острый дефицит квалифицированных кадров рабочих специальностей; во‑вторых, опытные работники не владеют новыми познаниями в агротехнологиях и чужды инновациям; в‑третьих, те, кому за 40, а это костяк отрасли, тяжело поддаются обучению современным практикам.

"Очень большой разрыв между группами людей, которые открыты для digital — готовы изобретать, развивать технологии, и теми, кому привычнее амбарная книга, — отмечает Дмитрий Скорняков, гендиректор агрохолдинга HarvEast. — Этот технологический разрыв увеличивается".

И вот представители более 50 агрокомпаний сели за круглый стол, сложились бюджетами и решили на основе магистерской программы Национального университета биоресурсов и природопользования (НУБиП) основать агрошколу под нужды отрасли, то есть для себя.

Если этот проект будет реализован, он будет масштабирован на всю страну. Если нет, тоже будет масштабирован, но с учетом допущенных ошибок. Отсутствие альтернативы не оставляет выбора.

"Бизнес начинает влиять на систему образования и трансформировать ее под свои потребности, — говорит Лисситса. — Основная задача — это переход от узкопрофильных специалистов к мультиталантам в агросекторе".

Я и трактор

В старосельской шутке "мы пахали: я и трактор" родился новый смысл. Речь уже идет не о лодыре, который приписывает себе чужие заслуги, а об образованном, технически подкованном механизаторе, способном самостоятельно разобраться во всех тонкостях инноваций. Например, в популярной сейчас технологии параллельного вождения. "То есть трактор едет сам — механизатор задает точки и дальше руль трогает только на разворотах", — поясняет новшество Скорняков.

Система параллельного вождения, которую HarvEast установил на свою технику, предназначена не столько для облегчения труда механизатора, сколько для избежания больших потерь. Еще недавно, чтобы не было двойной обработки пашни и посева, в поле устанавливали маркеры, прочерчивали по ним линии. Тракторист силился строго их держаться. Но это редко кому удавалось даже в трезвом состоянии.

Кроме того, на установку маркеров уходила пятая часть рабочего времени. Что вело к низкой производительности и сокращало доход механизаторов, так как он зависит от количества обработанных гектаров. Система параллельного вождения позволяет меньше пахать и больше зарабатывать. Но жизнь сильнее фантазии.

"Всем все объяснили, тренинг провели, — рассказывает Скорняков. — Приезжаю в поля — почти все сеют по‑старому".

Пришлось провести повторный тренинг и демонтировать старые маркеры. Результат ошеломляющий, но не тот, что ожидался. При малейшем форс-мажоре, когда, например, пропадает сигнал GPS, механизаторы вовсе не выходят в поля.

"Если им сказать: работайте по маркерам, — у виска крутят, — продолжает Скорняков. — Вот так инновации в нашу жизнь входят".

Человеческий фактор — все еще мощный барьер непреодолимой силы. Но если его отбросить, то на втором месте среди препятствий станет низкая квалификация работников сельского хозяйства, на которых внезапно буквально с неба упали космические технологии, в которые вложены огромные инвестиции. И речь не только о тружениках села, но и о тех, кто пашет в офисах за MacBook или iPad.

В свежем исследовании National Innovation Agenda Report был проанализирован эффект от внедрения современных технологий в 50 агрокомпаниях Украины. Среди множества прорывных и позитивных сторон есть и те, что вызывают тревогу. О них НВ рассказывает Порошенко, чья команда из Agrohub при поддержке Raiffeisen Bank Aval потела над этими исследованиями весь 2018 год.

Юлия Порошенко (третья справа) и ее команда из Agrohub презентовали исследование National Innovation Agenda Report, открывающее глаза на достижения и промахи рынка инноваций
Юлия Порошенко (третья справа) и ее команда из Agrohub презентовали исследование National Innovation Agenda Report, открывающее глаза на достижения и промахи рынка инноваций / Фото: Yevhen Stolitnii / Gate

Было проведено более 150 интервью с топ-менеджерами агрокомпаний, изучены все свежие и пожелтевшие решения, сделаны выводы. Вот три из них. Не все новые технологии применимы на практике, те, что применимы и доступны, собираются сейчас в базу данных Agrohub Innovation Solutions. Корпоративная культура важнее стратегии. И ее стандарты задает первое лицо. Третий компонент, самое узкое место, — это кадры, их мотивация, уровень профессионализма. Многообещающие проекты разбиваются о сопротивление не готовых к изменениям сотрудников или просто отсутствие таковых.

Компании научились соби­рать на свой сервер важную, опе­­ративную информацию, но что с этим массивом делать дальше, знают не все.

"Ты можешь обвешать технику сенсорами, датчиками, подписаться на погодные сервисы, у тебя будет множество информации, но если никто у тебя не использует данные для прогнозирования и принятия решений, то это бесполезный инновационный театр", — делает вывод Порошенко.

При этом она уточняет: цивилизационный разрыв между новыми технологиями и кадрами старой школы ощутим не только в Украине и не только в сельском хозяйстве. Просто в аграрной отрасли проблема усиливается за счет беспрецедентного технологического бума, за которым трудно поспеть.

"Мы фокусировались на глобальных вещах и забыли об основе — всеобъемлющих знаниях, которые нужно дать операторам в полях и на фермах, — признает Лисситса. — Мы запускаем дроны, но некому управлять трактором".

В активном поиске

Из всего вышесказанного Скорняков делает вывод, который у всех на устах: “Кадры действительно решают все”. Но это когда кадры есть. Когда их нет, все пытаются решить отделы кадров. Но тяжело искать рабочую силу в темном мире, особенно когда ее там нет. О чем свидетельствует опыт Ирины Мирошник, президента международной группы компаний IMMER Group и члена УКАБа.

"Мне нужен был агроном, — приводит она пример. — Мы целый год его искали".

К слову, агрономов в стране предостаточно, их уже много лет готовит сотня агровузов и колледжей. Но среди уже подготовленных не так много специалистов со знаниями, соответствующими современным требованиям рынка в целом и IMMER Group в частности.

Ксения Прожогина, директор департамента управления персоналом и коммуникаций агрохолдинга МХП, подтверждает, что кажущийся большой выбор на кадровом рынке — иллюзия. И поэтому HR-специалисты вынуждены опускаться до простых решений.

"Поиск сотрудника с высокой квалификацией часто предполагает простое переманивание и даже перекупку его у других компаний-флагманов", — признается Прожогина.

Но даже эти сверхмеры не спо­собны решить проблему кад­рового дефицита. И все из‑за эволюции в отрасли, происходящей на глазах одного поколения.

Прожогина указывает на такую сферу, как точное земледелие. В этой новой нише еще не существует необходимого количества готовых специалистов со знанием технологий, навыками в агрономии, инженерии, GPS-позиционировании, обработке массивов данных и в IT.

К тому же в ближайшее время в отрасль массово залетит беспилотная полевая агротехника, а значит, появится и уже появляется спрос на специалистов, совмещающих навыки механизатора и инженера-пилота с базовыми IT-навыками.

"Поэтому стратегическая цель — взращивание собственных лучших специалистов, — резюмирует Прожогина. — Компаниям выгоднее инвестировать в развитие действующих сотрудников".

Нельзя сказать, что сами компании довольны таким поворотом, когда приходится самостоятельно повышать квалификацию сотрудника, поднимая ее с нуля. Как объясняет Лисситса, нынешняя вузовская программа сформирована еще в первые послевоенные годы и предлагает узкую специализацию.

“Пять лет мы учим агронома по специальности защита растений, потом приводим его в компанию и учим его там еще два года по всем другим направлениям”, — продолжает он.

Чтобы положить конец подобной практике, в УКАБе решили положить начало практике другой — своими деньгами, мозгами и ресурсами создать магистерскую программу на базе столичного вуза НУБиП.

"По сути, эта программа — начало трансформации всего аграрного образования, переход от классического советского состава к более современному бизнес-ориентированному", — резюмирует Лисситса.

Зрят в корень

Новую образовательную программу отцы-основатели назвали Агрокебеты (от забытого украинского слова кебета — знание, способность, навык). Набор в этот первый магистерский класс уже начат. Причем упор сделан не на студентов сельскохозяйственных вузов. И вот почему.

Лисситса разъясняет, что в многочисленные украинские агровузы и колледжи рванули не только те, кто собирается строить свою карьеру в сельском хозяйстве, но все больше те, кто попросту не смог преодолеть порог и поступить куда‑либо еще. Мягкая альтернатива для двоечников. "Соответственно мы собираем из агро лучших из худших и надеемся, что они дадут нам мегапрорыв, — откровенничает Лисситса. — Нам проще обучить географа, биолога, айтишника аграрному бизнесу, нежели научить не самого лучшего агронома стать менеджером. Мы берем умных, амбициозных".

Самых амбициозных будут обу­чать самые умные. Ирина Мирошник одна из них. Она и директора из ее компании IMMER Group будут давать мастер-классы, читать спецкурсы, опираясь на опыт, заработанный на международных рынках.

"Вот Юра Мельник придет, расскажет, — говорит она об одном из директоров МХП и бывшем министре агрополитики. — Ну и Алекс [Лисситса] вообще шикарен, когда рассказывает".

Алекс действительно шикарен, когда он рассказывает, но еще больше 44‑летний агропредприниматель убедителен, когда демонстрирует все на личном примере. Для этого у него есть ИМК, агрохолдинг, входящий в десятку крупнейших в стране. Здесь он трудится генеральным директором.

Лучшие студенты пройдут практику в этой или любой другой подобной украинской компании, а также найдут свое первое рабочее место.

“Это оговаривается в правилах [приема], — говорит Мирошник. — Когда их [студентов] берут в менторство, их сразу же разбирают в компании”.

Правила и менторы — это часть договоренности между участниками проекта, которые сошлись на том, чтобы с нуля отстроить в Украине современное агрообразование и подготовить квалифицированные кадры под свои потребности.

"Система менторства — я в нее очень верю, — восторгает­ся Порошенко. — Я работала в международных компаниях, и там каждому [новичку] дают ментора, который его направляет. Это простой и эффективный инструмент передачи знаний".

Сшитый по западным лекалам образовательный проект направлен на то, чтобы накопить интеллектуальный потенциал отрасли и не расплескать по всему миру тот, что уже есть, как это происходит сейчас из‑за оттока перспективных кадров за рубеж.

"Они, [будущие студенты] могут развиваться и строить карьеру, не рассматривая зарубежные возможности, — питает надежды Наталия Кульчицкая, и. о. руководителя департамента персонала Кернел. — Зная, что в Украине можно формировать высокий уровень дохода".

Стоимость партнерского участия для бизнеса в Агрокебетах — от $ 9 тыс. до $ 30 тыс. Средства эти будут затрачены на звездных преподавателей, преимущественно практиков, в том числе из западных вузов.

Тарас Высоцкий, гендиректор УКАБа, уточняет, что такая “западная голова” за один модуль обойдется Агрокебетам примерно в $ 6 тыс. Эта финансовая нагрузка не ложится на плечи учащихся. Бизнесмены-энтузиасты уже собрали часть средств — $ 250 тыс. для текущих образовательных потребностей первых 50 студентов. И это только начало.

"У нас большое желание после пилотного проекта внедрить подобную систему и в других агровузах, — заключает Лисситса. — Эта программа — начало трансформации всего аграрного образования".

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

ТОП 3

Экономика

22 мартa, 18:22

thumb img
Глава Газпрома в Москве в присутствии Бойко и Медведчука предложил поставлять в Украину дешевый газ
2575
Экономика

22 мартa, 16:36

thumb img
Цена на газ в Европе упала ниже $200 за тысячу кубометров
1564
Экономика

22 мартa, 20:03

thumb img
Трамп назвал кандидата на должность члена совета ФРС
1332

Главное

События

Сегодня, 03:11

thumb img
Климкин заявил о деградации образования в Украине после распада СССР
Политика

Вчера, 20:03

thumb img
Жена Зеленского рассказала, какой представляет себя в роли первой леди
Футбол

Сегодня, 01:26

thumb img
Испания победила Норвегию, Италия одолела Финляндию. Результаты матчей отбора Евро-2020 - видео